Месть злейшим врагам

Завершена работа по созданию аппарата для требований науки и промышленности в быстрейшем осуществлении математических вычислений — компьютера. Адольф Найп знал, что у компьютера прекрасная память. Грамматика английского языка в известной степени подчиняется математическим законам. Он решил построить автоматический сочинитель. Благодаря гению Адольфа Найпа была создана машина, способная писать романы. Но этим дело не закончилось.

Другие книги автора Роальд Даль

Эта занимательная история о том, как научиться распознавать ведьму среди людей. Ведь ты можешь сидеть рядом с ней, не подозревая, что это — настоящая ведьма! Ведьмы так похожи на обыкновенных женщин! Но они чрезвычайно опасны для детей. К счастью, в этой книжке у мальчика была умная и наблюдательная бабушка, которая знала кое-что о ведьминских повадках. Но даже несмотря на её наблюдательность, ведьмы сумели ей здорово насолить! Иллюстрации Квентина Блейка.

БДВ — самый добрый на свете великан, это именно он приносит детям приятные сны. А главное — он стал лучшим другом маленькой Софи. К сожалению, не все великаны такие дружелюбные. Вот почему Софи и БДВ придумали смелый план, как навсегда освободить мир от злобных чудовищ наподобие Кровушкипопьём, Костипогрызём, Детокпожуём и их товарищей.

Матильда — гениальный ребёнок, но родители считают её тупицей, от которой у них лишняя головная боль. Правда же заключается в том, что её родители глупцы, занятые только собой. Им нет никакого дела до собственной дочери. И Матильда решила перевоспитать своих нерадивых родителей, а заодно и злобную директрису школы мисс Транчбул.

В 1988 году «Матильда» была признана лучшей книгой для детей, и по ней снят фильм. А в 1999 году в Международный день книги за неё как за наиболее популярную детскую книгу проголосовало пятнадцать тысяч детей в возрасте от семи до одиннадцати лет.

Сборник «Бойся кошек» представляет собой антологию классических и современных рассказов, посвященных столь любимому и столь знакомому домашнему животному — кошке. Но кошки в рассказах известнейших писателей США и Англии несколько иные, чем те, к которым привыкли мы: это кошки-демоны, кошки-оборотни, кошки-вестники.

Чтение мистических, «ужасных», ироничных рассказов антологии «Бойся кошек» станет удовольствием для читателя с самым изысканным вкусом.

Загадочный владелец шоколадной фабрики мистер Вонка наконец-то открывает ее двери! Но только перед пятью счастливчиками, которые нашли золотой билет в шоколадках Вонка, и в конце их ждет большой сюрприз. Кто же они?

Толстый обжора Август Глуп, избалованная грубиянка Верука Солт, амбициозная потребительница жвачки Виолетта Бьюргард, зомбированный телевидением Майк Тиви и Чарли Бакет. Скромный, умный, честный, благородный, смелый и… в общем, каким и должен быть настоящий герой.

«Чарли и Шоколадная фабрика» – одна из самых известных и популярных детских книг в мире. Полная фантазии и иронии повесть была переведена на множество языков и дважды экранизирована.

«Ночная гостья» — сборник повестей таинственного Роальда Даля, автора не очень известного у нас, зато глубоко почитаемого за рубежом. Ведь именно он когда-то создал кровожадных зубастиков и колоритного Чарли — владельца шоколадной фабрики.

Даль и сам очень колоритная личность. Его творчество невозможно описать в нескольких словах. «Более всего это похоже на пелевинские рассказы: полудетектив, полушутка — на грани фантастики; сюжет здесь легко и совершенно естественно торжествует над языком. Еще приходит в голову Эдгар По, премии имени которого не раз получал Роальд Даль» (Лев Данилкин, обозреватель «Афиши»).

В сборник вошли четыре «увлекательнейшие» и «соблазнительнейшие» истории, которые — интересный факт — были впервые опубликованы в Англии в журнале… «Плейбой»!

Знаменитая сказка в переводе Марка Фрейдкина с рисунками Фэйт Жак.

Шар, Шок и Шип — три самых жадных и злых фермера, каких только можно представить, — ненавидят мистера Лиса и его семью. Они стреляют в лис из ружей и собираются заморить их голодом. Но мистер Лис намного умнее фермеров, и у него есть хитрый, изумительный план.

История блестяще проиллюстрирована Квентином Блейком. Эта остроумная, добрая и мудрая книга ни одного ребёнка не оставит равнодушным.

В 2009 году по этой книге вышел мультфильм «Бесподобный мистер Фокс».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

Опять это проклятое ощущение, что на меня кто—то смотрит. И снова чувство, что все, что я делаю и вижу, тысячи раз уже было. Может потому, что городишко этой вшивый, ничем не отличается от всех остальных распроклятых городишек среднего Запада?

Солнце в зените жарит вовсю, и небо серое от пыли, так что гор на горизонте почти и не видать, и пустая главная улица — Мейн—стрит — как же ей еще называться? Пост—оффис, трехэтажное здание банка, закрытый магазин скобяных изделий — жара, сьеста. Двухэтажные дома состоятельных граждан — с плоскими крышами, верандами, навесами и деревянными колоннами. Полосатые занавески и горшки с геранью.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

— Как всегда, Аделаида Петровна запаздывает, — сказала преподавательница физкультуры и бодро закинула левую мускулистую ногу, туго обтянутую синим тренингом, на не менее мускулистую правую. — Прекрасно знает, что педсовет назначен на семнадцать ноль-ноль… — И она метнула быстрый взгляд на директора школы, восседавшего в конце длинного стола, накрытого зелёным сукном в чернильных пятнах. Директор старательно чинил карандаш и не отреагировал.

— Мой Гоша, — погромче сказала физкультурница, — говорит, что Аделаида Петровна приходит в класс после звонка…

Новый председатель колхоза «Светлый путь», что имеется в селе Медведка, сразу же ретиво принялся за искоренение пьянки. Перво-наперво были строго предупреждены самогонщики, а затем ликвидирован винный отдел в местном универсальном магазине. Пром- и продтовары размещались в просторной пятистенке, всем заведовала и торговала Нюся. Закрытие винного отдела она пережила тяжело. Несколько дней ходила с заплаканными глазами и скандалила в сельсовете, требуя снижения плана. Значимый тёмный привесок к товарообороту давали бутылки «бормотухи», разные портвейны и, конечно, водка. Жители Медведки забегали за хмельным больше по праздникам и по случаю приезда родни из дальних мест. Основными же потребителями считались буровики. Который год бурили они в тайге, километров за двадцать от деревни, и в любую погоду навещали Нюсю. Несколько раз даже, к восторгу деревенских ребятишек, прилетали на вертолёте. Товар всегда забирали оптом, сдачи не брали.

Хуршид обрывал с веток листья для гусениц шелкопряда… Странные они, эти гусеницы: едят только листья тутового дерева. Неужели у яблони или винограда хуже?.. Эх, однообразное это занятие. Сиди и готовь корм этим привередам до двенадцати, а то и двух ночи. Какие уж тут домашние задания о них и не вспоминалось. А взять хотя бы мать. Не выдержав бессонных ночей, в последние дни она очень устает. Да разве скажешь людям, что семье не под силу следить за коконами, когда весь колхоз ими занимается… А эти ученые. Неужели же не могут изобрести другой способ получения шелка? — удивлялся про себя Хуршид. Ведь ракеты в космос одна за другой летают, так почему же не придумать какую-нибудь еду посытней этой прожорливой гусеницы?.. С досады мальчик даже махнул рукой…

Войдя в собственный подъезд Нефедов оказался в кошмарном сне. Такого ужаса он, наверное, не испытывал в своей жизни никогда… Но кому и зачем нужно так пугать Нефедова?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мистер Ходди, вдовец, был помощником хозяина бакалейной лавки, человеком очень важным — распоряжался большим количеством таких ценных товаров, как масло и сахар. Клод Каббидж, питавший нежные чувства к его дочери, всегда чувствовал себя неуютно в его доме, а мистер Ходди постарался всё сделать для того, чтобы так и было. Старый Ходди частенько вёл дело к скандалу. Клод решил разводить опарышей и продавать их рыбакам. В любой достойной бакалейной лавке слово «опарыш» почти не произносимо.

Муж с женой пригласили к себе домой гостей для игры в бридж. Та пара гостей играет просто здорово, к тому же на приличные ставки. Впрочем, каждый играет в карты в меру своей порядочности. Жена решила поселить их в большую жёлтую комнату в конце коридора. К тому же, если взять микрофон и полторы сотни футов провода, то можно услышать, о чём говорят гости.

У женщины — четвёртые роды за четыре года… Недаром роженица беспокоится за новорождённого, ведь трое детей, родившихся раньше, — мертвы. Но так ли хорошо, что четвёртый выжил?