Месть саблезубых

Месть саблезубых

Гордеев Александр

Смерть охотника

Месть саблезубых

Старушка ужасно устала, она с самого утра собирала на болоте клюкву, относила ее в дом, и закладывала в бочку, часть на брагу, часть на зиму. Зимой здесь только и остается что пить самогон да закусывать клюквой. Хотя уж лучше так, летом бывало страшно. Hаезжали городские, причем все какие-то дикие, то распрашивать начинают, а не падал-ли здесь поблизости металичесский, сигарообразный предмет шестисотметровой длины, то начинают способности экстерносовые, тфу не выговориш, искать, а в ягодный сезон и вовсе жуть начинается. Марья Степановна вот ровно год назад померла, приползла поутру, глаза дикие, ничего сказать не может, в крови вся, токмо мычит сказать ничего так и не смогла, померла прям на пороге. Ох до ночи управитьсяб, да запереться. А через недельку другую и бражка поспеет, можно будет апаратик чудесный свой запускать, не простой аппаратик, а из той вот штуки здоровенной, что в 1991 упала здесь. Вот Митрофаныч-та, токма эту штуку вытащить и успел, а потом она в болоте-та и потопла, а через два дня после того Митрофаныч весь пятнами красными покрылся, да волдырями, помучался бедняга с недельку, да помер. Старушка поднялась по Гнилым скрипящим ступенькам, и с трудом открыв дверь вошла в дом. Солнце уже почти село, и бабуска решила что на улицу уже лучше не выходить, а запереться и поужинать. Прежде чем зажечь тусклую самодельную свечку бабушка закрыла ставни.

Популярные книги в жанре Ужасы

Игорь Гридчин

Они стояли за дверью

Они стояли за дверью. Злобные, чешуйчатые. Он это чувствовал. Сейчас они были здесь не просто так, но с явным намерением. С намерением положить всему конец. Прекратить его существование, как члена общества. Избавить его от проблем и страданий. Пожрать его, вот чего они хотели. Он сглотнул и тут же раскаялся в этом. Они его точно заметят. Он и так позволил себе роскошь - дышать, когда существа были отделены от него какой то полосой дерева и стали. "Что я им сделал, в чём моя вина, "- думал он. И тут же подумал: -"Hе важно, а важно то, что они собираются причинить мне вред, расчленить меня, а потом растворять и поглощать. Hо я этого не дам". И он потянулся к телефону.

В. Маркевич

ОСЬМИНОГ

Поздно ночью, проезжая по пустынным улицам города, Зигмунт возвращался к себе. После проводов холостяцкой жизни с коллегами по работе, в голове немного шумело. Завтра, а точнее сегодня, он женится на Хеленке. Поездка проходила без происшествий, хотя в голове и чувствовался избыток алкоголя, машину он вел твердой рукой. Уличные фонари тускло освещали надвигающееся шоссе и монотонно перемещающиеся одинаковые здания с закрытыми окнами. Вдруг, у одного из окон, он заметил движущийся силуэт. Особого внимания на это он не обращал, пока не понял, что это человек, свисающий в пустоту на уровне четвертого этажа. Это была девушка, ее держал мужчина наполовину высунувшийся в окно. Зигмунт резко затормозил, и услышал, как мужчина сдавленным голосом что-то говорит. Скорее всего, звал на помощь, и, несомненно, силы его были на исходе.

Сабир Мартышев

ЗАЯЦ

Славик стоял на остановке и, отворачиваясь от пронизывающего ветра, ждал трамвай. Какого черта меня дернуло идти сюда пешком, думал он. Hет, мне надо было прогуляться по магазинам и посмотреть чего же купить на 8 марта. Все равно же денег с собой нет. И это сегодня-то, 26 февраля, когда температура минус двадцать пять, не мог успокоиться он. Щеки были порядком отморожены, оставалась надежда на скорое возвращение домой и горячую кружку кофе.

Люди с такими интересами, как у меня — всегда оторваны от жизни. Именно так. Если, конечно, у них достаточно интеллекта понять это. Моя мама всегда утверждала, что у меня есть интеллект. Она наверняка будет волноваться, когда узнает, что я арестован за… ну, не стоит пугаться этого слова — за убийство.

Вот мы с нею посмеемся, когда меня выпустят отсюда. Да, при своем интеллекте я не теряю чувства юмора и про себя горжусь этим свойством характера.

Клементе Пальма

Глаза Лины

С тех пор как Джим, лейтенант британского флота и наш добрый приятель, стал служить в Английской пароходной компании, мы встречались с ним каждый месяц и проводили вместе пару приятных вечеров. Молодость Джима прошла в Норвегии, где он пристрастился к виски и абсенту, и когда выпивал, не мог отказать себе в одном удовольствии: во всю мощь своего громового голоса он распевал мелодичные скандинавские баллады, а потом пересказывал нам, о чем в них поется.

Павел Розов

ХУДОЖНИК

В полдень, когда жара стала совсем невыносима, а воздух превратился в неподвижное расплавленное желе, город опустел, словно вымер; жители попрятались в прохладу жилищ и даже собаки, куры и прочие обычные в подобных крохотных замызганных городках животные отсиживались в своих убежищах.

Единственным двигающимся предметом в поле зрения был мелкий мусор, лениво перегоняемый с места на место невесть откуда взявшимся, совершенно не ощущающимся на коже ветерком, и это еще больше усиливало впечатление покинутости и заброшенности.

Павел Розов

КРЫСЫ ГАМЕЛИНА

Свободный пересказ известной сказки.

Нильс зачарованно наблюдал за крысой, жадно вгрызающейся в женскую ногу чуть выше колена. На самого Нильса крыса не обращала никакого внимания, словно кроме нее и ее добычи на свете никого не существовало. Из разбитого виска на асфальт темным ручейком лилась кровь, успев уже образовать небольшую лужицу. Женщина была немолода и безобразно толста, но не упитанная, что является следствием хорошего, пусть и чрезмерного питания, а болезненно опухшая, из тех бесформенных и безвозрастных толстух, которых можно увидеть в самых нищих кварталах. Наверное, торопилась домой с приличным уловом - рядом лежали две большие хозяйственные сумки, продукты, бывшие в них, рассыпались по мостовой. Пластиковая бутылка с кока-колой подкатилась к его ногам, и он автоматически отшвырнул ее.

Скрипка, которая исполняет желания. Зеркало, которое показывает другие судьбы одного человека. Министерство сезонов, которое мешает наступлению зимы.

«Сны снежноягодника» – это сборник мистических, увлекательных и трогательных рассказов для чтения с кружечкой чая холодным зимним вечером. Они позволяют отвлечься от будничной суеты, успокоить разум и погрузиться в таинственный и морозный мир с неизменно положительным финалом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений Гордеев

"Живое" тело

...Мне не нужна молодость твоей кожи,

Мне даже не нужно, чтоб ты была светлой,

мне нужно,

Чтоб ты сумела принять все это

И жить на краешке жизни...

(c) П. Кашин

Его глаза невидяще смотрели сквозь заляпанное весенними дождями стекло окна, на шумящую, неприглядную улицу, где покосившиеся фонарные столбы грустно уставились единственным глазом в разбитый мокрый асфальт. Он сидел за столом, подложив под голову сложенные руки, казалось, рассматривал спешащих куда-то неопрятных, погрязших в своей деловитости прохожих, проносящиеся беспечно автомобили, сидящих на тополе черных, крикливых галок. Это только казалось. Кто мог заглянуть ему в глаза? Никто. А если кто-то и заглянул, то обнаружил бы в них только пустоту и отрешенность, уткнулся бы в глухой забор, прочно отгораживающий его от этого мира, с любовью и долготерпением им возводимый. Он был далеко, настолько, что вряд ли бы смог вернуться в реальный мир, сразу же, если бы это потребовалось сиюминутно. Лицо его время от времени мгновенными бликами озарялось улыбкой, точно солнечный непоседливый зайчик из детского зеркала, проносился по предметам, не оставляя на них следа. Мгновение назад он был, но больше его уже нет.

Гордеев Евгений

А как быть с днем?

"Мысль о самоубийстве - сильное

утешительное средство: с ней

благополучно переживаются

иные мрачные ночи"

(с)Ф. Ницше (По ту сторону добра и зла)

Пришедшее солнечное утро так и не принесло желаемого облегчения твоей измученной ночными кошмарами больной голове. Старая , известная с детства рекомендация Василисы о мудром утре и глуповатом вечере не работала. Все обозначилось, только еще четче и яснее, да исчезла обманчивая вера на не сбыточное будущее. Все осталось так же как вчера, так же как неделю назад, как месяц и годы.

Гордеев Евгений (Voland)

Я люблю своих родителей

Не забудьте позвонить родителям.

(с) Реклама

Ну вот опять, опять за стенкой Иринка кричит, вон как надрывается, как будто режут. Хих. Это Иринку, нашу соседку бьет мать, ее мамка с работы пришла, а отец опять что то из дома унес. Вот она ее и бьет, как будто Иринка виновата. Она ее всегда в это время бьет. Ну известное дело, как говорит моя мамка, наработалась - устала. Иринка - это девченка. Она наша соседка, и живет через стенку. Но стенки у нас такие тонюсенькие, что все очень хорошо слышно. Ей лет столько же, сколько и мне. И ее бьют почти каждый день, сперва мамка ее, когда с работы возвращается, а потом папка, просто потому, что жизнь не удалась. Так говорит ее папка - дядя Толя. Но это совсем не так. Это потому что у нее родители - пьяницы и она их не любит. Так сказала тетя Маша с соседней улицы. А тетя Маша все про всех знает А я люблю своих папу и маму. Они у меня очень хорошие. Бывает, что и меня бьют, но не так, как Иринку. Вот.

Евгений Гордеев (Voland).

Возлюби ближнего...

Мы рождаемся все с одинаковыми возможностями и шансами изначально, изначально ни чего не значащие, ни чего не имеющие и ни чего не умеющие в этой жизни. За, совсем редким исключением, каждому отпущено всего поровну, воздуха - столько, что бы не задохнуться, молока - что бы не захлебнуться, две руки - что бы научится хоть что-то удерживать, две ноги - что бы хоть как-то стоять на земле и не падать, голова - что бы осознавать себя то ли Богом, то ли ничтожеством. И только тогда, когда научимся делать и то и другое - начинаем понимать, что каждый, с кем ты столкнулся на своем пути - это огромные человеческие миры, которые ты пытаешься познавать всю свою сознательную жизнь. И, чем дольше живешь на этом свете, тем все шире, все ярче и больше загораются возможностей при изучении мира другого человека. Как в компьютерной игре, надпись - свойства. Ты выходишь, все на новые и новые уровни игры, другой человек становится для тебя все более понятным и доступным, все более легко управляемым, и ты с удовольствием в случаи нужды, а чаще и просто без случая используешь эти его свойства, наивно веря, что твоя собственная жизнь запаролена семью печатями и не доступна ни каким хакерам. Ты веришь, что ты Бог своей собственной разъединственной жизни, что только ты Бог, и только ты можешь ею (жизнью) распоряжаться по своему собственному усмотрению, по своему собственному хотению и желанию. Но если ты не совсем глуп, то приходит время, когда начинаешь даже не понимать, а только догадываться, только догадываться о том, что вокруг тебя, все те же миры, только с другими создателями, с другой религией, с другими правителями. И как всякие Творцы, они лишены какой либо жалости к тебе. Они Боги. Они лишены вообще какой-либо жалости, у каждого своя вотчина, свой задел, своя нива. Богу не приличествует быть жалостливым, Богу не приличествует быть моральным, быть честным, ровняться на общепринятые, человеческие нормы, быть добрым или быть злым. Иначе это уже не Бог. И каждый наровит тебя одарить своей безграничной святостью, навязать тебе свое понимание и ощущение, свою религию, свой мир. А ты как тростник в ветреную дождливую погоду лишь только смеешь тихо роптать себе под нос, выражаешь недовольство положением вещей шепотом, гнешься, то в одну то в другую сторону, тяжелеешь и пухнешь от святости других, набираясь ее и отторгая ее.