Мешок историй (сборник)

В книгу вошли истории, рассказанные и присланные составителю книги северянами, главным образом жителями Архангельской, а также Вологодской областей, Республики Коми, Республики Карелия и других городов и весей России. Истории подлинные и весьма поучительные: о любви и измене, о тонкостях рыбацкого дела, о вредных привычках и о том, как от них избавиться, о нечистой силе и народных рецептах от хворей и болезней…

Какие-то истории А. Росков помнит с юности, какие-то были записаны им в зрелые годы. Последние двадцать с лишним лет работает в газетах, десять из них – редактором газеты «Завалинка» (ООО «Издательство «Северная неделя», г. Северодвинск Архангельской области). В газете он не раз объявлял конкурс рассказов на ту или иную тему. Два года назад Александр при встрече со своим другом и однокашником по Литинституту Константином Савельевым, проживающим на Украине, рассказал ему несколько подобных историй, и тот загорелся идеей: а почему бы не издать эти байки отдельной книгой?

И вот она – эта книга!

Отрывок из произведения:

Давно это было, я еще девчонкой бегала. У нас жил одно время мамин брат – дядя Петя. Он работал директором торга, был членом партии.

В субботу у нас была баня вытоплена. Все помылись, а дяди Пети нету и нету – где-то на работе задержался. Пришел уже в первом часу ночи.

Мама говорит:

– Вот, братец, баню прогулял!

А он:

– Не прогулял! Не верю я ни в какие предрассудки!

И ушел мыться.

Я спать легла. Вдруг слышу – на кухне шум, гам! Я выбегаю из спальни – дядя Петя голый стоит и весь в мыле. Только, говорит, пришел в баню, разделся, начал голову намыливать – вдруг кто-то невидимый выхватил мыло из рук и стал его мылить.

Популярные книги в жанре Современная проза

Скептические интеллектуальные эксперименты в жанре романа, призваны доказать, что доказать нельзя ничего, что истина множественна, а жизнь парадоксальна и трагична.В центре страдающий герой-идеолог, занятый интеллектуальной эквилибристикой и жалобами на незадавшуюся жизнь, а также некая глобальная философско-экзистенциальная оппозиция. Оппозиция духа и тела, оппозиция реальности и воображения. Все картины убедительно пластичны, объемны и выпуклы. В композиционном плане роман представляет собой сплошной поток воспоминаний-размышлений. Герой, ничего не делает. Ходит и бухтит на тему. Бухтит твёрдо и литературно. Это настоящая русская проза очень высокого качества.» (Александр Агеев, "Русский журнал")

А может быть, “любовница” – это просто определенная степень родства?

Из того же ряда понятие, что мать, сестра, жена, дочь, бабушка, тетушка, невестка, свояченица – кто там еще?

Вроде бы уже тысячу лет мы с тобой не виделись. Несколько междугородных телефонных разговоров не в счет, на почтовую переписку у обоих нет ни сил, ни времени – такой беспощадной разлуки, такого реального разрыва не выдержат ни страсть, ни дружба, ни деловое сотрудничество. Только родственные узы могут уцелеть. Что-то типа этого нас связывает.

Антонине, милой сестре.

Положив согнутую руку на стол, Костя лег на нее щекою и принялся смотреть на банку с водой, куда только что капнул черной тушью. Тушь устремилась на дно, расползлась в пути осьминожьими щупальцами.

– Бисэй!^1 – громко произнес Костя, и звук его голоса, словно капля туши, устремился к началу двадцатого века, где одетый в черное кимоно Акутагава, выпростав из широкого рукава худую руку с зажатой в пальцах кистью, окунал ее в тушечницу. Держа кисть вертикально, касался ею листа, и ссыпались с кончика иероглифы.

Повесть

От автора Только что я, наконец-то, поставил последнюю точку в повести, которая достаточно длительное время не давала мне покоя. Не могу сказать, что на все сто процентов доволен полученным результатом, и скорее всего мне предстоит еще очень долгий процесс правки, но так или иначе, основная часть работы завершена. Я хочу поблагодарить всех тех, кто был со мною, пока я болел этой вещью, кто терпеливо выслушивал мои разглагольствования, давал советы, а самое главное – верил в меня. Без вашей поддержки мне было бы во много раз сложнее, и поэтому будет вполне справедливым, если “Три дня и три ночи” я посвящу вам, своим любимым друзьям.

Отчужденность человечества от самого себя достигла уже такого уровня, что оно может переживать свое собственное уничтожение как эстетическое удовольствие высшего класса.

Вальтер Беньямин

Factum: Andy Warhol – художник словацкого происхождения. Родился 6 августа 1928 года в Питсбурге, умер 22 февраля 1987 года в

Нью-Йорке, похоронен в Питсбурге.

Andy Warhol – один из самых успешных и влиятельных художников ХХ века.

В 1945 – 1949 годах Andy Warhol изучал искусство в Питсбурге. Потом работал иллюстратором в журналах и рекламных агентствах Нью-Йорка.

повесть

В день желтого тумана из пункта С. в пункты Т. и О. с севера на юг отправилось четверо человек с целью отдохнуть и развлечься в летний период. Начнем и мы с богом и потихонечку.

Женщина с непреклонным подростком вышли из вагона и отыскали у железной ограды белый “опель” с придремавшим водителем.

– Привет, Вадик. Как дела, отстроились наконец? – спросила Оксана, устроившись на сиденье.

– Всю зиму на кильке с гречкой. Зато хоромы, – завистливо вздохнул водитель, неспешно тронувшись.

Вечером у директора была назначена репетиция. В сумерках он вышел в коридор на охоту. Новая жертва появилась, повиливая тазом, точно под юбкой у нее был руль.

– Зайди ко мне, Лиза.

Он запер обе двери – и свою, и секретарскую.

– Я хочу тебе спеть. Послушаешь?

Лиза пришла в смятенье, но преодолела себя. Села, как отличница, сложив на коленях руки, и приклеила к лицу ожиданье. В скорости перевоплощений ей мало равных.

Певец выложил ключи на подоконник и поглядел вниз. Машины разъехались, здание опустело, охрана не услышит. Он набрал воздуху.

Вере всего шестнадцать, но она уже достаточно хлебнула горя: сестра и мать почти одновременно уходят из ее жизни, и девушка остается совершенно одна с болезненным грудным ребенком – слепоглухонемой девочкой. Время идет своим чередом, и когда малышке исполняется восемнадцать, жизнь все расставляет на свои места: на горизонте появляются те люди, которые раньше имели прямое отношение к больной девочке. Теперь семейные тайны предстают в своем истинном свете.

Комментарий Редакции: Страшно – ведь про жизнь. Финал романа «Капелька» еще долго оставляет в ужасе и удивлении от предложенного сюжетного выверта.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мюриэл Спарк — классик английской литературы, писательница, удостоенная звания дамы-командора ордена Британской империи. Ее произведения — изысканно-остроумные, балансирующие на грани реализма и сюрреализма — хорошо известны во всем мире. Критики превозносят их стилистическую многогранность, а читателей покоряют оригинальность и романтизм.

Два самых ярких романа Мюриэл Спарк.

Учительница Джин Броди — героиня первого произведения — богиня и злой гений шести эдинбургских школьниц. Эта неординарная женщина пытается учить их «Истине, Добру и Красоте», но методы ее преподавания шокируют окружающих, да и самих школьниц…

Молодость «девиц» из второго романа пришлась на конец Второй мировой. Эти юные создания бедны, как, впрочем, и все достойные люди в Англии, однако надеются сделать карьеру в столице и хоть как-то устроить личную жизнь.

У Анастасии было почти все, о чем только могла мечтать юная девушка. Все, кроме любви. Невероятный случай сводит ее с Дмитрием. Но влюбленных разделяет настоящая пропасть. Он — обыкновенный певец из ресторана, она — дочь влиятельного банкира. Но ради того, чтобы быть рядом со своим единственным, Анастасия готова пожертвовать многим… Ни минуты не сомневаясь, она бросает родной дом и отправляется в рискованное путешествие…

Изучение истории и быта старообрядцев является важнейшим аспектом для современных историков – этнографов, религиоведов, фольклористов и краеведов.

Книга уральского краеведа и православного историка Щербины Д. Е. содержит очерки по истории и обычаям староверов посёлка Верх-Нейвинский Свердловской области, являющегося одним из оплотов старообрядчества горнозаводского Урала.

В издании впервые на основе архивных документов, сохранившихся мемуаров, письменных и устных воспоминаний очевидцев проведено исследование истории старообрядческих общин одного из старейших демидовских заводов, описана судьба староверческих церквей и храмов посёлка.

Публикация о погребальном обряде верхнейвинских староверов приоткрывает один из пластов уральской старообрядческой культуры, показывая всё её древнее многообразие и колорит.

В книге приведены фотографии из архива автора и других источников.

Издание может быть интересно краеведам, историкам, исследователям православной культуры и быта, а также интересующимся историей Урала, культурой и бытом старообрядцев.

Основу книги составляет рассказ православного священника Огибенина Макария Мартиновича о посещении им раскольнического скита в Пермской губернии. С особым колоритом автор описывает быт старообрядцев конца XIX века.

Текст подготовлен на основе оригинального издания, вышедшего в Санкт-Петербурге в 1902 году.

Также в книгу включён биографический очерк «Исполнил клятву Богу…», написанный внучкой автора Татьяной Огибениной. В качестве иллюстраций использованы фотографии из семейного архива Огибениных.

Адресовано краеведам, исследователям истории и быта староверов и всем, кому интересна история горнозаводского Урала.