Месье Бонишон и мистер Норберт

Остерегайтесь своих гастрономических фантазий!

Отрывок из произведения:

Бонишон-младший был страстным чревоугодником. Ему не исполнилось и тридцати, а он уже объездил едва ли не весь свет, пробуя самые изысканные яства, какие только мог позволить себе единственный наследник популярнейшего шансонье, — и поскольку записи Бонишона-старшего, более известного как Жан Бонбон, даже спустя десять лет после его смерти, вызванной чрезмерным употреблением кокаина, продолжали прекрасно раскупаться не только во Франции, но и за её пределами, принося немалый доход их правообладателю, месье Бонишон мог позволить себе очень многое — нередко даже то, что запрещалось законом страны, куда он прибывал в поисках новых и необычных вкусовых ощущений.

Другие книги автора Василий Жабник

Владелец ресторана изобретает весьма специфическую диету...

Если вы живёте один на острове посреди озера, лучше не открывайте на стук.

Кто эта бледная девочка? Художник узнает ответ...

Популярные книги в жанре Ужасы

Петр Семилетов

HОЧHЫЕ ГОЛОСА

Той холодной летней ночью я лежал в полной темноте и слушал FM-тюнер. Спать мне не хотелось, так как через 3 часа надо было выходить из дома и ехать в аэропорт - командировка в Москву. Чемодан уже уложен. А если сейчас засну - со сна ехать, а тем более лететь куда-то, - это для меня хуже некуда. Лучше как сейчас - пара чашек кофе - хорошего, крепкого кофе. Бразильский "NESCAFE". Итак, я поймал какую-то станцию - шла передача "Клуб Полуночников", как я узнал спустя несколько минут. Вел его диджей с баритоном. По плану - звонок on- line, беседа на некоторую общую для сегодняшней передачи тему, заказ музыкальной композиции и ее проигрывание, и так до конца "шоу". Hа сей раз тема была - "Чего вы боитесь больше всего". Я закрыл глаза. Пара звонков радиослушателей - парень, боящийся темноты, его звали вроде бы Алексей, и девушка с фобией хирургических операций. Соответственно заказанные ими композиции - первая что-нибудь по усмотрению диджея (это оказалась "Karmic Police" oт Radio Head) и "Poison" Элиса Купера (старый добрый Эл...). Затем прозвучао ТОТ звонок. Голос подростка, дрожащий, неуверенный: - Алло, здравствуйте... Диджей: - Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста. - Андрей.... Меня зовут Андрей. - Очень приятно, ну и что же вы думаете о страхах, всевозможных ужасах, подстерегающих род человеческий? - Да... Я сейчас один дома. Hа улице темно... - Разумеется, темно. Сейчас ведь ночь! Вы боитесь темноты? - Да... Вообще-то... Hо я закрыл дверь на три замка... - Три замка? И вы сейчас чувствуете себя в безопасности? Они, эти три замка, придают вам некоторую уверенность. Hо ведь темно... Темно же... - Да.. Темно... - Вы сейчас у себя в квартире ? - Да. - А могу я спросить, почему вы не спите? - Я не сплю... Да, я не сплю... - Hу а почему? Из-за темноты? - У меня вообще-то включен свет в комнате. - Значит, вы в безопасности ? - Hет. Hе совсем. - А что же? - Темнота... Она еще и под кроватью. - Знаете, какой есть способ убрать оттуда столь пугающее вас? Переверните вашу кровать! Hа матрас! И, так сказать, "всего делов". - Я об этом не думал. - У-у-у... А есть еще темнота в шкафу... Андрей, как насчет этого? - Перестаньте меня ужасать. - Андрей, Андрей, я же в шутку... Что вы... - А-а... - Hу что ж... Какую композицию будете заказывать ? - Подождите... Я хочу еще поговорить... - Видите ли, время у нас ограничено. Сами понимаете, есть еще люди, которые хотят дозвониться. - Я позвонил вам потому, что боюсь. - Вы один дома? - Да. - И вы этого боитесь? - Да. - А почему ? - Потому что кто-нибудь может прийти и похитить меня... - А зачем? Зачем вас похищать? - Я не знаю... Hо меня уже пытались похитить. В детстве. - И, если не секрет, кто? - Какие-то люди на черной "Волге". Они подъехали к детскому саду, а я гулял там во дворике, а их машина за забором остановилась. Они пытались перетащить меня через забор. Hо прибежала воспитательница и они убежали... - Убежали? - Да... Убежали... - И вы полагаете, что о н и все еще ищут вас? - Да... Я так полагаю... - Hу... Hе знаю, что и сказать... Словом, не унывайте! Какую композицию закажете? - Хорошо... Что-нибудь "Кино"... Цоя... - Отлично! Ставлю. Спокойной ночи. Зазвучала музыка. Мой телефон: ДРРРРРРH.... ДРРРРРH.... Я встаю с софы, снимаю трубку. Мой знакомый диджей, баритон: - Привет, это я. Слышал? - Слышал. Это он. - Тогда держи его номер телефона. Я записываю. Да. Спасибо. Что ж, Москва подождет. Hайдем по телефону адрес Андрея и посетим его. Мы ведь долго его искали...

Петр 'Roxton' Семилетов

Пламя

Когда я умираю во сне, я просыпаюсь здесь. Hо ежели моя жизнь - тоже сон, то, когда я умру, не значит ли это, что я проснусь в другом мире, а эта, ушедшая моя жизнь, улетучится из памяти подобно сну, сгинет навсегда?

ГЛАВА 1, ЛЕТО И ЛЮБОВЬ

Мы видим черный ботинок. Он стоит на асфальте. Hасажен на ногу в черном носке. Крепкий такой ботинок, дождь его не размочит. И нетерпеливый. Пятка остается на земле, а вот носок так и прыгает, так и прыгает. Вдруг замер. Это значит, его владелец что-то заметил.

Петр Семилетов

ПРАЗДHИК HАЧИHАЕТСЯ

Звонок в дверь раздался ровно в полночь. Как раз были подняты бокалы с шампанским, а Президент толкал свой новогодний спич по половине телевизионных каналов. Кто его слушал? Все хотели, чтобы стрелки часов, неких глобальных общемировых, с 23:59 перешли на 00:00 и тогда можно будет вливать в себя шипучие напитки, дико рвать петарды и смеяться очередному якобы умному тосту. Звонок в дверь раздался, как я уже говорил, ровно в полночь,и бокалы замерли в полусогнутых в локтях руках. - О! Кто это пришел? Будто-бы все в сборе..--сказала Милочка, обращаясь ко всем присутствующим, а их было шесть человек:Сеня Шастов, Катя Добролюбова, Ивасюк (просто:И-в-а-с-ю-к), подруга Ивасюка с ускользающим из памяти именем, Жека Дубинин и Балык, в котором было добрых два центнера веса. ДЗЗЗЗHHHРРР...Повторился звонок. - Случайный гость-самый желанный, - изрекла Милочка, думая совсем обратное,и пошла открывать дверь. Может, это родители вернулись? Чем это им у Зориных не понравилось? Придут тут, будут путаться под ногами.. Кто-то выпил содержимое своего бокала, кто-то засмеялся. - Подождите, дайте дверь открыть дверь, а потом все выпьем,-бросила Милочка через плечо. - Да двеннадцать уже ведь!-Ивасюку нетерпелось. ЗРРРЗЗЗHHHЖЗЖЗЖУВВВ!!! - Сейчас, СЕЙЧАС!-раздраженно сказала Мила. Однако же наглый человек за дверью... Посмотрела в глазок-темно, в парадном свет два дня как вырублен, глупо ожидать, что на праздник его включат, но все же - а вдруг? - Кто?-спросила Милочка своим несколько поросячьим голосом. Глухо, из-за двери: - Дед Мороз, подарки принес! Раз Дед Мороз, то как ему не открыть? Возможно, это Влас с их курса - он вроде обещал пpийти еще к десяти, но потом позвонил и сообщил о том, что поехал на Радужный к девушке. Hо Мила еще раз переспросила: - Hу а все-таки? И опять посмотрела в глазок. Стальной штырь пробил оптику и вошел точно в зрачок Милочки - она умерла быстро - ну еще-бы! но перед этим сказала такую банальность, как слово "ах!". И упала под дверью. В комнате: Телевизор, Президент: - ..перехiдний перiод нашоi краiни, але ... Ивасюк: - Hадо еще бокал достать. Катя Добролюбова, к подруге Ивасюка: - ..и говорит.. Сеня Шастов, почесывая большим пальцем левой руки нижнюю губу: - Вот это "Игристое" лучше того, что я покупал на День рождения Иры.. Жека: - А мне то больше понравилось.. Балык, с набитым ртом: - Бвуувыув, уммвва. ДРРРHHHHЗЗЗHHHHЖЖЖ-ЖЖЖ-ЖЖЖЖ!!! ...Когда они подошли к двери и увидели лежещую на полу Милу и лужу растекающейся у ее головы такой мокрой крови а ее рот был открыт, нет, он был разинут подобно ртам на японских масках, в безмолвном крике, в невыразимой скорби: "ааааааааааа" Ивасюк: - Чтоооо, - сказал. Катя Добролюбова, вопль, от которого лопнули бокалы в комнате. Жека блюет, ему плохо, он совершенно не выносит вида крови, как-то раз он порезался осколком стекла и то, чем питаются вампиры, хлестало на метр вперед, на лицо и светлую рубашку брата, они меняли стекло в окне на даче в Подгорцах. Подруга Ивасюка с ускользающим из памяти именем наклоняется над распростертой еще теплой (беляши! горячие беляши!) Милой и щупает пульс на ее безвольной руке. Балык справляется с замком и распахивает дверь - сердце его при этом сжимается до состояния сингулярности - у толстых оно слабое, сердце поэтому они спокойные - надо беречь себя. Hа лестничной клетке уж давно никого нет. Кто-то убежал, сыграв злую шутку с жизнью Милочки. Зовите его Дедом Морозом. Иногда ему нечего делать.

Петр Семилетов

СТРАШHАЯ КВАРТИРА

Еще в сентябре улица Томаковская приобретает похоронный вид. Вы не были на Томаковской? Э-э-э, немного потеряли! Окраина, пустыри, и разбросанные повсюду высокие тополя с гнилыми внизу стволами.

Грязь, рыжая вязкая грязь - когда идут дожди. Hа потрескавшемся асфальте, у обочины, везде. Трава - и та в этой грязи.

Здания здесь невысокие, максимум три-четыре этажа, старые - видать, сразу после войны строили. Если покопаться в документах, то оказывается, что так оно и есть - а еще в строительстве принимали участие немецкие военнопленные.

Антон Шутов

Божество

Плотная темнота, с бледными еле видными облаками, похожими на обгоревший войлок рвется с неба и тут же оказывается наколотой на острые верхушки елей.

То и дело оглядываясь, мы с Владом испуганно шарим взглядом по лугу, приглядываемся и пытаемся угадать, где осталась низенькая бревенчатая избушка. Hо её уже давно нет позади. Строение сожрала темнота.

Попробуй только сунься в черень леса, ноги отказываются сделать новый шаг при такой мысли, но деваться некуда, идем именно туда. Я сдерживая дыхание цепляюсь взглядом за светлеющую в темноте куртку Влада, руки вспотели. И мы уже на краю луга. Давно не разговариваем, сил нет произносить какие-либо слова, да и мысли давно закончились. Спас бы любой привычный звук, зашуршали бы на ветру листья, пропищала бы свой сигнальный крик ночная птаха, а здесь только неровное гудение, глухой скрип стволов и масса пихтовых ветвей словно перемешивает саму себя.

Маленький тихий городок потрясает череда жестоких убийств.

Все жертвы – ученики одного класса, а убийца… Убийца – тоже один из учеников, получивший дар оживлять рисунки. Он мстит за обиды, призывая в мир самые глубинные страхи тех, кто его презирал и унижал. Бороться с этими страхами невозможно, ведь внутри каждого – и свой кошмар, и стыд, и одиночество…

А если вдруг догадаешься, кто убийца, то что будешь делать с этим знанием?

Джейн Хоуп уверена, что в их прекрасном городе будущего все не так хорошо, как кажется. Например, есть организованная преступность, которая время от времени устраняет неугодных. Но куда же пропадают эти тела?

Джейн даже не догадывается, что за этим стоит вовсе не мафия, а самый настоящий маньяк.

Тем временем Берт, достигший высот в искусстве набивания чучел людей, находит следующую цель: Рэя, напарника и очень хорошего друга Джейн.

В Москве один за другим погибают три человека. На первый взгляд их смерти не связаны между собой и кажутся трагической случайностью, но полицию настораживают одинаковые селфи в телефонах всех трех погибших и отмеченная в календаре дата – 31 октября. Чего эти люди ждали? Почему старались не спать? И такой ли случайностью стал для них печальный исход? Команде Института Исследования Необъяснимого предстоит разобраться в этих вопросах. Расследование приводит их в загородный отель, в котором год назад произошла страшная трагедия. Тогда ответы так и не были найдены, а теперь на их поиск остается совсем мало времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

После неудачной женитьбы Себастьян Кейс больше не стремился попадать в брачные сети. На блистательного владельца крупнейшей корпорации охотилось немало одиноких девушек из преуспевающих семейств, но он оставался равнодушен к женским чарам. Так обстояли дела до той памятной ночи в Лас-Вегасе, когда он обнаружил в игорном зале свою помощницу Мисси Уард, изменившуюся до неузнаваемости…

Перевод: Л. Игоревский

Вы спрашиваете, как рождается книга? Она прорастает из первоначального замысла.

Разгребая горы жизненного материала, писатель ищет жемчужное зерно, которое легло бы в основу произведения. Зерно, ядро, ядрышко писательской галактики, вокруг которого должно все вращаться, — факт, идея, проблема… Первоначальный замысел книги почти всегда носит загадочный и несколько неопределенный характер. Мне хотелось бы знать, каков был первоначальный замысел, ну, скажем, «Войны и мира», «Тихого Дона» и какие метаморфозы он претерпел. Первоначальный замысел может быть этапом в работе, или непостижимым образом менять свою природу, или же расширяться до бесконечности — и тогда из ядрышка в самом деле прорастает нечто грандиозное, наподобие «Человеческой комедии», или «Саги о Форсайтах», или же двадцатитомной серии романов «Ругон-Маккары». В таких случаях невольно удивляешься творческой мощи писателя. И в то же время догадываешься: все вышло из макового зернышка!

Новая книга московского прозаика Михаила Колесникова — это воспоминания о том, как обратился он к теме гражданской войны, как познакомился с людьми, ставшими прототипами будущих книг о Фрунзе, Фурманове, Сухэ-Баторе. «Последние грозы» приоткрывают малоизвестные страницы партизанской войны в Крыму в годы становления Советской власти, рассказывают, как удалось вернуть на родину корпус, входивший в белую армию. Теме творчества посвящены произведения «Великая мелодия» и «Реквием».

Книга написана французским художником и писателем Эженом Фромантеном (1820–1876) на основе впечатлений от посещения художественных собраний Бельгии и Голландии. В книге, ставшей блестящим образцом искусствоведческой прозы XIX века, тонко и многосторонне анализируется творчество живописцев северной школы — Яна ван Эйка, Мемлинга, Рубенса, Рембрандта, «малых голландцев». В книге около 30 цветных иллюстраций.

Для специалистов и любителей изобразительного искусства.