Мертвая вода

Отдалившись от лагеря, Ярополк вдруг услышал звуки необыкновенной, чарующей, чарующей музыки. Она пьянила, наполнив всё существо Ярополка наслаждением. Всё убыстряя свой шаг он двигался на звук. Все чувства отступили, он не видел ничего вокруг и лишь слух вёл его вперёд.

Впереди, среди высокой травы, неестественно синим пламенем горел огромный костёр. Вокруг костра, в каком-то мистическом танце, под звуки той чарующей музыки, которую слышал Ярополк, двигались прелестные девушки. Их обнажённые тела серебрились в лунном свете.

Другие книги автора Алексей Язычьян

— Спасибо!

Взяв свои немудреные пожитки, Тимофей соскочил с телеги.

— Счастливо добраться!

Возница дернул вожжи, и возок, оставляя Тимофея позади, не спеша покатился среди деревьев по лесной дороге.

Возница всю дорогу что-то рассказывал и остался очень доволен своим случайным попутчиком — тот молча и очень внимательно слушал его. Тимофей же, всю дорогу думавший о своем, был благодарен вознице за то, что разговор остался монологом. Ему не хотелось ни о чем говорить. Он хотел вбирать в себя свежие песнью запахи, впитывать в себя переливчатое веселие птичьих голосов, окунуться в шорох листвы на деревьях. Семь лет он не имел всего этого. Разве могут сравниться московские парки с превозданной, родной ему, выросшему в глухой уральской деревушке, природой.

Популярные книги в жанре Ужасы

Огюст Дерлет опубликовал мои первые рассказы в 1968 году, так что в первой половине 1970-х годов я еще считался новичком в литературе. Я все еще служил в британской армии, в городе Лестере. Эта новелла была выпущена (в конечном итоге) издательством «Arkham House», но мне пришлось ждать целых семь лет, прежде чем я увидел ее в твердой обложке — в антологии, давно уже не переиздававшейся. «Ужас в Оукдине» — типичная работа дебютанта, находящегося под сильным влиянием Лавкрафта, и одна из нескольких повестей, которые не переиздавались до настоящего времени…

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Сборник посвящен проблеме сакрального безумия. …Классические рассказы от Э. Т. А. Гофмана до Г. Ф. Лавкрафта призваны проиллюстрировать бесконечность человеческой психики, где разум — только островок.

http://fb2.traumlibrary.net

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

После званого ужина в мужской компании один из гостей рассказал о встрече с привидением в трансатлантическом пароходе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вся эта история началась с одного долбаного экстрасенса. А точнее сказать — с его сеанса гипноза. Вообще-то, если уж быть до конца точным, началась эта история несколько раньше. Но, если бы не тот «колдун-чернокнижник», вполне возможно, что я жил бы себе и дальше на Земле тихо и спокойно.

Я не очень-то горел желанием идти к этому аферисту. И, если бы не Димка — мой приятель, с которым мы вместе работали, — мне подобное даже и в голову не пришло бы. Это ему приспичило знать, кем он был в прошлой жизни. Меня лично подобная чушь нисколько не интересовала. Я вообще старался избегать всех этих экстрасенсов. А уж выяснять, был ли я в прошлой жизни вообще, и если был, то кем именно, — и подавно.

Книга представляет собой изложение единой концепции человека как совокупности семи тонких тел, представляющих собой оболочки его высшего `Я`, реагирующие на различные воздействия внешней среды и взаимодействующие друг с другом. В рамках одного подхода рассматриваются духовные, ценностные, частноконкретные, умственные, эмоциональные, биоэнергетические и физические проблемы и проявления человека в связи с аналогичными микро- и макросоциальными проблемами и проявлениями.

ФРИДРИХ БЕРЛИНЦГЕНШТЕЙН

«ТРАКТАТ О ВАМПИРАХ»

Издательство «GSK-STUDIO»,

2002 год, тираж — 25.000, 350 стр.

пер. с нем. А.Логенкеллер.

Рецензирование книги — занятие неблагодарное по самой своей природе. Особенно, когда рассмотрению подвергается книга, подобная этой. Если не ошибаюсь, первое издание «Трактата о вампирах» на немецком языке увидело свет более 180 лет назад — в начале 1820 года. Однако сейчас я хотел бы подвергнуть пристальному анализу не саму книгу Фридриха Берлинцгеншейна, а её перевод, произведённый в издательстве «GSK-STUDIO» в нынешнем году.

Докладчик: Господа! Позвольте мне поздравить всех вас, собравшихся здесь, с тем, что судьба оказалась благосклонна к вам… ну, и ко мне тоже… (смех в зале). Я понимаю, что сейчас в зале преобладают радостные настроения, как понимаю и причину их. Действительно, остаться в живых после столь ужасного катаклизма — дело нешуточное. И не просто остаться в живых, а оказаться в числе победителей в мировой и извечной войне Добра со Злом, которая, я надеюсь, окончена уже навсегда!!! (аплодисменты).