Мероприятие два дробь одиннадцать

Василий Щепетнев, литератор из Воронежа, уже известен нашему читателю по повести «Ночная стража» («УС» № 10, 1991).

Новую свою работу автор предваряет так: «Замысел рассказа появился после того, как знакомый психиатр рассказал мне о случае групповой ликантропии (оборотничества), имевшего место в одном из сел Воронежской области. По мнению психиатра, ликантропия в тех условиях явилась патологической защитной реакцией психики, делающей возможным переход к каннибализму и тем самым дающей шанс на выживание. Подобные случаи описаны в медицинской литературе многократно. Особенно часто они встречаются в период бедствий…»

«Уральский следопыт» № 7, 1992.

Отрывок из произведения:

Рисунки Владимира Ганзина

Вмятинка от удара приклада чуть заметной оспиной легла на светлую голубизну крашеных ворот.

Галка нехотя оторвалась от столба и полетела к куполу церкви, в бестолковый хоровод парящих товарок.

— Оглохли, как есть оглохли. Открывайте, живо! — Федот опять поднял винтовку.

— Попортишь казенное имущество, — лейтенант соскочил с брички и застыл, не решаясь идти дальше.

— Отсидел ногу, — напряглось в улыбке его лицо, смешок рвался наружу.

Рекомендуем почитать

Потертая ручка небольшого невзрачного чемодана жгла ладонь Кэру. Когда несколько минут назад шеф ткнул эту поклажу ему в руки, и Кэр поспешно уселся в такси, он был почти уверен, что таксист, едва взглянув на чемоданчик, сразу же догадался, что тот набит наркотиками. «Эти пройдохи насквозь видят всех и всё!» — объяснил он себе свои страхи и еще теснее прижал ношу к животу.

У аэропорта Кэр поспешно расплатился и, смешавшись с толпой, стал пробираться к справочному бюро: в горячке он запамятовал время вылета. Монотонный голос девицы в форменке подействовал на него успокаивающе. Уже более уверенно он прошагал в багажное отделение и положил на прилавок приемщика чемоданчик, наполненный до отказа — как сказал шеф — первосортным героином. С деланным равнодушием наблюдал он, как его драгоценная поклажа по ленте транспортера поползла к автокару, отвозившему багаж к самолету. Убедившись, что все в порядке, Кэр прошел в зал ожидания и только здесь позволил себе расслабиться. Сев в закоулке за пальмой, он закурил и жадно затянулся.

Рисунки Сергея Григорькика

Я долго не мог придумать, как назвать цикл заметок о нынешних ребятах, материала для которого накопилось достаточно много. А однажды, отвлекаясь от неуютной повседневности (а значит, и от тинейджерских проблем), взялся полистать монографию о фламандской живописи.

Неожиданно внимание привлек малозначащий в общем-то факт: большинство живописных миниатюр XVI века фламандские художники писали на дубовых шлифованных досках.

Рисунки Сергея Григорькика

Я долго не мог придумать, как назвать цикл заметок о нынешних ребятах, материала для которого накопилось достаточно много. А однажды, отвлекаясь от неуютной повседневности (а значит, и от тинейджерских проблем), взялся полистать монографию о фламандской живописи.

Неожиданно внимание привлек малозначащий в общем-то факт: большинство живописных миниатюр XVI века фламандские художники писали на дубовых шлифованных досках.

Читателю опытному, эрудированному, имя Георгия Гачева, конечно же, знакомо. Знакомы теоретические книги о литературе и эстетике, знакомы работы, исследующие национальные образы мира, знакомы культурологические исследования.

Мы предлагаем новые отрывки из «Жизнемыслей.», дневника Г. Гачева, который он ведет на протяжении нескольких десятилетий и с частями которого читатели могли уже познакомиться по другим изданиям.

Жанр своего дневника Георгий Гачев определил так: «…тот труд — философия быта как бытия».

«Уральский следопыт» № 7, 1992.

Василий Щепетнев, литератор из Воронежа, уже известен нашему читателю по повести «Ночная стража» («УС» № 10, 1991).

Новую свою работу автор предваряет так: «Замысел рассказа появился после того, как знакомый психиатр рассказал мне о случае групповой ликантропии (оборотничества), имевшего место в одном из сел Воронежской области. По мнению психиатра, ликантропия в тех условиях явилась патологической защитной реакцией психики, делающей возможным переход к каннибализму и тем самым дающей шанс на выживание. Подобные случаи описаны в медицинской литературе многократно. Особенно часто они встречаются в период бедствий…»

«Уральский следопыт» № 7, 1992.

Другие книги автора Василий Павлович Щепетнёв

Удивительные и странные дела творятся в дальнем поселении, почти на границе обитаемого мира. Кандианские Аббатства встревожены. В помощь тамошнему священнику они направляют молодого помощника — подающего надежды киллмена Иеро Дистина. Никто не ждет от юноши особых подвигов и чудес… Но обстоятельства складываются так, что ему волей-неволей приходится взять на себя ответственность за жизнь целого поселка.

Опубликовано под псевдонимом «Кевин Ройстон»

Помимо прочих увлечений, принц Петр Александрович Ольденбургский весьма интересовался и археологией. Можно было организовать экспедицию в Грецию, в Италию, в Египет, да куда угодно, но принц резонно заметил, что "Египет и без меня вниманием не оставят, а вот Россия на карте мировой археологии воистину Terra Incognita. Только у нас можно совершать великие открытия, не покидая собственного имения, — писал он известному историку и археологу Ивану Егоровичу Забелину. — Вы, мой уважаемый друг, исследуете Москву. Великий город, великий труд. Мне же моя интуиция, чередуясь с моим воображением и ленью, подсказывают приглядеться к Рамони

Василий Щепетнев

Черная охота

12 августа.

Канцелярская скрепка отогнутым концом царапнула бумагу.

- "Оптимальные издержки - пять единиц", - продекламировал торжественно Советник. - Что скажешь?

- Малахов учтен? - Куратор наполнил минералкой стакан.

- Ну-ка... - Советник пробежал глазами две страницы распечатки. - Да, включая Малахова.

- Не уложатся, - Куратор набрал воду в рот, помедлил, перекатывая нарзан от щеки к щеке и, наконец, проглотил.

Премия "Бронзовая улитка" 1999г. в номинации повесть.

Великолепное исследование романа Конан-Дойла «Собака Баскервилей» с точки зрения непредвзяого читателя. Было опубликовано в 2002 в журнале «Компьютерра».

Собственно, эта повесть лишь небольшая часть романа «Обратная сторона Игры»…

В. Щепетнёв

Опубликовано в журнале «Компьютерра» 26 ноября 2012 года.

ВАСИЛИЙ ЩЕПЕТНЕВ

ПОЗОЛОЧЕННАЯ РЫБКА

(ЭПИЛОГ №2)

Сегодня он обедал в одиночестве. Дивный шашлык, брюссельская капуста, виноград "дамские пальчики", вино - выдержанная "Массандра", поданная в хрустальном графине, - не вызывали никакого отклика. А как он радовался этому изобилию в первые дни! Нет, не так. Он радовался всему, и в первую очередь - возвращению. Радовался и предвкушал. Конечно, он понимал, что время всенародного ликования, демонстраций, листовок, кубометрами разбрасываемых с вертолетов, и сияющих пионеров с огромными букетами сирени прошло, но все же, все же... "Покорители Венеры, вас приветствует Родина", что-нибудь в этом духе ожидалось непременно. А получилось куда проще, скромнее, приземленное, что ли. Смотри, почти каламбур, жаль, сказать некому.

Популярные книги в жанре Ужасы

Низкорослый солдатик из пополнения, фамилию которого Рыжов еще не помнил, что-то сосредоточенно делал с поилкой для коней, то ли чистил ее, то ли наоборот, разводил грязь и муть. Впрочем, морозно было, необычно даже для здешних, привычных к холоду мест, а значит, он мог и лед сбивать, чтобы кони напились, ведь не носом же им об острые кромки тыкаться? И ясно же было, что солнышко уже пригревает, все же конец марта стоял, а вот поди ж ты… Вспомнив о холоде, Рыжов запахнул шинель, наброшенную на плечи, но от этого теплее не стало.

Сегодня у меня было видение. Я шел вдоль железнодорожного полотна и курил. Шел и думал или думал и шел. Пройдя неопределенно долго, я услышал плач младенца. И тогда пошел я по направлению плача. Вскоре впереди я увидел коляску с младенцем, которая стояла на середине железной дороги между рельсами. Я подошел к коляске. Увидев меня, младенец подмигнул мне и начал смеяться. Я поднял его на руки, но в этот момент он стал кричать и плакать и успокоился лишь тогда, когда я его положил на место. Младенец посмотрел на меня из своей коляски, рассмеялся и сказал:

Это — мир по ту сторону зеркала, по ту сторону добра и зла. Мир, где лев раздирает ягнёнка, у ангелов чёрные крылья, а люди — всего лишь игрушки в чьих-то холодных руках со стеклянными ногтями. На призрачных лицах горят окровавленные губы. Шуты и убийцы в белых перчатках, прячущие рты за веерами из траурного кружева. Всполохи черных свечей, над которыми пляшут летучие мыши, аромат могильных цветов и болотные огни. Мир ночи, хищников, теней…

То, что мы видим – реальность?

Рассказ был опубликован в журнале «Фантаст», 2001, № 3.

«Крупные хлопья снега, мягче пепла, легче совиных крыльев, медленно кружили в свете фонарей, липли к ветвям, и больничные корпуса сквозь пелену казались старинными домами серого камня. Кир почувствовал себя вольным всадником, случайно попавшим в зачарованный город. Пахло талой водой и мокрыми деревьями, и чем ближе подходил Кир к ручью, тем более странным и прекрасным казался ему вечер. Цель прогулки забылась, оттесненная красотой мира. На горбатом мосту лежал нетронутый снег, и было жалко оставлять на нем грубые следы...»

Что может сделать муж, чтобы загладить супружескую измену? Дэвид Купер поступил мудро — вместе с женой Эллен он отправляется в Логен-Бич, курортный город на берегу океана, где они двадцать лет назад провели свой медовый месяц. Светлые воспоминания прошлого должны восстановить разрушенную семью. Но мог ли знать раскаявшийся супруг, что дом, в котором они временно поселились, облюбовал призрак.

Частенько человека тянет посетить места его юности, и вернуться в те светлые дни, даже если только на короткое время. Но иногда, страхи нашей юности, а возможно и призрак нашей юности не одобряет подобное вторжение…

Лори Хэндленд / Lori Handeland

Свидание с мертвецом / Dead Man Dating, anthology "Dates From Hell", 2008

Выражение «дьявольское свидание» приобретает совершенно новое значение, когда манхэттенский литературный агент на первом за много месяцев свидании вынуждена выбирать между сексуальным дьяволом и странствующим охотником на демонов...

В день своей смерти у Эрика Ливентола было свидание, которое не могло быть отменено. И поэтому он на него пошел. Мертвым.

Особенно прискорбно, что его знакомой на свидании была я.

Свидание после смерти было для него единственным способом получить то, в чем он нуждался.

Продолжение жизни.

Озадачены? Мне это знакомо.

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Переводчик: Вебмастер

Бета-ридеры: Джулиана, Лиса, Светик

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Муж для княжны Волконской» — один из первых русских вестернов, публикуемых в нашей стране. Написанный по всем законам этого самого демократического жанра, он рассказывает о невероятны» приключениях русских переселенцев на Дальний Восток, о стычках, драках и убийствах, о борьбе за человеческое достоинство и, конечно, о любви.

Владимир Лавронов, доктор наук, со скальпелем в одной руке и пистолетом в другой, действует в мире завтрашних идей, хай-тека, биотехнологий, в стремительном ритме современной жизни с ее идеалами, близостью бессмертия, сингулярности, сетевыми и религиозными войнами, локальными конфликтами и мятежами… и постоянно сталкивается с новыми вызовами глобальных рисков, какие просто не могли существовать раньше.

Обреченный на смерть неизлечимой нейродистрофией, он решается на рискованнейшую операцию. Но никто, кроме нас, читателей, не ожидал, что результат получится неожиданным.

© Александра Флид, 2016

© Ольга Флид, фотографии, 2016

Фотограф Ольга Флид

Обещания — только слова. Лишь поступки имеют настоящую ценность.

Детская клятва, преодолевшая целые миры и скрепившая судьбы героев, станет основой для череды историй.

Первая встреча происходит в Риме. Мужчина и женщина нашли и полюбили друг друга вновь. Что это? Очередной страстный роман или настоящая любовь? Судьба потребует доказательств и жертв, и героям придется дорого заплатить за свою любовь.

На берегу теплого моря мужчина делает девушке предложение. Она влюблена, но отвечать согласием не спешит – ведь оба знают, что смертельная болезнь скоро удалит ее из списка живущих. Однако Павел настойчив. Что заставляет его не принимать в расчет грядущие проблемы? Всего день он дал на размышления своей Марине. И тогда она решает получить совет у тайской гадалки…