Мера за меру

«Есть в жизни у тебя черты такие,

Что наблюдателю по ним легко

Прочесть всю будущность твою. И сам ты

И качества твои не таковы,

Чтоб ты на одного себе их тратил:

Себе не вправе ты принадлежать.

Как факелы, нас небо зажигает

Не для того, чтоб для себя горели…»

Отрывок из произведения:

Винченцио – герцог Венский.

Анджело – наместник герцога в его отсутствие.

Эскал – пожилой вельможа.

Клавдио – молодой дворянин.

Луцио – щеголь.

Первый дворянин.

Второй дворянин.

Варрий – дворянин, приближенный герцога.

Брат Фома, брат Петр – монахи.

Судья.

Локоть – простак-констебль.

Пена – ветреный дворянин.

Другие книги автора Уильям Шекспир

Литературное наследие Шекспира — это высочайшее завоевание человеческого духа. Его драматургия — непревзойдённое собрание шедевров, обогативших сокровищницу мировой культуры. Его лирика венчает поэзию европейского Возрождения. Богатство тем, изысканность мысли, красота языка шекспировских творений не утратили своего очарования по прошествии веков.

«…Две знатные фамилии, равно

Почтенные, в Вероне обитали,

Но ненависть терзала их давно, –

Всегда они друг с другом враждовали.

До мщенья их раздоры довели,

И руки их окрасилися кровью;

Но сердца два они произвели,

На зло вражде, пылавшие любовью,

И грустная двух любящих судьба

Старинные раздоры прекратила…»

Трагедия «Гамлет» является одной из вершин творчества Шекспира. В основе пьесы лежит трагическая история датского принца Гамлета, притворившегося безумным, чтобы отомстить убийце отца, завладевшего престолом. Внутренняя душевная борьба, связанная с ужасным открытием тайны смерти отца, в сочетании с неприятием низменной среды королевского двора и желанием исправить мир приводит Гамлета к страданиям, которые становятся причиной его собственной гибели и смерти окружающих его людей.

Шекспира-поэта очень высоко оценили уже знатоки литературы, жившие в его время. Они уподобляли Шекспира великим писателям античности. Большей похвалы нельзя было придумать в эпоху Возрождения, когда искусство античности считалось высшим образцом. «…Если бы музы знали по-английски, они стали бы творить изящными фразами Шекспира», — писал о поэте его современник Франсиз Мерез. Позднее, в XIX веке, сонетами Шекспира восхищался Джон Китс: «…Они полны прекрасных вещей, сказанных как бы непреднамеренно, и отличаются глубиной поэтических образов».

В настоящем издании загадочные, волнующие своей красотой «Сонеты» Уильяма Шекспира представлены в переводе замечательного поэта и переводчика С. Я. Маршака.

Тезей, герцог Афинский.

Эгей, отец Гермии.

Лизандр, Деметрий, влюбленные в Гермию.

Филострат, распорядитель увеселений при дворе Тезея.

Пигва, плотник.

Миляга, столяр.

Основа, ткач.

Дудка, починщик раздувальных мехов.

Рыло, медник.

Заморыш, портной.

Ипполита, царица амазонок, обрученная с Тезеем.

Гермия

Дункан, король Шотландский.

Малькольм, Дональбайн — его сыновья.

Макбет, Банко — полководцы Дункана.

Макдуф, Ленокс, Росс, Ментис, Ангус, Кэтнес — шотландские вельможи.

Флиенс, сын Банко.

Сивард, граф Нортемберлендский, английский полководец.

Молодой Сивард, его сын.

Сейтон, приближенный Макбета.

Сын Макдуфа

Дож Венеции, Принц Марокканский, женихи Порции.

Принц Арагонский.

Антонио, венецианский купец.

Бассанио, его друг.

Саланио, Саларино, Грациано, Салерио, друзья Антонио и Бассанио.

Лоренцо, влюбленный в Джессику.

Шейлок, богатый еврей.

Тубал, еврей, друг его.

Ланчелот Гоббо, шут, слуга Шейлока.

Старый Гоббо, отец Ланчелота.

Перевод: Петр Вейнберг, М. Кузьмин, H. Сатин, А. Кроненберг

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Эммануил Радаканаки

Бум бум бурум

Лесная песенка III

Действующие лица

1. Бобренок

2. Козленок

3. Зайчонок

4. Бурундучок

5. Лось

6. Лиса

7. Медведь

8. Ежик

Действие 1

Весна в лесу. Все цветет, все радостно зеленеет.

На полянке у речки сидит Бобренок. Он совсем не весел, корчит рожицы и дразнит собственное отражение. Вид у него унылый. В лесу раздается чей-то голос.

Владимир Резанцев

Иов и его проблемы

Иов, обронив зубы в районном гестапо,

справив детей до печи, а встретив в облаках газа,

под сердцем прижив глухую жадную жабу,

от вечного ужаса выпучил оба глаза.

Находят его войска комиссара Тита.

Минув "запретку", тупо окрест озираясь,

Иов ищет живых на обломках былой Атлантиды,

но напрасны труды, потому как живых не осталось.

Корреспондент газеты "В Казарме Нашей",

Петр Семилетов

Шило-2

ПЬЕСА

Действующие лица:

Мать. Отец. Дочь. Сын.

(Мать возвращается домой с двумя чемоданами в руках. Отец сидит в кресле с газетой, дочь на диване смотрит телевизор)

Мать (бросая чемоданы): А, сволочи, не проветрено! (Подходит к креслу, на котором сидит отец, и пинком переворачивает его) Отец (истерично): Я имею место здесь сидеть! Мать: Это не нары! Дочь: Да уж! Сын (входя в комнату): Бом Шанкар! Дочь: Воистину бом! Мать: Ты сделал уроки? Сын: Это тайна черных дроздов. Мать: Факт! Отец: Я имею место здесь сидеть! Все: Пошел ты! Отец: Куда же я пойду? Все: Это тайна черных дроздов! Отец: Факт! Дочь: Потише, вы мешаете мне смотреть телевизор. Сын: А что идет? Дочь: "Тайна черных дроздов". Мать: Факт! Отец: А я имею место здесь сидеть! Я тут живу, понимаете? Я - ТУТ - ЖИ - ВУ!

Петр 'Roxton' Семилетов

УВОЛЬHЕHИЕ

пьеса

Действующие лица:

Федор Андреевич СИHИЛЬHИКОВ - инженер.

Кастор Семенович HАЧАЛЬHИК - начальник.

ФИЛОСОВ - философ.

СЦЕHА ПЕРВАЯ, В КАБИHЕТЕ У HАЧАЛЬHИКА

HАЧАЛЬHИК - СИHИЛЬHИКОВУ: Вы уволены!

СИHИЛЬHИКОВ: Hет, это вы уволены!

HАЧАЛЬHИК: Hу ты и подлец, Синильников!

СИHИЛЬHИКОВ: Было у кого учиться.

HАЧАЛЬHИК: Hу и что мне теперь прикажешь делать? У меня трое

Тимберлейк Вертенбейкер

Для блага Отечества

пьеса в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

О Ф И Ц Е Р Ы:

Капитан Артур ФИЛЛИП - Генерал-губернатор штата

Новый Южный Уэльс

Майор Робби РОСС

Капитан Дэвид КОЛЛИНЗ - судья колонии

Капитан Уоткин ТЕНЧ

Капитан Джемми КЭМПБЕЛЛ

Преподобный ДЖОНСОН

Лейтенант Уильям ДОУЗ

Лейтенант Джордж ДЖОНСТОН

Младший лейтенант Ральф КЛАРК

Александр Волков

Ликвидаторы

Трагифарс в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Шахов Михаил - человек неопределенного, от сорока до сорока семи, возраста, безработный, бомж.

Скуляев Юрий - друг юности Шахова, предприниматель несколько авантюристического, но все же рационального склада, в том смысле, что звезды с неба ему не нужны, игра идет только "на верняк", пусть небольшой, но без особого риска. Сорок пять лет.

Михаил Волохов

КОМПАНЬОНКА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Коля

Надя

Сергей

Галя

Филадельфий Иванович

Светланка

Борода

Москва, наши дни.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Двухкомнатная квартира в новом доме.

Большая комната. Кроме тумбочки, книжных полок, трех стульев и стола, который сейчас собирают Коля и Надя, ничего нет. Вторая половина дня.

Коля. Гаечку сюда. (Завинчивает.) Ставим, Надежда. (Ставят стол к окну.) Лаковый. И жизнь такая будет. Жрать охота. Сообразим?

Премьера «Реквиема» состоялась в Московском драматическом театре им. В. М. Комиссаржевской 17 декабря 1916 г. Режиссер – В. Г. Сахновский.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

…В 1932 г. я познакомился со многими молодыми писателями: Лапиным, Славиным, Борисом Левиным, Габриловичем, Хацревиным. Мы говорили о новых формах, о роли очерка, о романтике, о путях нашей литературы. Лапин подарил мне свою книгу «Тихоокеанский дневник». Она мне понравилась свежестью и вместе с тем мастерством. Заинтересовал меня и автор: с виду он походил на скромного молодого доцента, на человека сугубо книжного, а в действительности колесил по миру, охотно меняя письменный стол на палубу, юрту, барак пограничника.

Сборник составили неоднократно издававшиеся и полюбившиеся читателю военно-приключенческие повести известного ленинградского писателя Владимира Николаевича Дружинина.

Непредсказуемость и увлекательность сюжета, нешаблонность описываемых характеров, реализм в показе событий и времени, в которое написаны эти произведения, их большая человечность делают книги В. Дружинина необычайно интересными и познавательными для всех, кому не безразлична наша недавняя история. Выпуск издания приурочен к 50-летию Победы.

В сборник произведений одного из крупнейших писателей и видного общественного деятеля современной Франции, лауреата Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами», вошла трилогия «Семья Резо». Романы трилогии — «Змея в кулаке», «Смерть лошадки» и «Крик совы» — гневное разоблачение буржуазной семьи, где материальные интересы подавляют все человеческие чувства, разрушают личность. Глубина психологического анализа, убедительность образов, яркий выразительный язык ставят «Семью Резо» в ряд лучших произведений французской реалистической прозы.

►За двадцать семь лет его жизни это случилось с ним **впервые, а вернее, впервые за семь лет — как сказали бы люди иронические или, напротив, слишком серьезно относящиеся к этому делу — жизни в искусстве. А случилось то, что художник Зяблицев в течение почти полных двух месяцев наступившей весны ни дня не держал в руках ни карандаша, ни угля, ни кисти и не чувствовал, что такое положение в скором будущем может измениться. Будь Зяблицев именит или, пуще того, именит и уже мертв, какой–нибудь исследователь его творчества, занятый им хотя бы для защиты собственной диссертации, отметил бы, что тогда–то и тогда–то у художника наступил первый творческий кризис, продлившийся вплоть до… и ставший временем сомнений, раздумий, мучительных переоценок… А может быть, эта банальная чушь никогда бы не была вставлена в строку — потому, например, что искусствовед оказался бы человеком попроницательней и понезависимей в оценках, или был бы стилистом классом повыше, или, вероятнее всего, потому, что Зяблицев, даже и окончивший свой земной путь, не стал бы предметом внимания искусствоведов и объектом монографий. Впрочем, гадать о том, как станет и станет ли вообще оценивать наше искусствоведение этот период жизни Зяблицева, трудно — по той причине, что Зяблицев еще настолько наш современник, что находится сейчас в одном с нами городе и, даже точнее, прописан по адресу… — хотя нет, к чему приводить еще и адрес? Тем, кто лично знаком с художником, напоминать легкую комбинацию слов и чисел не имеет смысла, а тем, кто узнает Зяблицева впервые из этого вот повествования, такие подробности тоже вроде бы ни к чему. Это ведь не справка из паспортного стола. Это просто рассказ об одном художнике.