Мемуары

Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон младший – родовитый аристократ, семейство которого владело колоссальнейшим состоянием. Он учился в Пажеском корпусе и в Оксфорде, был бисексуалом и женился на племяннице Николая II. Одно про него знают все – он убил Распутина. После большевистской революции князь счастливо избежал смерти и почти полвека провел в изгнании.

Впервые полный текст «Мемуаров» выходит на русском языке, да еще в таком дивном переводе, что даже не верится, что князь писал их по-французски. «Мемуары» напрочь лишены авторского тщеславия: князь Юсупов рассказывает о себе и о других с простотой и величием настоящего аристократа, которому не надо ни отчитываться, ни оправдываться. Ни в чем… У него цепкая память и живой ум, легкий слог и острый взгляд, причуды и странности, глубина и легковесность, юмор и обаяние, блеск и нищета. А за автопортретом без поблажек и комплексов проглядывает история и является Россия – пышная и порочная, безумная и достойная, парадоксальная и подлинная…

Отрывок из произведения:

До самой смерти мама не давала согласия на переиздание мемуаров своего отца, князя Юсупова. Конечно, мамин отказ был вызван ее крайней застенчивостью, желанием жить неприметно, в тени, в стороне от всякой публичности, но имелась тут причина и тоньше – тоска по утраченной родине требовала молчания.

Молчания, но не забвения. Родители оставались русскими до мозга костей.

И не хотели взять французский паспорт. А ведь сколько хлопот и недоразумений причинял им их статус «апатридов» и политических беженцев, когда они, пересекая границу, ехали просто на отдых…

Другие книги автора Феликс Феликсович Юсупов

Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон младший (1887—1967) – родовитый аристократ, семейство которого владело колоссальнейшим состоянием. Он учился в Пажеском корпусе и в Оксфорде, женился на племяннице Николая II. Одно про него знают все – он убил Распутина. После большевистской революции князь счастливо избежал смерти и почти полвека провел в изгнании.

«Мемуары» напрочь лишены авторского тщеславия: князь Юсупов рассказывает о себе и о других с простотой и величием настоящего аристократа, которому не надо ни отчитываться, ни оправдываться. Ни в чем... У него цепкая память и живой ум, легкий слог и острый взгляд, причуды и странности, глубина и легковесность, юмор и обаяние, блеск и нищета. А за автопортретом без поблажек и комплексов проглядывает история и является Россия – пышная и порочная, безумная и достойная, парадоксальная и подлинная...

Кем был Распутин – человеком, наделенным редким даром целительства, или корыстолюбивым авантюристом, умевшим виртуозно манипулировать чувствами других людей?

Насколько сильным было его влияние на Николая II и Александру Федоровну?

Чем на самом деле было убийство Распутина – геройским поступком или началом конца великой империи? Может быть, важность этого события для истории сильно преувеличена?

В эту книгу вошли документы, воспоминания и письма, долгое время находившиеся в спецхранах. Обширные свидетельства современников позволяют по-новому взглянуть на смысл и участников убийства Григория Распутина.

Феликс Юсупов – офицер, аристократ, представитель древнего дворянского рода, супруг племянницы Николая II и он же – активный участник покушения на Григория Распутина, любимца царицы Александры Федоровны, пророка и врачевателя, влиятельного проходимца царского двора. В своих воспоминаниях, которые долгое время были доступны лишь ограниченному кругу специалистов (книга была издана в 1927г. в Париже), он раскрывает обстоятельства совершенного убийства. Несмотря на определенную предвзятость мнений автора, что объясняется его воззрениями, симпатиями и антипатиями, книга является своего рода документом эпохи, помогает понять и связать воедино многие факты минувшего времени.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Владимир Савватеев

Описываемые далее события происходили в 1986 году в Москве, во Всесоюзном еще тогда, научном центре хирургии (ВНЦХ), куда я приехал буквально уже на излете своих физических кондиций, и где мне предстояла большая и сложная операция. Возможно в ущерб увлекательности повествования сразу скажу, что я остался жив и все кончилось хорошо. Мало того, в результате я получил относительное здоровье, что дало мне совершенно иное качество жизни. Это является одной из важных причин, по которым я не могу забыть то время. Остальные, не менее важные причины я попробую донести в тексте.

Александр Щеголев

В третьем лице (фрагмент автобиографии)

Щеголев Александр Геннадиевич.

Внешне приличный молодой мужчина, не какой-нибудь там. Однако пишет фантастическую и приключенческую прозу. Как известно, самое сложное в писательской работе - так замаскировать свое невежество и отсутствие жизненного опыта, чтобы читатель не догадался, что автор на самом деле неуч, несостоявшийся аспирант, лопух, домосед, в общем, полное ничтожество. И, похоже, наш герой с этой задачей пока справляется. Окончил с отличием Ленинградский институт авиационного приборостроения по специальности "компьютеры", восемь лет работал на кафедре бортовых вычислительных машин. Для чего же тогда Щеголеву понадобилось писать прозу? Не вполне ясно. Возможно, для того, чтобы ее читали, читали, читали. А приключенческой, очевидно, он ее делает, потому что так воспитан. Или он так НЕ воспитан?

Давид Шраер-Петров: биографическая справка

Давид Шраер-Петров (David Shrayer-Petrov) родился в Ленинграде в 1936 году. В детстве был в эвакуации на Урале. Народная жизнь и незамутненная речь вошли в его прозу и стихи сюжетами, соприкасающимися с таинством воображения, и словарем, насыщенным фольклором. Рано войдя в литературу как поэт-переводчик, Шраер-Петров написал много стихов о любви, которые, преимущественно, были знакомы публике по спискам ("Ты любимая или любовница"; "Дарите девушкам цветы"; "Моя славянская душа"), постепенно входя в его книги стихов и антологии. В 1987 году Давид Шраер-Петров эмигриривал в США. Оставаясь приверженцем формального поиска, ввел в прозу жанр "фантеллы". Его эссе "Искусство как излом" развивает пародоксальность работы Виктора Шкловского "Искусство как прием". Шраер-Петров опубликовал девять книг стихов, прозы, мемуаров. В России стал известен его роман "Герберт и Нелли", изданный в 1992 в Москве и номинированный на Русского Букера в 1993. Роман Шраера-Петрова "Французский коттедж" и книга стихов "Питерский дож" вышли в 1999 году.

Об авторе - Джеймс Уиллард Шульц

(1859-1947)

Более семидесяти лет назад двадцатилетний Джеймс Уиллард Шульц отправился к индейскому племени черноногих, жившему на границе Соединенных Штатов Америки и Канады. О жизни среди индейцев Шульц мечтал с детства.

По приезде в штат Монтана, куда ему пришлось плыть на пароходе более трех тысяч километров, он поселился в одном из самых отдаленных американских торговых фортов. Еще задолго до приезда Шульца могущественные капиталистические меховые компании разбросали по всей территории Соединенных Штатов и Канады пункты для меновой торговли с индейцами. Сначала такие пункты основали в Канаде англичане, затем американцы. Эти компании Английская и Американская - всеми возможными способами вымогали у охотников-индейцев драгоценные меха. Жесточайшим образом грабили индейцев англичане. Американцам пришлось с ними конкурировать, поэтому они на первых порах не так откровенно обирали кочевых индейцев.

Борис СИДЮК

На углу Милютенко и Курчатова,

у газетного киоска

Молодой, брызжущий энергией и жаждой деятельности, вернулся я в Киев из армии. По уши влюбленный в фантастику и с мечтой стать писателем. А еще с заветным номером телефона САМОГО НАСТОЯЩЕГО ПИСАТЕЛЯ-ФАНТАСТА. Шел 1985 год. Не было тогда у Штерна книг. Но были дефицитные номера журнала "Химия и жизнь" и слава одного из лучших фантастов Советского Союза. Помню, как не сразу решился потревожить мэтра, попросить посмотреть мои потуги на литературном поприще. Как в конце концов собрался с духом и позвонил, и попросил о встрече, благо жили мы совсем рядом. Так и договорились встретиться первый раз. На полпути между его и моим домами, на углу улиц Милютепко и Курчатова, у газетного киоска. Славный такой киоск, с широким прилавком, где так удобно было разложить рукопись. Возле этого киоска встретились. "Ну, показывайте, что у вас там?" - сразу взял быка за рога Борис Гедальевич; минут десять честно читал; минут пять раздумывал. "Но ведь это же плохо", - честно сказал Борис Гедальевич. "Но можно попробовать написать по-другому", - тут же смягчился. Вот так каждую неделю мы встречались у газетного киоска, где я с волнением демонстрировал честному Штерну свои опусы, и он честно возил мордой по прилавку газетного киоска мои литературные потуги. После чего мы разговаривали о фантастике, мировой политике и прочей погоде.

Симановский Николай Васильевич

Дневник. 2 апреля - 3 октября 1837 г., Кавказ.

{1}Так обозначены ссылки на комментарии к персоналиям. Комментарии в конце текста книги.

{*1}Так обозначены ссылки на подстрочные примечания. Примечания в конце текста книги.

Из предисловия: Дневник Симановского - яркое документальное свидетельство истории и культуры России конца 1830-х гг. Центральное место в нем занимает описание летней экспедиции 1837 г., окончившейся царским смотром в Геленджике.

Морис Семашко: об авторе

(18 марта 1924 - декабрь 2000), писатель на историческую тематику

Год назад ушел из жизни казахстанский писатель Морис Симашко. Человек, талант которого - "милостью Божьей". Он жил историей, а история жила в нем.

История звучала для него всеми голосами, перекликалась на языках древнего мира, представала живыми картинами давно ушедших эпох и событий. "Я ничего для себя не планировал, - читаем в его автобиографическом "Четвертом Риме", - вечером играл в преферанс, а утром почему-то сел писать повесть. Называлась она "Повесть Черных Песков". И как ни странно, удивляется автор, сам собою сложился сюжет, который, подобно орнаменту, мог бы повториться тысячу и две тысячи лет назад. Орнаментальной повтор событий. Этот ключ к прочтению истории был обнаружен Симашкр еще тогда, когда корреспондентом "Туркменской искры" приезжал он на раскопки к гениям археологии Массону и Толстову. Рассматривая как-то извлеченный из земли старинный кувшин, он с удивлением заметил, "то узор на одеждах работающих рядом в поле туркменок точь-в-точь повторяет тот самый орнамент, что наносил на свои изделия древний мастер. Прошлое и настоящее сошлись в руках Мориса я это было открытием. Со всей очевидностью он понял вдруг: такая связь не случайна. Она существует испокон веков, и она цементирует мир.

Герои этой книги – исключительно англичане. Именно их, англичан, я стремился понять.

Когда я признался в этом Джереми Паксману, выдающемуся английскому журналисту, он сказал: «Когда поймёте, прошу вас, поделитесь, уж очень хочется узнать». И чуть иронично улыбнулся.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Веками продолжалась жизнь злобного черного колдуна. Менял он страны, имена, совершенствовался в чародействе, высасывал энергию из своих жертв, наращивая и без того чудовищную силу.. И вот в наше время заносит его в Россию, куда вели следы древнего магического кольца, давно утраченного европейскими колдунами. Здесь некая бабушка-ведунья передает это кольцо своей внучке. У молодой, неопытной в магии новой владелицы артефакта нет шансов победить в жестокой борьбе с мессиром. Но ей помогают друзья: врачиха из поликлиники, считавшаяся в Шумерском царстве богиней целительства; прапорщица ВДВ – воинственная валькирия; скромный старичок – цверг, художница – лимнада, кикимора болотная. Готов к битве и гитарист-виртуоз – романтический рыцарь из волшебных кругов Европы. А может, и живущий по понятиям Соловушка-разбойник не допустит беспредела на своей земле?..

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.