Механизмы радости

Механизмы радости
Автор:
Перевод: Владислав Задорожный, Лев Львович Жданов, Дмитрий Анатольевич Жуков, С Анисимов, Арам Вигенович Оганян
Жанр: Научная фантастика
Серии: #правильные_книги, Механизмы радости
Год: 2017
ISBN: 978-5-04-088794-1

У этих механизмов никогда не бывает сбоев. Они вечны, как вечный двигатель и снега на вершине Килиманджаро. Потому что человек, их создавший, – один из лучших в мире выдумщиков небывалых вещей, Рэй Брэдбери, писатель, фантаст, поэт, для которого создавать механизмы радости – такое же привычное ремесло, как для пекаря делать хлеб, а для винодела – вино.

Отрывок из произведения:

Отец Брайан решил пока не спускаться к завтраку, поскольку ему показалось, что он слышит там, внизу, смех отца Витторини. Витторини, как всегда, трапезовал в одиночестве. Тогда с кем бы он там мог смеяться – или над кем?

«Над нами, – подумал отец Брайан, – вот над кем».

Он снова прислушался.

В своей комнате, которая располагалась в другом конце зала, был погружен в молитвенное созерцание, а точнее сказать, прятался отец Келли.

Рекомендуем почитать

Случай с Эммой Флит был совсем особенный. Доктор долгое время не мог понять, где кончается пациентка и где начинается кушетка. Эмма Флит была трехстворчатым шкафом. Эта гора мяса должна весить по меньшей мере четыреста фунтов. Татуированная гора мяса. Она стала для возлюбленного тем холстом, который он искал с юности…

Этот старик забрел в почти безлюдный парк под тусклым апрельским небом в полдень, вместе с легким ветерком, тянувшим откуда-то из воспоминаний о зиме. Его волочившиеся ноги были в покрытых желто-коричневыми пятнами обмотках, волосы длинными седыми патлами торчали во все стороны, как и его борода, в которой прятался рот, казалось дрожавший от неистребимого желания откровенничать.

Он медленно посмотрел назад, словно там, в сгрудившихся руинах, в беззубом силуэте города, потерял столько вещей, что никак не мог сообразить, что именно. Ничего не найдя, он побрел дальше, пока не нашел скамьи, на которой в одиночестве сидела женщина. Окинув ее изучающим взглядом, он качнул головой, присел на дальнем уголке скамьи и больше не смотрел на нее.

Этим утром Мехико был пропитан мыслями о смерти. Повсюду были женщины в черных траурных платьях, и дым от церковных свечей и жаровен забивал ноздри бегущего мальчика запахом сладкой смерти. В этот день все мысли были о смерти — это был El Dia de Muerte, День Смерти. Все места гигантской чаши стадиона, где состоится коррида, были заполнены народом. Матадоры, пикадоры, banderilleros — все вышли или выехали на ровный песок арены. Раймундо стремглав мчался по Авенида Мадеро, лавируя между быстрыми, большими и черными, как быки, автомобилями. Одна гигантская машина взревела и начала сигналить. Раймундито бежал быстро и легко. Что-то изменилось… Раймундо стоял не шевелясь, будто примерз к асфальту, а машина надвигалась на него…

«В один не слишком погожий и не слишком хмурый, не слишком знойный и не слишком студеный день по пустынным горам с суматошной скоростью катил допотопный потрепанный «Форд». От лязга и скрежета металлических частей взмывали вверх трясогузки в рассыпчатых облачках пыли. Уходили с дороги ядовитые ящерицы – ленивые поделки индейских камнерезов. С шумом и грохотом «Форд» все глубже вторгался в немую глухомань…»

«Двое мужчин молча сидели на скамьях в поезде, катившем сквозь декабрьский сумрак от одного полустанка в сельской местности к другому. Когда состав тронулся после двенадцатой остановки, старший из попутчиков негромко буркнул:

– Придурок! Ох придурок!

– Простите? – сказал тот, что помоложе, и взглянул на своего визави поверх развернутого номера „Таймс“.

Старший мрачно мотнул головой…»

Филомена хлопнула дощатой дверью с такой силой, что свеча погасла — она и ее плачущие дети оказались в темноте. Теперь оставалось только смотреть в окно: глиняные домики, вымощенные булыжником улицы, по которым с лопатой на плече поднимался могильщик. Пока он, свернув на кладбище, не исчез, лунный свет играл на голубом металле.

— Mamasita [Мамочка — исп. ], что случилось? — Филепе, старший сын, которому только что исполнилось девять, дернул Филомену за подол. Потому что этот странный мрачный человек ничего не говорил — просто стоял у двери с лопатой, кивал и ждал, пока дверь перед его носом не захлопнулась. — Mamasita!

Рассказ из сборника «Тени грядущего зла».

Перевод А. Оганяна.

«– Так, – сказал я. – Твой муж – дурак.

– Почему? – спросила жена. – Что ты такого сделал?

Я смотрел с третьего этажа гостиницы. В свете фонаря под окнами прошел человек.

– Это он. Два дня назад…»

Другие книги автора Рэй Брэдбери

Рассказ из сборника «Тени грядущего зла».

Перевод Л. Жданова.

День был свежий – свежестью травы, что тянулась вверх, облаков, что плыли в небесах, бабочек, что опускались на траву. День был соткан из тишины, но она вовсе не была немой, ее создавали пчелы и цветы, суша и океан, все, что двигалось, порхало, трепетало, вздымалось и падало, подчиняясь своему течению времени, своему неповторимому ритму. Край был недвижим, и все двигалось. Море было неспокойно, и море молчало. Парадокс, сплошной парадокс, безмолвие срасталось с безмолвием, звук со звуком. Цветы качались, и пчелы маленькими каскадами золотого дождя падали на клевер. Волны холмов и волны океана, два рода движения, были разделены железной дорогой, пустынной, сложенной из ржавчины и стальной сердцевины, дорогой, по которой, сразу видно, много лет не ходили поезда. На тридцать миль к северу она тянулась, петляя, потом терялась в мглистых далях; на тридцать миль к югу пронизывала острова летучих теней, которые на глазах смещались и меняли свои очертания на склонах далеких гор.

Школа на Венере. Солнце показывается здесь только раз в семь лет, а в остальное время идут дожди. Всем детям, героям рассказа, по девять лет и почти никто из них не помнит того, какое оно, это солнце. Кроме Марго. Ведь она прилетела сюда только пять лет назад, с Земли, из солнечного Огайо. За это ее не любят остальные одноклассники и сторонятся ее. И вот наступил тот самый день, когда солнце должно было всего на час появиться над заливаемой водой планетой, тот самый день, которого все так ждали…

Она взяла большую железную ложку и высушенную лягушку, стукнула по лягушке так, что та обратилась в прах, и принялась бормотать над порошком, быстро растирая его своими жесткими руками. Серые птичьи бусинки глаз то и дело поглядывали в сторону лачуги. И каждый раз голова в низеньком узком окошке ныряла, точно в нее летел заряд дроби.

— Чарли! — крикнула Старуха. — Давай выходи! Я делаю змеиный талисман, он отомкнет этот ржавый замок! Выходи сей момент, а не то захочу — и земля заколышется, деревья вспыхнут ярким пламенем, солнце сядет средь белого дня!

Изобретен прибор, который наконец остановит все войны, секунда и все металлические предметы превратились в ржавчину. Но дикарь, который сидит в нас, не может без оружия…

Книга лучших рассказов выдающегося американского писателя-фантаста.

Содержание:

УЛЫБКА. Перевод Л.Жданова

И ГРЯНУЛ ГРОМ

Может быть, мы уже уходим. Перевод Р.Рыбкина

И грянул гром. Перевод Л.Жданова

Ветер Геттисберга. Перевод Т.Шинкарь

Чепушинка. Перевод Р.Рыбкина

Tyrannosaurus Rex. Перевод Р.Рыбкина

Убийца. Перевод Н.Галь

Наказание без преступления. Перевод Я.Берлина

Кошки-мышки. Перевод Н.Галь

Лучезарный феникс. Перевод Н.Галь

Идеальное убийство. Перевод Р.Рыбкина

Жила-была старушка. Перевод Р.Облонской

Превращение. Перевод Н.Галь

Ракета. Перевод Н.Галь

Космонавт. Перевод Л.Жданова

ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОКИ СОЛНЦА

Золотые яблоки солнца. Перевод Л.Жданова

Нескончаемый дождь. Перевод Л.Жданова

Все лето в один день. Перевод Н.Галь

Бетономешалка. Перевод Н.Галь

Синяя бутылка. Перевод Р.Рыбкина

Разговор оплачен заранее. Перевод О.Битова

Земляничное окошко. Перевод Н.Галь

Калейдоскоп. Перевод Н.Галь

МАЛЬЧИК-НЕВИДИМКА

Морская раковина. Перевод Р.Рыбкина

В дни вечной весны. Перевод Р.Рыбкина

Апрельское колдовство. Перевод Л.Жданова

И все-таки наш… Перевод Н.Галь

Детская площадка. Перевод Р.Рыбкина

Час привидений. Перевод Р.Рыбкина

Мальчик-невидимка. Перевод Л.Жданова

Чертово колесо. Перевод Р.Рыбкина

Песочный человек. Перевод Р.Рыбкина

Вельд. Перевод Л.Жданова

Здравствуй и прощай. Перевод Н.Галь

Берег на закате. Перевод Н.Галь

Каникулы. Перевод Л.Жданова

МАРСИАНСКИЕ ХРОНИКИ Перевод Л.Жданова

ЗЕЛЕНОЕ УТРО. Перевод Л.Жданова

Составитель: Лазарчук Е.А.

Художник: Цветков Ю.А.

Высоко-высоко, выше гор, ниже звезд, над рекой, над прудом, над дорогой летела Сеси. Невидимая, как юные весенние ветры, свежая, как дыхание клевера на сумеречных лугах… Она парила в горлинках, мягких, как белый горностай, отдыхала в деревьях и жила в цветах, улетая с лепестками от самого легкого дуновения. Она сидела в прохладной, как мята, лимонно-зеленой лягушке рядом с блестящей лужей. Она бежала в косматом псе и громко лаяла, чтобы услышать, как между амбарами вдалеке мечется эхо. Она жила в нежной апрельской травке, в чистой, как слеза, влаге, которая испарялась из пахнущей мускусом почвы.

Под этой обложкой собраны сто лучших рассказов Рэя Брэдбери, опубликованных за последние сорок лет: лирические зарисовки из жизни городка Гринтаун в штате Иллинойс, фантастические рассказы о покорении Красной планеты, леденящие душу истории из тех, что лучше всего читать с фонариком под одеялом… Романтические и философские, жизнерадостные и жуткие, все они написаны неповторимым почерком мастера.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Гипнотизер Пол Маркус на своих выступлениях проводит эксперименты над зрителями. В состоянии транса люди делают всё, что приказывает им делать Пол. Но ему невдомек, что кто-то более ухищренный в этом деле проводит эксперименты с ним, и однажды Пол увидит… смерть…

В разно-стилевых, остросюжетных повестях и рассказах ленинградские писатели-фантасты, создавая свой причудливый удивительный мир, выходят на вечные земные реалистические проблемы: нравственности, доброты, человечности.

Содержание:

Борис Стругацкий — Вместо предисловия

ИЗ СУНДУКА МАСТЕРА

Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий — Улитка на склоне-I. Повесть

СТИЛЬНАЯ ФАНТАСТИКА

Андрей Измайлов — Следующий. Рассказ

Вячеслав Рыбаков — Люди встретились. Рассказ

Александр Тюрин — Дрянь. Повесть

Александр Щеголев — Сумерки. Повесть

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Михаил Гаёхо — Как на собаке. Рассказ

Редактор: Т.Ф. Соловей

Издание подготовлено совместно ТПО “Пульс” и СП “Интерсот”

В начале было плохо.

Затем — еще хуже. На похороны Вадим не пошел. Что там делать? Кого звать из могилы? Стоять на краю, сжимая в кулаке землю, которая пухом?

И так выворачивало.

И так не давало ни есть, ни пить. Ни спать.

Странные это были дни. Странные ночи.

Алькины родители, наверное, еще звонили, может, с упреками, может, с проклятьями. Не мог оценить. Он выключил мобильник сразу — выдавил квадратик аккумулятора, разложил — вот зверь-телефон, вот его внутренности.

ФАНТАСТИКАЕжемесячный журналСодержание:

Владимир Медведев. ЗЕМЛЯНОЙ КЛЮЧ, рассказ

Евгений Дрозд. КЛИНОК ОБОРОТНЯ, рассказ

ВЕРНИСАЖ

*Михаил Ковалёв. ЛАНДШАФТЫ СНОВИДЕНИЙ, статья

Кэролайн Черри. ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА ТЬМЫ, рассказ

Эстер Фриснер. ДАЙТЕ МУЖЧИНЕ Коня, рассказ

ВИДЕОДРОМ

*Герой экрана

--- Андрей Вяткин. НАЗОВИ ИМЯ ДРАКОНА, статья

*Рецензии

*Сериал

--- Константин Дауров. КСЕНИЯ — ПОДРУГА КОНАНА, статья

*Рейтинг

--- Сергей Кудрявцев. ЛИДЕРЫ 1999. САМЫЕ КАССОВЫЕ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ФИЛЬМЫ, статья

Дэвид Геммел. ПОСЛЕДНИЙ МЕЧ СИЛЫ, роман

Вл. Гаков. КРУГЛЫЙ СТОЛ, ИЗРУБЛЕННЫЙ МЕЧАМИ, статья

Владимир Михайлов. ВЕК УХОДЯЩИЙ, статья

Дмитрий Володихин. «ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ…», статья

ФАНТАРИУМ

РЕЦЕНЗИИ

КРУПНЫЙ ПЛАН

*Александр Ройфе. ДИКТАТУРА МУДРЕЦОВ, статья

КУРСОР

PERSONALIA

Обложка И. Тарачкова к роману «Последний Меч Силы».Иллюстрации О. Васильева, А. Филиппова, С. Шехова.

Фантастическое допущение в рассказе Олеси Чертовой «Точки пресечения» мягко говоря совсем не ново, но яркие романтические краски заставляют об этом забыть. Любовь может все, и человек ради любви способен на все.

Джон Маверик в рассказе «Зеркало» поднимает молодежные темы и рассматривает их в необычном ракурсе.

Кафкианский рассказ «Цукаты» Наталии Гиляровой несомненно доставит удовольствие гурманам.

Рассказ-притча Кирилла Луковкина «Зов небес» радует неожиданной концовкой.

Если в прошлом номере Леонид Шифман доказывал, что в Израиле жить весело, то в рассказе «Легенда» он утверждает, что и в Америке жить не скучно.

Несомненно, привлечет внимание готический рассказ Лукаса Фоули «Шейдисайд» в превосходном переводе Татьяны Адаменко.

Фантастический рассказ Кори Доктороу «Старьевщик» рассматривает тему взаимопонимания различных разумов.

Рассказ Этьена Лаграва «Аллах акбар» является своеобразным предупреждением Франции и другим странам Запада.

В великолепном рассказе «Активация»  Марцин Вольский насмехается над ролью личности в истории.

От судьбы не уйдешь, утверждает Чарльз Де Вет в рассказе «Обезьяна на шее».

Как всегда блестяще эссе Станислава Лема «Прошлое будущего».

Эссе Владимира Борисова  «Принцип неопределенности...» посвящено некоторым аспектам творчества братьев Стругацких.

Юрий Лебедев в статье «Тот самый Пенроуз!» делится своими впечатлениями о лекции сэра Роджера Пенроуза. Ссылка на видеозапись самой лекции приведена.

Любителей поэзии ожидает знакомство с группой поэтов Санкт-Петербурга.

Круглоголовые улетели на своих "небесных кулу" и венериане из племени старого и хитрого Хц стали забывать о загадочных пришельцах. Только Лоо часто думал о них и ждал, когда небесные куо вернуться...

Продолжение рассказа Сапарина "Небесная кулу". Журнальный вариант с иллюстрациями П. Кирпичева.

Охота была сегодня удачной, и соплеменники после сытной трапезы мирно спали. Лобастый, повернув голову к закату солнца, тоже лежал. Но ему не спалось. Он смотрел на кроваво-красный шар, коснувшийся краем леса, — шар всегда будил в нем любопытство.

Лобастому приходилось сталкиваться с огнем при лесных пожарах. Его соплеменники метались в ужасе, а он не сводил с огня завороженных глаз, замирал на месте. Опытный вожак не терялся и всегда выводил в безопасное место, но сперва находил Лобастого и, крепко тряхнув за загривок, вел за собой. Звериным чутьем чувствовал вожак, что молодой самец в чем-то превосходит всех. Поэтому берег вожак Лобастого, видел в нем достойную себе замену.

Маленькая Люс смертельно больна. У ее отца остался последний выход — испробовать в действии машину времени, отправиться на пятьсот лет вперед в поисках лекарства для Люс — в слепой, но твердой убежденности, что люди далекого будущего не только намного разумнее, но и намного добрее людей XX века.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Этот том сочинений братьев Стругацких составляют пьесы и киносценарии. «Пять ложек эликсира» – адаптация романа «Хромая судьба» – стали телефильмом «Искушение Б», «Дело об убийстве» воплотилось в «Отель «У погибшего альпиниста», а «Сталкер» и «Чародеи» – популярнейшие киноленты, не нуждающиеся в дополнительном представлении.

Сразу скажу — в этой истории меня убили. Так уж получилось. Да-да, меня, варвара Фатика Мегарона Джарси, героя по найму, который успел навести шороху сразу на двух континентах, прикончили и, смею вас заверить — навсегда. Да еще учтите, что пал я от руки близкого мне человека… Обидно, да? Кое-кто из вас вздохнет с радостью, несколько девушек зайдутся слезами. Однако до этого я успел, конечно, изрядно проредить количество своих врагов, среди которых были не только люди… Один бойкий смертоносец едва не зарубил меня топором, парочка монстров, созданных в Магической Академии, едва меня не сожрала. Ну а перед тем, как меня убили (поверьте, это было больно!), я успел побывать в проклятой Магической Академии и разнести ее по кирпичику, ну а после своей смерти навел ужас на своих врагов… И до сих пор навожу. Времени у моего мира все меньше — вот-вот его поглотит Хаос. Мне нужно торопиться и закончить все дела, перед тем как взойти на имперский трон. Впрочем, это уже другая история.

Творческая судьба Виктора Цоя оказалась трагичной и счастливой. Трагичной — потому, что тернистым оказался его творческий и слишком коротким жизненный путь. Счастливой — потому, что многие годы не гаснет на небосклоне российской рок-культуры ЗВЕЗДА по имени Цой. И миллионы поклонников слушают и слушают созданную им музыку волн, музыку ветра.

Кому-то суждено родиться с магией. Косте повезло получить дар при переходе через межмировой портал. Не все было у него гладко при обретении этой силы, но сейчас он уже уважаемый человек в герцогстве, которое стало его домом. Жажда новых знаний, считающихся забытыми, гонит его в самые опасные уголки мира, заставляет вступать в бой с демонами и некромантами, побеждать в придворных интригах. Но он рыцарь и маг, его имя знают все – от крестьянина до графа. И все ему по плечу!