Медянка

Сергей Артюшенко

Медянка

До утреннего сеанса кино оставалось ещё полчаса.

Я сидел в садике и читал газету. Там писали, что весенний паводок принёс много змей с верховьев Днепра, и просили жителей быть осторожными.

С недоумением я перечитал заметку ещё раз...

Вдруг на зеленеющем газоне что-то зашевелилось, я невольно оглянулся... и увидел змею. Она медленно сползла на асфальтовую дорожку и устремилась к проезжей части улицы.

Другие книги автора Сергей Кириллович Артюшенко

Проиллюстрировать любимую книгу — мечта каждого книжного художника. Но не всегда это удаётся. Мне же повезло. Нужно было сделать иллюстрации к любимой книге моего детства — замечательной сказке Редьярда Киплинга «Маугли».

Для этого понадобилось нарисовать с натуры некоторых животных, в том числе и питона.

Я зашёл в зоопарк и объяснил своему старому приятелю, работающему в отделе пресмыкающихся, в чём дело.

К моему удивлению, он сразу же проводил меня к павильону змей и, открыв дверцу прямо к питону, предложил войти. Я подумал, что он шутит, и в нерешительности остановился. Но он рассмеялся и вошёл первый.

Сергей Артюшенко

Несколько слов о змеях

Большинство людей боятся и ненавидят змей, считая их опасными врагами. Сотни легенд и историй создано о коварстве, злобе и жестокости этих существ. Может быть, поэтому встреча человека со змеёй почти всегда оканчивается трагически... для змеи.

Учёные считают, что возраст человечества - около миллиона лет. Змеи живут на земле более двадцати миллионов лет. Они обживали нашу планету ещё тогда, когда разум на ней только зарождался, и отлично приспособились к самым различным условиям существования.

Сергей Артюшенко

"Бывалые" змееловы

Весной на Копет-Даге встречается много змей. Мы отправились туда за гюрзами и кобрами для Ташкентского института вакцин и сывороток. Нашу группу возглавлял опытный змеелов-профессионал. Остальные все были любителями, хотя каждый из нас имел уже какой-то опыт.

В небольшом горном кишлаке нам разрешили занять несколько комнат в школе, пустовавшей на время каникул.

Зная, что местное население относится к змеям со страхом и ненавистью, мы не очень распространялись о целях нашей экспедиции.

Сергей Артюшенко

Кобра

Целый день писать этюды под палящим южным солнцем - дело не лёгкое.

Вконец измучившись, я подыскал "комфортабельную" пещеру, прохладную и просторную, и решил немного отдохнуть.

Я удобно устроился на мягком песке, покрывавшем пол пещеры, и сразу же уснул.

Чистый горный воздух, шелковистый песочек и живительное солнечное тепло навеяли чудный сон.

Будто я плыву в тёплой прозрачной воде, словно лечу по воздуху.

Сергей Артюшенко

Случай в автобусе

Целую неделю я безуспешно подбирал ключи к жестокому сердцу заведующей Самаркандским зоомузеем, которая намеревалась снять красивую шкуру с песчаного удавчика и сделать из него новое чучело для музея.

А удавчик этот был действительно хорош! Длиной чуть меньше метра, с сильным упругим телом, украшенным ярким рисунком.

Мысль во что бы то ни стало спасти удавчика появилась у меня сразу, как только я узнал, что его ждёт.

Сергей Артюшенко

Поединок

Тона были грязными, контуры гор намечены грубо, задние планы напутаны! В общем, ничего не выходило, и я бросил работу.

Устало смотрел я на живописную каменистую долину, которая не получалась на бумаге.

Большая хищная птица плавно кружила в вышине и вдруг, сложив крылья, начала падать вниз.

Перед самой землёй она распластала крылья.

Но что это? Птица бросается на голые камни? Подпрыгивает, вновь опускается, что-то клюёт, бьёт крыльями!

Сергей Артюшенко

Удав

В моей стандартной однокомнатной квартире на девятом этаже появился удав со звучным названием боа констриктор. Его на время поместил у меня знакомый артист цирка, так как в помещении, где удав содержался, был ремонт.

Огромная, красиво расцвеченная змея необычно и странно смотрелась на паркетном полу.

Удав, видимо, привык к людям и вёл себя спокойно и миролюбиво. Шурша чешуёй по лаку паркета, он обстоятельно исследовал своё новое пристанище. Раздвоенным языком "ощупал" все предметы со всех сторон.

Сергей Артюшенко

Полоз-эквилибрист

Даже если у вас очень богатое воображение, вы не сможете себе представить всей необычности ущелья, по которому мы брели в сумерках раннего утра. Я и мой товарищ орнитолог.

Перед нами проплывали фантастические силуэты гор на фоне бледного неба.

Время, ветер и солнце создали целую вереницу причудливых фигур.

Звери и чудовища, замки и лёгкие арки и просто циклопические нагромождения глыб.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Гуидо Гоццано

КОНЬ ЧАРОДЕЯ

Жил был бедный крестьянин с женой и сыном, которого звали Кандидо. С утра до вечера работали крестьянин и его жена на крохотном поле. Дождливой осенью жена крестьянина заболела и вскоре умерла. Совсем плохо стало крестьянину и маленькому Кандидо.

Но вот Кандидо исполнилось восемь лет.

- Отец, отправьте меня в школу, - стал он просить крестьянина.

- Где же я возьму деньги, сынок?!

- А вы продайте одного из двух волов, - сказал Кандидо.

Братья Гримм

Сказки про жерлянку

Жил-был на свете маленький ребенок; мать давала ему каждый день после обеда мисочку молока и кусочек сдобного хлебца, и ребенок садился с мисочкой во дворе. Только начинал он есть, как выползала из стенной щели огненная жерлянка, опускала голову в молоко и ела вместе с ребенком. И ребенок этому радовался; сядет, бывало, со своею мисочкой, а жерлянка все не приходит, и зовет он ее:

- Жерлянка-малютка,

Льюис Кэрролл

Лук, седло и удила

Слуга, подай сюда мой лук,

Неси его скорей!

Конечно лук, а не урюк!

Зеленый лук-порей.

Да нашинкуй его, мой друг,

И маслицем полей!

Слуга, подай сюда седло

Я пылом разогрет!

Не говори, что не дошло:

Ждать больше мочи нет.

Седло барашка, я сказал,

Подай мне на обед!

Слуга, подай мне удила,

Довольно нам шутить!

Владимир Романович Келер

Необыкновенный музыкальный мальчик

На берегу моря, в семье рыбака, вырос необыкновенный одаренный музыкальный мальчик. Ему не было и десяти лет, а он играл на скрипке так, что всякий, услышавший его, останавливался как зачарованный. Люди забывали все на свете, слушая его игру. Когда же мальчик переставал играть и люди со вздохом приходили в себя, они говорили один другому:

- Такого необыкновенного ребенка, конечно, еще не было на свете. Даже родившийся слепым, послушав его игру, наверно, ясно себе представит и волны, разбивающиеся о скалы, и белоснежные облака на синем небе, и паруса уходящих в море рыбацких лодок, и чаек, ныряющих за рыбой...

Владимир Романович Келер

Волшебная нить

У молодой, счастливой женщины родился сын. Добрая фея материнства, улыбаясь, подошла к ней и, достав две невидимые ниточки - из сердца матери и из сердца ее ребенка, - связала их. Мать ничего не видела, но почувствовала, что сделала фея. Поэтому, когда ребенка хотели унести (он поел первый раз в жизни и спал), мать испуганно прижала его к себе и сказала :

- Нет, нет, я никуда его не дам.

Татьяна Коваленко

Серебряный грот-2

Учеба давалась ему с трудом. Даже понимание своих способностей и возможностей не помогало. Правда, он все-таки делал успехи и медленно, но верно, продвигался вперед.

На этот раз у Сэма совсем опустились руки. "Надо же! - думал он. Заставить кошку летать! Да как же я это сделаю?" Задание действительно было не из легких: представить учителю летающую кошку. Крылья этим животным не положены (тогда уже чудовище какое-то получится, а не кошка), а как же летать без крыльев? "Что же мне теперь делать?" - в отчаянье думал Сэм.

Раиса Кудашева

В лесу

В лесу родилась ёлочка,

В лесу она росла,

Зимой и летом стройная,

Зелёная была.

Метель ей пела песенку:

"Спи, ёлочка, бай-бай!"

Мороз снежком укутывал:

"Смотри не замерзай!"

Трусишка зайка серенький

Под ёлочкой скакал.

Порою волк, сердитый волк,

Рысцою пробегал.

Чу! Снег по лесу частому

Под полозом скрипит,

Лошадка мохноногая

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Однажды в кабаньем детстве...

Рассказ

Под утро - не было еще и трех - потрепанный, с комками линялой шерсти на спине лис предпринял сомнительное в смысле надежды на добычу путешествие в глубь трущобистого низинного частолесья, по направлению к старому болоту. Низина только позавчера оттаяла, все на ней было дрянь, слякоть, по сухому пройти нечего и надеяться, воды же кое-где по брюхо. И как она омерзительно чавкает, шумит на весь лес!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Артюшенко

Необычный лекарь

У нас в доме случилось несчастье - тяжело заболела четырёхлетняя Олечка. Длительная болезнь сделала её равнодушной и безучастной ко всему.

Взрослые по очереди дежурили у её кроватки, и каждый старался развлечь девочку на свой лад. Но ни сказки, ни песни, ни фокусы, ни рисунки не вызывали у Олечки никакого интереса.

Её высохшее бледное личико всегда оставалось серьёзным, а голубые глаза смотрели с грустным равнодушием на все наши ухищрения.

Сергей Артюшенко

Однокрылый

Всё вокруг было напоено тягучим дрожащим зноем. Я лежал в тени у палатки и читал. Скрип колёс оторвал меня от чтения: высокая арба с сеном медленно тащилась по пыльной дороге. Сонные кони, высокая азиатская бричка, безмолвный возница и огромный стог бурого сена - всё это плыло в облаке пыли. И только скрип колёс был единственным звуком в этом однообразном тоскливом движении.

Вдруг что-то чёрное взметнулось где-то наверху, над сеном, и я увидел птицу, которая билась на верёвке.

Сергей Артюшенко

Опасный страж

Предметы расплывались, теряли форму, и мне усилием воли приходилось соединять их рассыпающиеся очертания и придавать им реальность.

Я знал, что приступ начнётся, когда шест, подпирающий верх палатки, задрожит, согнётся и выгнутой стороной будет приближаться ко мне.

И тогда все предметы выгнутся и вытянутся, как отражения в блестящих никелированных шарах.

Я слышал стук своих зубов и знал: когда всё кругом застучит зубами и мучительный вопрос, откуда у всех этих предметов зубы, до боли сдавит мой мозг, - это начинается приступ. Я всегда быстро поддавался его натиску, так как моё тело и воля были побеждены температурой и галлюцинациями.

Сергей Артюшенко

Последний патрон

Охота на кекликов - дело нехитрое. Глупые тяжёлые птицы с шумом вылетают из-под ног. Успевай только стрелять.

Я плохой стрелок. Но мой напарник стрелял за двоих. В посёлке мне посоветовали взять его проводником.

Спокойный, молчаливый житель гор, он легко и бесшумно скользил впереди.

Я не знал ни его имени, ни возраста, ни чем он занимается; просто я видел рядом человека, ставшего частью той суровой природы, которая окружала нас.