Медянка

Сергей Артюшенко

Медянка

До утреннего сеанса кино оставалось ещё полчаса.

Я сидел в садике и читал газету. Там писали, что весенний паводок принёс много змей с верховьев Днепра, и просили жителей быть осторожными.

С недоумением я перечитал заметку ещё раз...

Вдруг на зеленеющем газоне что-то зашевелилось, я невольно оглянулся... и увидел змею. Она медленно сползла на асфальтовую дорожку и устремилась к проезжей части улицы.

Другие книги автора Сергей Кириллович Артюшенко

Сергей Артюшенко

Несколько слов о змеях

Большинство людей боятся и ненавидят змей, считая их опасными врагами. Сотни легенд и историй создано о коварстве, злобе и жестокости этих существ. Может быть, поэтому встреча человека со змеёй почти всегда оканчивается трагически... для змеи.

Учёные считают, что возраст человечества - около миллиона лет. Змеи живут на земле более двадцати миллионов лет. Они обживали нашу планету ещё тогда, когда разум на ней только зарождался, и отлично приспособились к самым различным условиям существования.

Сергей Артюшенко

Поединок

Тона были грязными, контуры гор намечены грубо, задние планы напутаны! В общем, ничего не выходило, и я бросил работу.

Устало смотрел я на живописную каменистую долину, которая не получалась на бумаге.

Большая хищная птица плавно кружила в вышине и вдруг, сложив крылья, начала падать вниз.

Перед самой землёй она распластала крылья.

Но что это? Птица бросается на голые камни? Подпрыгивает, вновь опускается, что-то клюёт, бьёт крыльями!

Сергей Артюшенко

Случай в автобусе

Целую неделю я безуспешно подбирал ключи к жестокому сердцу заведующей Самаркандским зоомузеем, которая намеревалась снять красивую шкуру с песчаного удавчика и сделать из него новое чучело для музея.

А удавчик этот был действительно хорош! Длиной чуть меньше метра, с сильным упругим телом, украшенным ярким рисунком.

Мысль во что бы то ни стало спасти удавчика появилась у меня сразу, как только я узнал, что его ждёт.

Сергей Артюшенко

Коралловый аспид

Тело змеи плотно лежало в виде разомкнутого кольца, служа надёжной опорой для откинутой назад, словно взведённая пружина, головы. Напряжённость позы выражала то единственное мгновение, которое должно завершиться точным, молниеносным броском в сторону жертвы.

Слишком яркие поперечные полосы красного, белого и чёрного цвета, горящие неестественным блеском глаза, слишком широко раскрытая пасть делали пресмыкающееся похожим на фантастический аппарат для убийства.

Сергей Артюшенко

Полоз-эквилибрист

Даже если у вас очень богатое воображение, вы не сможете себе представить всей необычности ущелья, по которому мы брели в сумерках раннего утра. Я и мой товарищ орнитолог.

Перед нами проплывали фантастические силуэты гор на фоне бледного неба.

Время, ветер и солнце создали целую вереницу причудливых фигур.

Звери и чудовища, замки и лёгкие арки и просто циклопические нагромождения глыб.

Сергей Артюшенко

"Бывалые" змееловы

Весной на Копет-Даге встречается много змей. Мы отправились туда за гюрзами и кобрами для Ташкентского института вакцин и сывороток. Нашу группу возглавлял опытный змеелов-профессионал. Остальные все были любителями, хотя каждый из нас имел уже какой-то опыт.

В небольшом горном кишлаке нам разрешили занять несколько комнат в школе, пустовавшей на время каникул.

Зная, что местное население относится к змеям со страхом и ненавистью, мы не очень распространялись о целях нашей экспедиции.

Сергей Артюшенко

Кобра

Целый день писать этюды под палящим южным солнцем - дело не лёгкое.

Вконец измучившись, я подыскал "комфортабельную" пещеру, прохладную и просторную, и решил немного отдохнуть.

Я удобно устроился на мягком песке, покрывавшем пол пещеры, и сразу же уснул.

Чистый горный воздух, шелковистый песочек и живительное солнечное тепло навеяли чудный сон.

Будто я плыву в тёплой прозрачной воде, словно лечу по воздуху.

Сергей Артюшенко

Если змею не трогать...

Луковицы глубоко сидели в каменистом склоне горы. Чтобы извлечь их, приходилось долго бить киркой по гранитным обломкам.

Солнце уже начало клониться к невидимому горизонту, а я ещё не добыл и десятка драгоценных луковиц тюльпана Юлия.

От крутизны склона и от тяжёлой кирки горели руки, ныла спина, ног я совсем не чувствовал.

А луковицы прятались в камнях, от которых с бессильным звоном отскакивала кирка.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Константин Дмитриевич Ушинский

Петух да собака

Жил старичок со старушкой, и жили они в большой бедности. Всех животов у них только и было, что петух и собака, да и тех они плохо кормили. Вот собака и говорит петуху:

- Давай, брат Петька, уйдем в лес: здесь нам житье плохое.

- Уйдем, - говорит петух, - хуже не будет.

Вот и пошли они куда глаза глядят. Пробродили целый день; стало смеркаться - пора на ночлег приставать. Сошли они с дороги в лес и выбрали большое дуплистое дерево. Петух взлетел на сук, собака залезла в дупло и - заснули.

Когда Юля подошла в то холодное и сырое осеннее утро к школе, то сразу и не поняла, что же случилось. Дома по дороге в школу стояли как всегда. Улица до поворота тоже выглядела как всегда. Кошка, которая перешла Юле дорогу после поворота, тоже выглядела как всегда. Ничего особенного не было и на деревьях, стоящих вдоль тротуара после поворота. Юля прошла деревья, за которыми прятался школьный двор, и подошла к автобусной остановке. Но тут что-то заставило ее внезапно остановиться. Она посмотрела налево — и замерла с открытым ртом. Школы на месте не было. Школьный двор, правда, был. Но детей на нем не было, хотя обычно в это время двор был полон играющими и галдящими девчонками и мальчишками. Но самое удивительное, что вместо здания школы на земле теперь лежало плотное Розовое Облако. Облако слегка колыхалось и, казалось, дышало. Бока его шевелились, и то тут, то там на них появлялись большие плавные волны. Они то пропадали сами собою, то потихоньку начинали двигаться в разные стороны. Дорожка, которая вела от ворот школьного двора ко входу в школу, теперь просто уходила под странное облако.

Книга состоит из трёх частей – “Рассказы для самых маленьких” подойдут детям 4–6 лет, “Рассказы для детей постарше” и сборник “Максимка и Толик” – для школьников 7-11 лет.

В книге есть истории об интересных явлениях природы, о животных, птицах и растениях, но, в основном, это рассказы об отношениях между детьми, а также между детьми и взрослыми.

Сборник “Максимка и Толик” написан от первого лица, и мы как-будто сами участвуем в тех или иных событиях жизни Максимки и его друзей.

Одни рассказы книги весёлые и озорные, другие грустные и печальные, но все они добрые, интересные, открывающие что-то новое.

Детский рассказ о смелом муравье, который буквально свалился с небес. Его храбрость и тяга трудиться обязательно ему помогут в его приключениях.

В книге представлен цикл рассказов «В тайге» удивительного русского географа и этнографа, исследователя Дальнего Востока Владимира Клавдиевича Арсеньева. Автор, который был первым инициатором создания природных заповедников на территории нашей страны, рассказывает о животных с огромной любовью, подмечая их особенности и повадки. Амурские тигры и леопарды, кабарга и олени, росомаха и барсук, а также огромное множество других таёжных животных, ждут встречи с ребятами на этих страницах.

Для младшего школьного возраста.

Непросто навести порядок в сказочном лесу. Но участковый Михайло Потапыч и его юные помощники, племянник Миша с друзьями, зайчонком Хвостиком и лягушонком Петей, распутывают самые сложные происшествия, восстанавливают справедливость. Привлекают на свою сторону и Бабку-ёжку, и даже Серого Волка. И вместе с Алёшей Поповичем и Ильёй Муромцем сражаются со сказочной нечистью. Юные сыщики создают детективное агентство «Святогор» и борются за лучшую жизнь в Лукоморье.

Автор сказочного детектива писатель Александр Тутов и художник Наталья Пустовит приглашают вас в сказочный мир, полный драматических событий. В вечной борьбе Добра и Зла – Добро побеждает, несмотря ни на что.

В книгу включены сказки народов мира, изучаемые в начальной школе.

Очерк современных представлений о возникновении и развитии солнечной системы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Артюшенко

Необычный лекарь

У нас в доме случилось несчастье - тяжело заболела четырёхлетняя Олечка. Длительная болезнь сделала её равнодушной и безучастной ко всему.

Взрослые по очереди дежурили у её кроватки, и каждый старался развлечь девочку на свой лад. Но ни сказки, ни песни, ни фокусы, ни рисунки не вызывали у Олечки никакого интереса.

Её высохшее бледное личико всегда оставалось серьёзным, а голубые глаза смотрели с грустным равнодушием на все наши ухищрения.

Сергей Артюшенко

Однокрылый

Всё вокруг было напоено тягучим дрожащим зноем. Я лежал в тени у палатки и читал. Скрип колёс оторвал меня от чтения: высокая арба с сеном медленно тащилась по пыльной дороге. Сонные кони, высокая азиатская бричка, безмолвный возница и огромный стог бурого сена - всё это плыло в облаке пыли. И только скрип колёс был единственным звуком в этом однообразном тоскливом движении.

Вдруг что-то чёрное взметнулось где-то наверху, над сеном, и я увидел птицу, которая билась на верёвке.

Сергей Артюшенко

Опасный страж

Предметы расплывались, теряли форму, и мне усилием воли приходилось соединять их рассыпающиеся очертания и придавать им реальность.

Я знал, что приступ начнётся, когда шест, подпирающий верх палатки, задрожит, согнётся и выгнутой стороной будет приближаться ко мне.

И тогда все предметы выгнутся и вытянутся, как отражения в блестящих никелированных шарах.

Я слышал стук своих зубов и знал: когда всё кругом застучит зубами и мучительный вопрос, откуда у всех этих предметов зубы, до боли сдавит мой мозг, - это начинается приступ. Я всегда быстро поддавался его натиску, так как моё тело и воля были побеждены температурой и галлюцинациями.

Сергей Артюшенко

Последний патрон

Охота на кекликов - дело нехитрое. Глупые тяжёлые птицы с шумом вылетают из-под ног. Успевай только стрелять.

Я плохой стрелок. Но мой напарник стрелял за двоих. В посёлке мне посоветовали взять его проводником.

Спокойный, молчаливый житель гор, он легко и бесшумно скользил впереди.

Я не знал ни его имени, ни возраста, ни чем он занимается; просто я видел рядом человека, ставшего частью той суровой природы, которая окружала нас.