Мечта

Ваган Богачев-Гpигоpян

"Мечта"

Когда первые лучи солнца заставили меня зажмуриться, щекотливо играя моим лицом я тихонько подтянулся руками вверх, чтобы не разбудить тебя. Медленно приходя в себя, окунаясь в реальность и разбавляя её с остатками своего сна я огляделся кругом и в очередной раз, обрадовался и понял что сейчас, возможно, я самый счастливый человек на земле. Хочется крикнуть - "Остановись, мгновение!" Я всегда стараюсь запомнить этот момент и сам себе приятно удивляюсь ведь я боюсь, что такое счастье не может быть вечным, хотя понимаю, что рядом с тобой это возможно. В комнате было прохладно - дверца маленькой форточки медленно качалась из стороны в сторону - разрешая войти легкому ветерку. Одна штора была задвинута за кресло и окно открывало мне часть нашего города, которая видимо жила своей жизнью. Ты тихонько спала, время от времени вздрагивая. Твои пушистые длинные ресницы, недовольно сдвинутые брови, светлые волосы красиво переливались на фоне светло-розовой подушки - все это мне дорого, и нечего обманывать себя. Поворачиваясь на бок я провел рукой по волосам - привычка, подложил руку под голову, чтобы было удобнее смотреть на тебя. Я тебе никогда не говорил, что ты очень красивая? Девчонка, которая мирно лежала и жила в своих снах, маленький и нежный человечек. Во сне ты глубоко вздохнула и принялась опять мечтать, нежно подложив под правую щечку свою маленькую ручку. Ты такая смешная: сквозь сон потираешь кончик своего маленького носика, иногда мне кажется, что ты сейчас чихнешь и я не выдержу и громко засмеюсь на всю комнату и испугаю тебя. За тобой интересно наблюдать, когда ты спишь. Иногда ты переворачиваешься с боку на бок, а иногда ты не можешь заснуть на спине и все начинается сначала: правый бок, потом левый. Долго, сквозь сон ты будешь искать мою руку и отыскав её потянешь к себе, схватишь обеими руками, сладко вздохнув прикоснешься губами к ней и успокоишься. Каждый изгиб твоего тела, контуром обрисовывала белая простынь, трудно было сдержатся от соблазна и вздохнув пришлось потерпеть. Смотреть на тебя и любоваться тобой - я это могу делать часами. Однако, скоро ты уже проснешься и мне надо поспешить. Сегодня я кое-что придумал для тебя, думаю, что тебе это понравится. Медленно встав с постели я натянул на себя майку, которую нашел среди беспорядочной кучи наших вещей. Какое счастье что двери в этом доме не скрипят, впрочем как и полы. аправо находилась ванна. Чёрт, где же этот выключатель - никак не могу привыкнуть к квартире твоих родителей. Пора бы уже побриться - если бы ты знала как мне не нравиться бриться по утрам, но что поделаешь, ведь прошли те времена когда можно было не обращать внимания на свою рыжеватую бороду. В этот раз удачнее - ни разу не порезался. Еле сдержался от крика, до чего же щиплет лицо подаренный тобой одеколон, всё лицо покраснело. Посмотрев на себя в зеркало и улыбнувшись самому себе я прошептал - "Я везучий! Мне сегодня повезет!". Ладно, пора на кухню... До чего же не хочется заходить на кухню, мне кажется, что я вторгаюсь в то, что принадлежит только тебе и чувствую себя виноватым. Кстати, я тебе всегда говорил, что ты хорошо готовишь: от салатов, до тортов. В этот раз мне просто необходимо - кофе женщине, в постель! Интересно, что это такое? адо же, за всю историю своей жизни никогда не делал такого, ну и идея. Ладно попробуем тебе сделать сюрприз. Чайник уже на плите. Всегда удивлялся вашей кухне. апример, для чего нужен этот узкий но длинный стол, может быть для того, чтобы заполнить большое пространство чем-нибудь полезным? Вообще, не плохой ансамбль, но чувствуешь себя как в большом зале и еще эти старинные часы на стене, как будто им миллион лет. Мрачно. Тишину разорвал звук кипящей воды и конечно на такое способен только ваш маленький чайник. Вот когда я был маленьким, у нас дома был большой чайник, я его еле поднимал, а брат специально наполнял его водой до краев, а потом смеялся надо мной, когда я его нес двумя руками. Лучше, налью и кофе и чая, одну ложку сахарного песка в кофе, полторы ложки в чай. Теперь сгущённого молока и две маленькие ложки. Понеслась... Ты еще спишь, моя малышка. Положив поднос на тумбочку, я медленно, приподняв простынь залез опять в кровать. Стало теплее, обожаю когда тепло. Ты все также лежишь, на боку, лицом ко мне. Медленно и осторожно я наклонился к тебе и нежно поцеловав тебя в щечку, повернув твоё послушное тело на спину, прошептал - "Вставай, малышка..." и еще громче - "Девчонка, просыпайся!", опять поцелуй и нежная игра с твоими густыми волосами. Ты дернулась, не открывая глаз на миг задержала дыхание и резко вытянулась как маленький котенок. Доставая руками до ночника, и все еще не открывая глаз быстро спросила - "Сколько времени?", я этого ждал и уже дожидаясь тебя с подносом в руках сказал - "Девушка, откройте свои красивые глазки и Вы не пожалеете!". Ты резко открыла глаза, охнула и застыв на несколько секунд смотрела своими красивыми глазками на две дымящиеся чашки. В одной из них был горячий чай, в другой - кофе, как видишь выбирать приходится тебе самой. Осторожно погладив меня по руке, ты смотрела мне в глаза - так могла смотреть только ты. Я понял, что не промахнулся и улыбаясь спросил - "Тебе нравится?", ты посмотрела в потолок, и хлопая в ладоши закричала - "Как я тебя люблю! Ты просто не представляешь как я тебя люблю! Ты мой любимый мужчина, моя мечта!". Полулежа, опираясь спиной в деревянную спинку кровати, с подносом на коленях ты медленными глотками отпивала свой кофе и смотря куда-то вдаль сама себе счастливо улыбалась. Я быстро выпил свой чай. Прижавшись ко мне, другой рукой ты поддерживала поднос. Я своей левой рукой обнял тебя и следил за тобой - ты сейчас должна была мне что-то сказать, я это чувствую. "Ты не понимаешь что ты делаешь со мной" - ты положила кофе на поднос и медленно продолжала, - "Я тебе кое-что должна сказать - это очень важно для меня. Я тебе никогда не говорила - я хочу любить тебя до конца жизни, любить только тебя и в этом виноват только ты. Молодец, ворвался в мою жизнь, все в ней перевернул, так красиво мне рассказывал о любви, о красоте, о чувствах и что это значит - глубокий и тонкий цвет, медленный порыв? Ты это все видишь? Ты знаешь, кажется я тоже начинаю это замечать и чувствовать, также как ты. Если ты ненормальный - значит я тоже стала ненормальной. Ты научил меня любить, заниматься любовью, ты стал моим наркотиком. И вообще, этот кофе, ты что свалился с неба или жил до этого в книжках?". Такого поворота событий я, конечно, не ожидал, вернее ожидал всего, но только не этого. Пришлось отмахиваться - "Понимаешь, я ведь не каменный и могу тоже чувствовать. Посмотри внимательно весь этот мир, где все против чистой любви, посмотри вокруг: люди извратили это чувство и мне страшно - ведь её может не остаться совсем. Много раз я задавал себе вопрос различают ли люди секс от любви и думаю ты сама сможешь также ответить на этот вопрос как я. адо уметь любить, слишком много мнимых соблазнов, из-за которых влюбленные вынуждены расставаться. Этот предательский мир...Я бы очень не хотел, чтобы с нами стало тоже самое - может ты теперь поверишь как ты мне нужна, я угадал в тебе ту, одну на миллиард, которая сможет бороться и этим мы с тобой похожи!" - я посмотрел на тебя и заметил что ты, как-то странно опустила голову, - "Я тебя расстроил? Ты что плачешь? е плачь!" - по твоему красивому личику медленно стекали маленькие хрустальные капельки. Я нагнулся к тебе и начал нежно целовать твою хрустальную росу и она сразу исчезла - "Почему ты плачешь, девочка? А тебя обидел?". Ты пододвинулась еще ближе, обняла меня за талию, всхлипывая, еле слышно прошептала - "Это от счастья! Понимаешь, все, что было с самого начала и потом то, во что это переросло, ураган, который меня подкинул кверху и унес далеко - это ты. Утро, которое сделало меня самой счастливой на земле - опять ты. Я счастлива. Теперь я боюсь, что могу тебя потерять, обещай никогда не бросать меня, люби меня!". Опят слезы, надо же так расчувствовалась, мне даже как-то не по себе - "Девчонка, все в порядке. Мы все имеем право мечтать!" - от этих слов ты, почему-то вздрогнула, интересно что ты сейчас скажешь? Опят этот взгляд, ведь скажешь сейчас что-то такое... "Мечта говоришь?! Ты помнишь, что ты рассказывал, о своей мечте? Только не говори, что ты отказываешься от своих слов! А теперь, быстро одеваемся и едем на фирму - прямо сейчас! Я тебе уже нашла твою мечту, но одно условие - на рабочем столе твоей мечты, в Windows, будет моя фотография! Одевайся и не смотри так на меня...своими "глубокими" карими глазами!" е дожидаясь ответа и оставив меня наедине с самим собой, ты быстро выбежала из спальни и скрылась. е может быть, я просто не верю в это - ты определенно решила подарить мне ноутбук - знала, что я неоднократно говорил в кругу своих друзей, что женюсь на той девушке, которая мне подарит ноутбук. Все равно, просто не верится, что у меня будет ноутбук, подаренный тобой ноутбук! Через 10 минут ты вошла, веселая, глубоко поцеловала меня в губы и нежно потрепала за волосы - "Какие волосы! И главное только мои! Я очень сильно тебя люблю!!!" Помню, что пришёл в чувство тогда, когда ты стаскивала с меня майку и затем натягивала новую. После того как мы оделись, я рассказал какой-то смешной анекдот, наверное для того чтобы самому рассмеяться, отойти от всего. Тебе видимо понравился анекдот и ты опять принялась меня обнимать, кричат на всю спальню - "Люблю, люблю!" залезла на кровать и начала прыгать, как маленький ребенок. Долго еще ты вспоминала в троллейбусе, как твоя бабушка тебе в детстве советовала выходить замуж за усатого мужчину, но увы - я не усатый да и тебе, точно усатые дяденьки не нравились. Еще, ты призналась, что твоей мечтой был мужчина, который принесет тебе в постель кофе, как видишь им оказался я, хотя ты добавила, что если бы я не принес тебе утром, в постель кофе - ты все равно бы меня ни за что не отпустила из своей жизни. Опять признания, откровения. Когда ты мне все это рассказывала ты иногда смотрела в окно, постоянно поправляя свои волосы, я наблюдал за тобой - твои счастливые глаза, нежный голос, длинные ресницы, маленький носик, алые губки - ты очень красивая, ты самая красивая. а следующей остановке нам нужно было выходить. Одна из фирм твоего дяди, которая занималась продажей компьютерной техники находилась слева от универмага - идти осталось минут пять. Теперь ты мне говорила, что мне обязательно понравятся ноутбуки, что ты много рассказывала своему дяде обо мне и я ему непременно понравлюсь. оутбук. еужели я сегодня выберу себе один. Мне почему-то всегда казалось, что я его сам себе куплю, только вот нужно было долго копить, а тут ты со своим предложением. Конечно, легко тебе рассуждать - ты тратишь отцовские деньги, живёшь беспечной жизнью и неважно, что нас объединяет большое чувство, компьютерный дизайн и много всего остального, но я чувствую себя постоянно ущемлённым, когда не могу тебе подарить даже одну розу - у меня в кармане всегда бывает пусто. А тут ещё такой дорогой подарок от тебя, после которого я должен был с тобой...потому, что обещал. ет извольте, на что это похоже?! Мне стало обидно, что-то внутри не отпускало, разболелась голова. Решено, я больше так не могу, я остановился, и посмотрел ей в глаза:

Популярные книги в жанре О любви

Маседонио Фернандес

Танталиада

Мир создан в наказание Танталам.

Сцена первая. Забота о травинке

Убедившись, что способность любить, малейшее теплое чувство, как ни пытался он их вернуть, покинули его окончательно, и мучась этим своим открытием, Он долго ломал голову и в конце концов решил: пусть новое воспитание чувств начнется для него с заботы о беспомощной былинке, хлопот о жизни почти ничтожной, последних крох ласки, в которых не отказывают никому.

Попов Андрей

Как хорошо...

Он лежал на диване и страдал. Hет, у него ничего не болело, вернее уже ничего не болело. Лекарства сработали как положено, и теперь Он чувствовал себя здоровым, но пустым. Он был не из тех людей, которые вот так проводят выходные на диване. Это, были первые выходные за много лет, которые Он провел в полном безделье. По телевизору показывали какой-то смешной фильм, Он много раз пытался сосредоточиться на сюжете, но всякий раз быстро терял ниточку сценария, картина казалась невероятно скучной. В который раз Он подумал, вот американцы, дефективная нация, смеются там, где не смешно. Hо дело было вовсе не в американском кинематографе... Он приметил ее в первый же день установочной сессии. Тихая, хрупкая, красивая и с прыщами. Он так и не понял до сих пор, почему обратил на нее внимание, но то, что приметил, это точно. А потом Он, как самый старший в группе, сговорил народ обмыть окончание сессии. Сам купил на всех пива, орешков. Они тогда толпой человек в десять долго сидели в чужом дворе на лавочке. Как всегда Он был центром компании. Она сидела на краю и часто вставала, много говорила и, явно гордилась, своей принадлежностью к журналистике. Он же, как журналист со стажем, смотрел на это свысока. Когда расходились, Он записал телефоны всех. Она своей рукой вывела в его ежедневнике имя, телефон и фидошный адрес, что само по себе уже необычно. В субботу Он просидел весь день дома и ждал ее звонка. Hакануне Она впервые пообещала, что сходит с ним на прогулку. Пусть даже в безлюдный парк. И встретится, договорились в укромном месте. Hо Он необычайно был рад. В их бурных отношениях явно назревал упадок, а этого Он боялся больше всего. И вот такой поворот, о котором так мечтал. Он уже представлял, как они вдвоем, держась за руку, бродят по тихим аллеям зимнего леса, как расскажет ей что-то интересное, а Она, обычно молчаливая, разговорится и тоже станет говорить, говорить, говорить всякую чушь, которую ему так приятно слушать. Он сам не найдет достойной темы и поддержит ее бессмысленный рассказ. Они будут долго ходить, пока не заблудятся. Он, как настоящий мужчина, выберет единственно верную тропу, и они заблудятся еще больше. О, как Он мечтал заблудиться с ней в лесу. Конечно, они найдут дорогу. По пути забредут карьеры. Когда-то много-много лет назад здесь добывали гранит, а сегодня - это любимое место отдыха всех горожан. Ребенком, Он очень часто приходил сюда на лыжах. Hа самом деле Он знает этот лес как свой дом, но специально заведет ее в такую глушь, что покажется, что они заблудились. А еще Он подшутит над ней, а Она, сделает вид, что обиделась, легонько толкнет его, от чего Он рухнет плашмя в самый глубокий сугроб. О, нет! Такого ни один мужчина не простит! Он догонит ее и закопает в снегу. Они будут валяться как маленькие дети, смеяться и визжать от восторга. А потом Он ей скажет: "Малыш, я люблю тебя". Она преданно посмотрит ему в глаза, но, как всегда, ничего не ответит... Сто раз Он подходил к телефону, чтобы проверить, работает ли. Тот работал. Скучно и спокойно гудел. Весь день Он не находил себе места. Если до обеда еще на что-то надеялся, то после все понял, но все равно ждал. И опять подходил к телефону, проверял его. Телефон работал исправно, но никто не звонил. И судя по всему, не собирался звонить. Вечером, часов в семь Он пошел прогуляться, пешком побродить по улицам, покурить. Дома Он никогда не курил, хотя дело вовсе не в этом. Hе смог больше ждать, не смог больше терпеть. Забрел в маленький магазинчик, в котором работал когда-то, а там "Праздник урожая", или попросту, народ обмывал премию. Оставайся, говорят, выпей и вообще у нас, мол, весело. Там действительно было весело. Компания интересная, все свои. Первая мысль, которая пришла к нему, что если останусь, а вдруг звонок, и то, что я жду, произойдет без меня? Просто ужас объял. Hо Он сдержался и остался. Пили водочку, наливая в баночки из-под фотопленки. Потом ходили за водкой и продуктам еще раз и опять пили. Hо каждые пять минут, Он звонил домой и проверял автоответчик. Бездушный аппарат всякий раз отвечал, что сообщений нет:

Настя Разумова

Вьюрок

Есть такая девочка. Маленькая, яркая, юркая. Hи то белочка, ни то лисенок. Улыбка до ушей и нос-картошкой. С тонкими ногами и руками. С большими коленками. Вьюрок. Угловатая. Добрая. Яркая. Ее увидел художник. Он понял, что она - одна такая. Она не просто так, а живет. Он сказал: - Вьюрок, пойдем гулять по рельсам. Она пошла. Он большой и неуклюжий. Он давно разочаровался в жизни. Он понял людей, и теперь ему скучно. Перестал рисовать. Закнул свой плащ и мольберт. Для него все просто: есть Человеки, а есть человечки. Вторых больше. Первые встречаются редко. Он был стар, мудр и безнадежен. Он уже очень давно не рисовал. Hо все еще считал себя художником. Он увидел ее.

Полина ШАХОВСКАЯ

Чувство древнее, как мир

Уже само название книги Полины Шаховской предваряет ее основной сюжет - это книга о любви. Имена знаменитых возлюбленных звучат как музыка: Нефертити и Эхнатон, Аспазия и Перикл, Клеопатра и Цезарь, Мария Валевская и Наполеон Бонапарт... В жестоком мужском мире жили и осмеливались любить, поплатившись за свою любовь, Мария Стюарт, Мария-Антуанетта, Елизавета Тараканова, Анна Павлова... Это книга о тех, кто, несмотря ни на что, сохранил в себе это чувство - древнее, как мир.

Елена Шерман

Новые рассказы о любви

ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ

Отгорел жаркий, бесконечно долгий июльский день, и на изнуренную зноем землю упала долгожданная прохлада. Вечер окутал синевой спеющую ниву и скошенные зеленые луга; в зеркальной глади медленных речных вод отразились первые звезды. На пыльных сельских улочках постепенно стихали дневные звуки. Разбежались по хатам заигравшиеся загорелые ребятишки, хозяйки, позвякивая ведрами, вернулись в дома после вечерней дойки; скрипнула калитка за тяжело ступающим запоздалым хозяином, усталым после дневных трудов. Минул час, и в хатах стали гаснуть огни: после ужина пришло время сна. Лишь одна юная парочка у плетня все не хотела расстаться, шепчась о своем заветном, милом, зеленом, да деревенский пьянчужка, возвращаясь спотыкающимся шагом домой, к гневу женушки, бормотал вполголоса какую-то песню, путая и мотив, и слова; но вскоре смолкли и эти голоса, и наступила тишина.

Елена Шерман

Тысяча рублей

История из интеллигентской жизни

Время действия: середина 1980-х гг.

Действующие лица:

- кредитор, Иван Сергеевич, доцент;

- должник, Михаил Андреевич, профессор;

- Татьяна Петровна, жена Ивана Сергеевича

- Любовь Георгиевна, жена Михаила Андреевича.

Иван Сергеевич

Возможно, я не прав, а права Таня, но чем больше я думал обо всем этом, тем сильнее мое убеждение, что в этом деле виноватых нет. Я не мог не занять деньги лучшему другу, он был вполне прав в своем нежелании никому (в том числе своей благоверной) говорить о крупном займе у подчиненного, а Люба, несчастная женщина, всегда была чуть жадновата и... Впрочем, наверно, надо все-таки изложить обстоятельства дела в хронологическом порядке.

Татьяна Сибара

Hочь. (Одиночество)

По темной улице, цокая каблучками, медленно шла девушка. Одинокая девушка.

Ее взгляд был обращен куда-то в саму себя. Она шла медленно, чуть наклонив голову.

Она остановилась лишь на мгновение, для того, чтобы снять резинку, туго связывающую ее волосы. Свободные, они упали на ее плечи. Она взъерошила волосы руками и улыбнулась, почувствовав радостную легкость. Только глаза...

Ее глаза все равно остались грустными. Черные, глубокие - они удивляли и привлекали, но в них всегда светилась такая тихая, щемящая тоска.

Поднимаясь по лестнице, Алиса нащупывала зажатый в руке ключ. «Тот самый ключ… У него было все то же погнутое кольцо, они его не заменили». Только она закрыла за собой дверь и отбросила назад маленькую креповую вуаль, то сразу почувствовала знакомый запах квартиры. Тридцать — сорок сигарет, выкуривавшихся ежедневно в течение многих лет, окрашивали, пропитывали всю мастерскую, прокоптили ее стеклянную наклонную крышу.

Тридцать — сорок окурков, раздавленных в бокале из черного стекла, свидетельствовали, сколь упорна была привычка. И бокал из черного стекла все еще был здесь! За тридцать лет кое-где побитый, потертый, пришедший в негодность. Но все же черный бокал цел. Кто же здесь сменил духи? Коломба или Эрмина? Не задумываясь больше над этим, она машинально «втянула в себя живот», чтобы протиснуться между кабинетным роялем и стеной, затем по привычке оригинальным способом, то есть амазонкой, села на обитую кожей спинку дивана, опрокинулась и скатилась на сиденье. Но маленький флажок из крепа, который украшал ее траурную шляпку, зацепился за край партитуры и повис на полпути. Алиса с усталым видом наморщила нос и лоб и поднялась. В стенном платяном шкафу, устроенном в скошенной части мансарды мастерской, она сразу же нашла то, что искала: горчичного цвета костюм: однотонную юбку и трикотажную блузу с зеленым рисунком, которую она тоже понюхала. «Чья? Эрмины или Коломбы?..» Она проворно сбросила свой черный жакет и юбку, спокойно надела платье из джерси, затянула молнию и завязала на шее шарф блузы. Сестры Эд не были близнецами, но были одинаковыми и похожими друг на друга своими прекрасными крупными фигурами, для которых когда-то были впору костюм на двоих, шляпка на троих, одна пара перчаток на четверых. «Противный черный цвет!» Алиса собрала свою одежду, спрятала ее в шкаф и тщетно стала искать сигареты. «Из всех троих никто не догадался оставить мне хотя бы одну!» Она вспомнила, что из троих осталось только две. Бизута, младшая, неудачно вышедшая замуж, вела съемки слегка романтических документальных фильмов у берегов Маркизских островов. Ее муж снимал, Бизута ставила сценки с аборигенами. Полуголодные, так как денег заказчика, которого преследовали неудачи, едва хватало, они влачили освещенную солнцем нищенскую жизнь, переезжали на торговой шхуне от «океанского рая» «на остров мечты». Об этом свидетельствовал лист картона, прислоненный к трубе холодной плиты и весь увешанный моментальными фотографиями: Бизута на коралловом острове, Бизута в короткой пляжной юбке, с развевающимися волосами и увенченная тиарой из цветов, Бизута, размахивающая рыбой… «Она очень худа, естественно. Все это бесконечно грустно… Если бы я была тогда дома. И надо же было, чтобы она вышла замуж, когда Мишель и я отсутствовали. Это случается иногда в доме, когда буфет особенно пуст и оставались только крошки табака в глубине карманов. Такая прелестная Бизута прилепилась к какому-то поношенному Буттеми… Идиотка…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Богатырев

АЛИСА В СТРАHЕ СЛЕПЫХ

КОТОВ БАЗИЛИО.

(Отрицание отрицания отрицания)

ГЛАВА 19. БЕЗГЛАВАЯ.

У Бубы развязался шнурок на среднем белом ботинке, и вдобавок дорогу ему перебежала белая кошка. Поэтому он решил зайти и успокоить нервы до омерзения крепким кофе.

Буба вошел в кафе и увидел чертову бабулю в желтых панталонах.

Она привлекательно воняла чем-то тонким и изощренным, вроде прелого шоколада. Это сразу же навеяло на Бубу столь неуловимые мечтания, что он с тоской подумал о банановом рассоле и сухо облизнулся.

Андрей Богатырев

Где я?

Я открыл глаза, просыпаясь. Было бы естественно обнаружить себя лежащим, ну на худой конец сидящим. В крайнем случае - стоящим, хотя это уже полный бред. Я обнаружил, что падаю. В какие-то туманы или облака, со страшной скоростью набегающие на мои ноги. Я тряхнул головой. Туман исчез и я увидел Его. Он стоял в белой комнате и смотрел на меня и чуть в сторону.

- Я что, в больнице? - спросил я.

- Hет, - ответил он. - Ты на том свете. Ты умер. Давно. И теперь воскрес снова.

Андрей Богатырев

Кто родил Бога?

До сих пор никто не знает, как произошла жизнь на Земле. До сих пор никто не знает, есть ли жизнь где-либо ещё, помимо Земли. В силу общности законов физики - почему бы нет? Есть теории креационизма, где Бог создаёт мир в шесть дней, есть теории самоорганизации, где эволюция и отбор создают из простого сложное, есть теории жизни как непременного свойства материи, и так далее.

Креационизм - это слишком просто. Возникает вопрос: откуда же это взялся такой умник, который всё выдумал? Откуда он взял всё это в своём уме? И почему он не сделал того же самого раньше? Короче говоря, где ты был раньше, Отче?

Igor Bogdanets

Мутабор

"Мутабор!" Ты шла по мне, и острые каблучки терзали мою плоть. Боль накатывала стремительно и резко, как штормовая волна, и, достигнув пика, стекала, разбившись на тысячу мелких струящихся ручейков. Сначала ты касалась меня каблучком нежно, почти невесомо, и я вздрагивал от предвкушения, изо всех сил прижимаясь спиной к бетонной поверхности. Ты переносила на него всю тяжесть своего тела, и я, судорожно замерев, тянулся к тебе всеми своими ворсинками, ласкал твои подошвы, вожделея, желая полностью опутать, запеленать в тугой кокон, обездвижить и лежать долго и неподвижно, заключив в объятиях. Двадцать шесть томительных шагов от края до края. Двадцать шесть сладчайших мгновений. Жаль, что у меня нет глаз. "Мутабор!" Я обнимал твои ягодицы. Ты крепко сжимала ими мои сбившиеся складки. Я чувствовал каждое их подрагивание, каждое сокращение твоих мышц. Волосы щекотали меня, и я ерзал от восторга и наслаждения. Прильнув к твоему лону, я ощущал припухлость твоих губ и впитывал его влагу. "Мутабор!" Капелькой пота я сбегал по твоему телу, задерживаясь и перекатываясь в восхитительном углублении твоего пупка. "Мутабор!" Я держал твои груди. Я не давал им вырваться на волю. Я мял их и тискал, с трудом пресекая попытки твоих затвердевших сосков пронзить мое тело. "Мутабор!" Я колыхался твоей юбкой. Я обнимал твое запястье тоненьким браслетом. Я был твоей простыней и твоим одеялом, твоей мочалкой и мылом, струями душа и губной помадой. Я познал тебя всю. Я был женской сумкой в переполненном троллейбусе, вдавленной в твой живот. Я был твоим гигиеническим тампоном и биде, гинекологическим креслом и оранжевыми дольками апельсина. - Слава! обратилась она ко мне. - А у меня сегодня день рождения! Она улыбалась. Улыбалась и явно хотела моего общения. - Мои поздравления.. - скомканно пробормотал я. - Приходи ко мне в семь. Я тебя приглашаю. - Извини, виновато сказал я, - работы сегодня много. Задержаться придется. Hу никак не могу я сегодня. - А-а-а... - ее глаза потухли и погрустнели. - Hет, так нет. Ты извини. Закусив губу, она пошла прочь маленьким обиженным щенком. Я обнимал ее маленькие ступни, нежно касаясь своей итальянской кожей каждого пальчика, ноготка на этом пальчике и розовой пятки. Я ловил каждой твое движение. Пятка-носок, носок-пятка. Что мне день рождения, если я знаю каждую родинку на твоем теле? "Мутабор!" "Мутабор!" "Мутабор!"