Мечи против Марлука

Мечи против Марлука
Автор:
Перевод: Рамин К. Шидфар, Г. Сапунков
Жанр: Фэнтези
Серия: Дерини

«Хроники Дерини». Уникальная сага – «фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фонд жанра «литературной легенды». «Хроники Дерини». Сказание о мире странном, прозрачном и прекрасном, о мире изощренно-изысканных придворных интриг, жестоких и отчаянных поединков «меча и колдовства», о мире прекрасных дам, бесстрашных кавалеров, порочных чернокнижников и надменных святых…

Отрывок из произведения:

Тем летом ничто не предвещало беды от Марлука. В ту пору имя Хогана Гвернаха воспринималось как легенда, смутная опасность из далекого Толана, которая могла при случае обернуться угрозой для трона Бриона. Хотя ходили слухи, что он потомок последнего колдуна дерини бывшего королем Гвинедда, род Гвернаха не объявлялся в королевстве на протяжении без малого трех поколений – с тех пор как провалилось вторжение Дучада Мора, во времена правления Яшера Халдейна. Большинство тех, кто вообще помнил о существовании Хогана, полагали, что он давно отказался от своих притязаний на корону Гвинедда.

Рекомендуем почитать

В зависимости от вида магии, колдовская книга может быть собранием заклинаний и колдовских рецептов, описанием ритуальных действий, книгой наставлений по магии или иногда сочетанием всех трех.

Колдовская книга, представленная вашему вниманию, по большей мере близка последней, хотя это, скорее, не книга наставлений, а книга толкований и комментариев к десяти романам note 1 и собранию повестей, составляющих в данное время канонический труд о мире дерини. В соответствии с хронологическим порядком событий, описываемых в них (вне зависимости от времени написания и публикации), они составляют Канон дерини:

Трагические события, описанные в романе «Тень Камбера», привели к тому, что перед Келсоном опять встал вопрос выбора невесты. На сей раз откладывать дело возможности не осталось — настало совершеннолетие Лайема-Лаоса, короля Торента, который последние четыре года находился при дворе короля Гвиннеда, формально заложником, а фактически — обучаясь необходимым для короля наукам. По возвращении на Родину молодой король должен пройти церемонию посвящения — киллиджалай, во время которой владыки Торента обретают могущество Фурстанов. Сама церемония построена так, что взыскующий могущества в какой-то момент становится уязвимым для предательства, а у Келсона есть все основания подозревать, что дяди Лайема замыслили недоброе, и он полон решимости приложить все силы для защиты молодого короля Торента, дружба с которым несёт надежду на долгожданный мир между двумя королевствами. В немаловажном вопросе обретения Гвиннедом королевы помощь пришла с неожиданной стороны, хотя это не доставило радости самому Келсону. Однако, судя по всему, свою невесту он найдёт при дворе Хорта Орсальского, который Лайем и Келсон посетят на пути следования в Торент.

«Хроники Дерини». Уникальная сага — «фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фонд жанра «литературной легенды».

Однако в этот сборник включены рассказы, принадлежащие перу НЕ ТОЛЬКО САМОЙ КЭТРИН КУРТЦ, но и лучшими — вернейшими! — из ее учеников. Произведения, в которых любимый нами мир Дерини обретает новые грани, а давно знакомые персонажи — новые черты…

Настоящие поклонники фэнтези!

Без ЭТОЙ книги не будут ПОЛНЫМИ даже самые полные «Хроники Дерини»!

«Хроники Дерини». Уникальная сага — «фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фона жанра «литературной легенды».

«Хроники Деринн». Сказание о мире странном, прозрачном и прекрасном, о мире изощренно-изысканных придворных интриг, жестоких и опаянных поединков «меча и колдовства», о мире прекрасных дам, бесстрашных кавалеров, порочных чернокнижников и надменных святых. Сказание о мире, силою магии живущем — и магию за великий грех считающем.

Настоящие поклонники фэнтези!

«Хроники Деринн» должны стоять на вашей книжной полке — между Толкиным и Желязны. Особенно — ПОЛНЫЕ «Хроники Дернин»!

«Хроники Дерини». Уникальная сага— «фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фонд жанра «литературной легенды».

«Хроники Дерини». Сказание о мире странном, прозрачном и прекрасном, о мире изощренно-изысканных придворных интриг, жестоких и отчаянных поединков «меча и колдовства», о мире прекрасных дам, бесстрашных кавалеров, порочных чернокнижников и надменных святых. Сказание о мире, силою магии живущем — и магию за великий грех считающем.

Настоящие поклонники фэнтези!

«Хроники Дерини» должны стоять на вашей книжной полке — между Толкиным и Желязны. Особенно — ПОЛНЫЕ «Хроники Дерини»!

«Хроники Дерини». Уникальная сага-«фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фонд жанра «литературной легенды».

«Хроники Дерини». Сказание о мире странном, прозрачном и прекрасном, о мире изощренно-изысканных придворных интриг, жестоких и отчаянных поединков «меча и колдовства», о мире прекрасных дам, бесстрашных кавалеров, порочных чернокнижников и надменных святых. Сказание о мире, силою магии живущем — и магию за великий грех считающем.

Настоящие поклонники фэнтези!

«Хроники Дерини» должны стоять на вашей книжной полке — между Толкиным и Желязны. Особенно — ПОЛНЫЕ «Хроники Дерини»!

Другие книги автора Кэтрин Куртц

Истоки магического рода Дерини теряются в глубине прошлого. Чудесные способности рода привлекают и отталкивают людей, делят их на друзей и недругов. Особо ненавистна к Дерини господствующая и воинствующая Церковь, ибо магия — орудие дьявола и те, кто ею занимается, также его служители. Под наветами и ударами Церкви запрещаются занятия магией, а Дерини отстранены от власти и обречены пребывать в тени. Но не все представители рода магов готовы примириться с несправедливостью… Эпический цикл о Дерини — одно из высших достижений фэнтези, а имя Кэтрин Куртц прочно вошло в десятку лучших представителей направления.

Регенты взяли верх. Дерини объявлены воплощениями зла и слугами дьявола. Лишь единицы еще пытаются спасти свой народ от окончательной гибели. Не последняя роль в этом отводится Ревану, готовящемуся объявить о своем откровении и возможности спасения душ Дерини. Ивейн разыскивает способ вернуть к жизни своего отца Камбера. При королевском дворе у Дерини находится неожиданный союзник — принц Джаван, в котором пробуждаются способности Халдейнов.

Ссылки на карту мира:

Карта мира (русс.): http://oldmaglib.com/book/k/Kurtz_Katherine__Camber_Of_Culdi(The_Legends_Of_Camber_Of_Culdi-1)_map2.jpg

Карта мира (англ., схематичная): http://oldmaglib.com/book/k/Kurtz_Katherine__Camber_Of_Culdi(The_Legends_Of_Camber_Of_Culdi-1)_map1.jpg

Книга подробно рассказывает о магии, которую используют Дерини — как о врожденных способностях их психики, так и о сложных волшебных ритуалах.

Синхил воцарился на троне Гвиннеда, но бежавшая в Торрент Эриэлла, сестра последнего короля-Дерини из династии Фестилов, собирает войска, дабы вновь низвергнуть династию Халдейнов. Битва грядет и ее исход окажет огромное влияние на судьбу Камбера и его друзей, которым придётся пойти на многое, чтобы спасти результаты трудов своих.

Ссылки на карту мира:

Карта мира (русс.): http://oldmaglib.com/book/k/Kurtz_Katherine__Camber_Of_Culdi(The_Legends_Of_Camber_Of_Culdi-1)_map2.jpg

Карта мира (англ., схематичная): http://oldmaglib.com/book/k/Kurtz_Katherine__Camber_Of_Culdi(The_Legends_Of_Camber_Of_Culdi-1)_map1.jpg

Сборник рассказов по миру Дерини.

«Все рассказы этого сборника, кроме первого, приходятся на времена между трилогиями о Камбере и Дерини, и служат для восстановления хронологии. В общем повествовании явно недоставало некоторых эпизодов, необходимых для сюжета и для его дальнейшего развития в будущем романе. Три рассказа были написаны специально для этого сборника и никогда ранее не появлялись в печати. Еще один не печатался некоторое время, а остальные не имели широкого распространения. Относительно романов все они канонические — то есть полностью согласуются с сюжетами. Большинство даже строится на эпизодах или с участием персонажей, которые упоминаются в романах. И в некоторых рассказах, помимо прочего, намекается на то, что будет происходить в следующих книгах». (К. Куртц).

«Хроники Дерини». Уникальная сага – «фэнтези», раз и навсегда вписавшая имя Кэтрин Куртц в золотой фонд жанра «литературной легенды». «Хроники Дерини». Сказание о мире странном, прозрачном и прекрасном, о мире изощренно-изысканных придворных интриг, жестоких и отчаянных поединков «меча и колдовства», о мире прекрасных дам, бесстрашных кавалеров, порочных чернокнижников и надменных святых...

В книге рассказывается о судьбе чародеев Дерини — древнего рода колдунов, чье могущество было некогда проклято Церковью и людьми. На протяжении столетий Дерини подвергались жесточайшим гонениям; их таинственные силы внушали простым смертным ужас.

К тому времени, о котором идет повествование, многие Дерини постарались забыть как о своем происхождении, так и о необычайном своем могуществе, повторяя вслед за отцами Церкви, что магия есть зло. Многие, но не все…

Вот уже несколько столетий магия в Гвиннеде под запретом. Носители магии — Дерини — прокляты церковью: забыто, что когда-то именно их называли спасителями страны. Король Брион Халдейн неожиданно погибает в расцвете сил. Лишь один из его приближённых, молодой лорд Аларик, тайный Дерини, знает, что причиной смерти Бриона послужила магическая атака. Успеет ли он помочь юному принцу Келсону обрести силу Халдейнов, или тот окажется следующей безвольной жертвой?

Популярные книги в жанре Фэнтези

ЭЛЕМ

Каменистая пустыня с редким низкорослым кустарником простирается до самого горизонта на сколько хватает глаз. Зыбкое марево дрожит над поверхностью, должное обозначать перегретую солнцем почву, отдающую атмосфере излишки тепловой энергии. Но это лишь иллюзия. Здесь нет ни солнца, ни воздуха, а мягкое тепло и ровный свет являются сущностями пространства.

Тропинка, по которой я шагаю, едва различима: она вымощена той же галькой, что в беспорядке разбросана вокруг, и лишь некая осмысленность узора делает её дорогой, потенциально могущей куда-то привести. Цвет гальки я раз и навсегда определил для себя как красный, хотя на самом деле он далёк от всех известных моему зрению цветов. Он плотнее и насыщеннее, и как бы самостоятельнее, что ли: его легко представить без всякого подложного материала вообще.

В комнате под землей, квадратной, пять метров в длину, были два Кьема. В центре стояли стол и кресло, один Кьема лежал на столе, а другой сидел, скрестив ноги, в кресле.

Шел тринадцатый день с момента пробуждения Маджина, над ними едва забрезжил рассвет.

Кьема на столе был в виде инжира, на котором виднелся маленький рот.

— Уже скоро. Уже скоро ко мне вернется Фреми, — сказал высоким голосом Тгуней.

Другой Кьема, что слушал Тгунея, был Кьема-ящерицей, что ходил на задних лапах и отличался тремя крыльями. У него не было имени, а Тгуней использовал его как тело.

Третья повесть Терри Брукса из цикла «Паладины Шаннары» знакомит нас с Мастером Боя – Гаретом Джаксом и его приключениями, случившимися незадолго до событий книги «Песнь Шаннары». Красивая и таинственная Лириана находит Мастера Боя и просит помощи в освобождении ее людей от власти чародея по имени Кронсвифф – вампира, высасывающего души своих беспомощных жертв. Бесстрашный Гарет Джакс соглашается помочь, но чувствует, что Лириана что-то скрывает от него.

Когда в пламени войны сгорает все, чем ты дорожил, тяжело научиться жить заново и поверить в себя. Маг, лишенный дара, он почти смирился с утратой, но не может о ней забыть. Но когда тьма, идущая из седых веков, безумие ненависти и любви и вязь интриг, в которой переплелись судьбы престолов закручиваются бурей, нет времени на раздумья и сомненья. Остается только принять предначертанный судьбой путь, следуя за долгом — и тем, что выше долга. За своим предназначением.

Погибающий мир, обреченный пожрать сам себя. Древнее пророчество сбывается, апокалипсис неизбежен. Этим утром весь мир был одного цвета — серого. Закутавшись в толстый, пропахший собакой, плащ, правитель третьей части населённых людьми земель сидел на балконе дворца и, не моргая, смотрел вдаль. Ночью был шторм, поэтому воздух пах солью, водорослями и гниющей рыбой. Иногда поднимался ветер, но он дул с моря, и становилось ещё хуже.

Все, что не убивает нас, делает сильнее, и все испытания в жизни — не случайны.

Пришло время вспомнить о великой легенде о Деве Солнца, ведь все пророчества начинают сбываться с невероятной скоростью, а наследники — в самом центре развивающихся событий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Где же это он? Жесткий, покрытый слизью пол, воздух черен и пропитан зловонием. Остальное совершенно неясно. Вот только голова очень болит.

Лежа на ледяном полу, Фестин со стоном приказал: «Эй, посох!» Но ольховый волшебный посох так и не появился. И тут Фестин понял, что ему угрожает страшная опасность. Он сел и, поскольку посоха у него не было, и он не мог зажечь настоящий волшебный огонь, щелкнул пальцами и пробормотал нужное заклинание. Слабый голубоватый огонек – частица его души, – вызванный к жизни волей волшебника, вспыхнул в воздухе, рассыпая искры. «Поднимись-ка повыше», – сказал ему Фестин, ощущая в парящем огоньке частицу самого себя, и светящийся шарик поплыл вдоль стены к потолку, все выше и выше, пока наконец не осветил крышку люка – метрах в пятнадцати от пола. С этой высоты лицо самого Фестина казалось бледным пятном на дне темного колодца. Огонек не отражался в сочащихся влагой стенах: они с помощью магии были сотканы из ночной тьмы, поглощающей всякий свет. Потом светящаяся частица души Фестина вернулась в его тело, и волшебник сказал огоньку: «Погасни», и тот погас. А Фестин сидел в темноте и, отчаянно ломая пальцы, думал.

ОТ АВТОРА

Тот, от чьего лица – иногда страстно, иногда отстраненно – ведется это повествование, не человек, а старый, потрепанный, но высококачественный фотоаппарат с двухлинзовым длиннофокусным объективом, который часто снимает то, что лучше не снимать, а временами и то, что снять вовсе невозможно. Он не только регистрирует тончайшие нюансы света и тени, стиснутые меж бело-черных полюсов дня и ночи, женщины и мужчины, неба и земли, духа и тела, добра и зла, жизни и смерти, но еще и отмеряет щелканьем своего затвора течение времени, а его сверхчувствительная пленка (400T.MAX) способна улавливать сияние, источаемое Вселенной. К сожалению, человек, который вот уже тридцать лет холит и лелеет эту допотопную камеру, то ли дилетант и тупица, то ли просто недотепа: и перевалив за пятьдесят, не понял, пессимист он или оптимист, – знай себе ловит безответным объективом непонятную жизнь других людей; его губы растянуты в самозабвенной улыбке, и на свете он совсем один.

Рогов явился в школу раньне всех. Раздевалка была ещё пуста, и Рогову пришлось спрятаться за собственное пальто.

Когда в раздевалку вошла Орлеанская, Рогов высунул из рукава пальто руку и замогильным голосом сказал:

– Здравствуй, красавица!

Hо Орлеанская почему-то испугалась и бросилась бежать.

– Стой, дурочка с переулочка! – крикнул Рогов и бросился за ней.

Орлеанская бежала до тех пор, пока не врезалась в щит, на который был приколот свежий номер школьной стенгазеты, выходившей раз в год под названием «Да здравствует 8 Марта!»

Крупно не повезло Ракитину, офицеру службы правительственной связи: об имеющихся у него дискетах со сверхсекретной информацией узнали не только оперативники ФСБ, но и агенты ЦРУ. Не убьют одни, прихлопнут другие. И тогда Ракитин решается на отчаянный шаг.