Меченая молнией

Вита приехала в город поступать в учебное заведение. Выходя с вокзала в город, она неожиданно на мгновение потеряла сознание и пришла в себя в незнакомой пещере. Рядом благородный рыцарь сражался против троих воинов. Похоже, что судьба уготовила ей испытания, посерьезней, чем вступительные экзамены…

Отрывок из произведения:

Вита открыла глаза. В полутьме постепенно вырисовывалась стена, сложенная из грубо тесанных камней. По ним сползали тусклые капли воды. Тянуло сыростью и гнилью.

Ничего не понимая, Вита уставилась в эту стену. Всего лишь миг тому назад она стояла в шумной вокзальной толпе, и радость переполняла все ее существо так, что, казалось, вот-вот польется через край и всех, кто рядом, окатит радужными брызгами. В стеклянной стене киоска отражалась тоненькая и ладная девчонка в новом синем платьице и со спортивной, в тон платью, сумкой через плечо. Она решительно тряхнула короткими светлыми волосами и лукаво подмигнула ей. В такой чудесный летний день разве могли появиться хоть какие-то сомнения, что экзамены она сдаст — лучше быть не может, станет студенткой, поселится в общежитии, найдет новых друзей!..

Другие книги автора Наталья Лукьяновна Гайдамака

Наталья Гайдамака

Пленница

...И забытое ощущение полета охватило ее. Звенел рассекаемый горячим телом коня воздух. Она дышала ветром - добрым ветром родных полей и лесов. Послушно стелились под копыта коню буйные травы. Вот наконец блеснула впереди синяя гладь. Река! Там, за рекою, в лесу - ее дом. Долгий путь, казавшийся бесконечным, подходит к концу. Конь сам нашел едва заметную тропинку в чаще. И виден уже среди деревьев старый милый дом, знакомый с детства. Сейчас, заслышав стук копыт, выбегут навстречу сыновья - старший, средний и младший, а за ними - их отец. В ее памяти они остались такими же, как в день разлуки, - с тех пор время словно застыло. Ближе, все ближе...

Наталья ГАЙДАМАКА

ЗЕЛЕНОЕ НА ЧЕРНОМ

Какой был дождь!

Щедрый, теплый, он хлынул так, что ничего не стало видно сквозь трепетную серебристую завесу. Но скоро солнце нашло просвет в тучах - и косые струи дождя вспыхнули в его лучах осколками радуги.

Посреди умытого дождем сада в густой зелени прятался домик под красной черепичной крышей. На крылечке стояли четверо.

- Вот это дождь! - радовался Рэм. - Правильно говорят: слепой. Идет и не видит, что солнце светит. Смотрите, радуга! Это к счастью...

Популярные книги в жанре Фэнтези

Не всегда жизнь бывает легкой и простой. Это знает каждый. Но каждый ли способен жить дальше, бороться и не опускать руки, как бы ни было тяжело? Наверно, нет. Но когда есть ради кого жить, ты способен бороться до конца. А что может стать концом? Кто-то считает, что смерть. Но каково же тогда самой Смерти, пережившей большое горе, бороться? Тем более помочь ей почти некому. Но проходит время, а оно, как известно, лечит. И не только людей, но и Смерть тоже. Только, что делать, когда раны почти затянулись, а тебе Судьба готовит новый удар? Да и Судьба ли? Что делать, когда ты даже не знаешь, кто ты есть на самом деле? И можешь ли ты называться Смертью, если коса в твои руки не ложится? Она старшая в семье. Однажды наступил момент, когда она жила только ради своей младшей сестры — истинной Смерти, и даже не знала, кто же она сама. Но могла ли она хотя бы предположить, что случится, когда Вечность решит сыграть в новую игру, изменяя события и положение дел? Когда Вечность дает шанс узнать ответы на свои вопросы. Только цена может быть слишком высока. И когда ты становишься новой игрушкой Вечности, только одни слова слетают с губ: «Лишь бы не сойти с ума…»

Сиквел к "Огонь джинна". Оказывается, что не было и нет ничего случайного, что цель всей ее жизни предопределена давным-давно, а она сама — всего лишь послушная марионетка в руках неведомых таинственных сил.

Мое имя Рамборг Лиэссат ан Аэнвэль.

Пожалуй, это единственное, что я посмела бы произнести, не стесняясь быть услышанной.

Сказать вернее, это вообще единственная фраза, которую я имела право произносить. Право имени — только им я и обладала, ничем более. Вот бы еще кто-нибудь давал себе труд меня слушать! Но редко такое случалось, практически никогда, а еще реже оно произносилось вслух, мое имя.

Позор Правящего Дома.

Кривой побег на родовом древе.

Приключения доброго и безобидного парня Борка, по прозвищу Задира....

Рассказ, написанный в 2000 году и относящийся к миру трилогии «Стужа».

Завтрашний ветер

1. Незнакомка

Сейда Нин

"Просыпайся… Ну, просыпайся… Почему ты дрожишь?" Капли падают, оставляя вмятины и круги на воде…

Вода на губах кажется горькой. Аррайда открывает глаза.

— Ну, ты и соня! Тебя даже вчерашний шторм не разбудил… Мы уже пришли в Морроувинд. Нас выпустят, это точно.

Лицо, что склонилось к ней, казалось продолжением ночного кошмара: вроде бы человек, но с пепельной кожей и горящим, точно костер, левым глазом. Пустую правую глазницу и щеку пересекал похожий на молнию шрам. И эта рожа пробовала Аррайде улыбаться.

О том, как два дона, пробуя поделить одну девушку, делали революцию.

Я сидела на широком подоконнике и тупо смотрела на спешащих куда-то людей, несущиеся машины, перемигивающиеся светофоры. Капли дождя катились горькими слезами по оконному стеклу. Ветер порывисто гнал тяжелые тучи, причудливо клубящиеся фантасмагорией над самой землей. Редким молниям подпевали первые весенние громы. То ли природа плакала погодой вместе со мной, то ли я видела все в душных темных красках. Вдоль тротуаров и дорог то включались, освещая переливчатые потоки воды, то выключались и окутывались серо-белесой мглой фонари. Поток машин и людей иногда редел, иногда подолгу оставался насыщенным, как разворошенная муравьиная куча. Не хотелось ни думать, ни чувствовать, просто смотрела немигающим взглядом на чужую суету в полной тишине пустой квартиры.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Герман Иванович принес в класс стопку наших тетрадей. Взяв одну тетрадь, он сказал обычным своим тихим, усталым голосом:

— Если Громов не будет возражать, я прочту вслух его домашнюю работу. Она заслуживает внимания.

И он начал читать. Читал он здорово, и мы сразу же почувствовали, что речь идет о чем-то очень странном и необыкновенном. О мальчике, затерявшемся в холодных просторах вселенной. Сам-то мальчик не знал, что он затерялся. Для него все началось там, в пути, в беспрерывном движении, и он сам тоже там начался. Начался? Человек редко задумывается о своем начале. Для него нет начала, как, в сущности, нет и конца.

2Серж Лукьяненко: Сорри за плагиат;-)

Евгений Маурин – признанный мастер историко-авантюрной прозы, чьи романы отличают виртуозно прописанный, динамичный захватывающий сюжет и потрясающее умение передавать дух той или иной исторической эпохи.

«Шах королеве» и «Пастушка королевского двора» – наиболее известные романы писателя, действие в которых разворачивается во второй половине ХVII века при дворе знаменитого «короля-Солнца» Людовика XIV. Изощренные придворные интриги и интимные похождения венценосных особ, роковые красавицы и любовные страсти, распутство и коварство, ревность и предательство – все это вы найдете на страницах потрясающе увлекательных сочинений Маурина, любимых не одним поколением истинных ценителей первоклассной исторической прозы.

Глядя на изумрудно-зеленые поля и невысокие холмы родной Англии, юная Бланш старалась не вспоминать о былом. Позади – четыре года жизни на чужбине. Четыре года – и ни строчки от того, кто поклялся всегда хранить ее образ в своем сердце. Но трудно забыть о неверном возлюбленном, если вдруг узнаешь его в женихе самой близкой подруги. Неужели Арнольд способен на предательство?..

Литературная обработка Н. Витько и Ю. Гавриленко