Майор у дачи

Michael Killer

Майор у дачи

-Мама, я сегодня не поеду с тобой на дачу, - заявила мне утром старшая дочь Юлия, - Мне надо писать реферат.

Вот те на. - Попроси папу, он найдет тебе в Интернете, - машинально предложила я.

-Мама! Хватит фантазировать! Ты прекрасно знаешь! Я пойду в Пушкинскую.

Да, я прекрасно знала, что папа не разрешает приближаться к своему детищу ближе, чем на метр, а уж о бесполезной трате времени и денег на какой-то школьный реферат и речи не могло быть. Вздыхая, я подхватила сумку и младшую дочь Валерию и отправилась штурмовать 108-ой автобус, каждый week-end доставляющий нас в то место, которое несколько лет назад было модно называть "фазендой", а моя Лера называла "избушкой". Ребенок, выросший в городе, с радостью разделял со мной нелегкое для маленькой девочки путешествие в вонючем набитом автобусе, жару, дождь и холод, и со свойственной ей фантазией окрестил редкие посадки "лесом", огород "поляной", а дачный домик - "охотничьей избушкой".

Популярные книги в жанре Современная проза

Нейробиологи утверждают, что 95 % наших мыслей определяется запрограммированным подсознанием. Вместо того чтобы думать, вы словно смотрите «фильм» из прошлого. Пришло время переписать сценарий. Пэм Гроут предлагает вам провести 9 экспериментов с энергией, которые докажут, что сила вашего подсознания может изменить мир. Каждый займет не более 48 часов и продемонстрирует, что внутренняя сила так же надежна, как гравитация, и последовательна, как законы движения Ньютона.

Создайте новую реальность, в которой сбываются все ваши самые смелые мечты!

Иногда незнание благо, иногда – беда. Я привыкла жить без прошлого. Смирилась с настоящим. И поверила в лучшее будущее. Учеба в Академии закончена, позади боль потерь и предательства, а впереди трудовые будни. Но первый же контракт оказывается совсем не таким, как ожидалось. У меня появилась семья! И даже жених, который мне совершенно не нужен. Да и я ему, если честно. Зато обо мне вспомнил тот, кто лишил всего: дома, родных и друзей. Охота снова началась, но я больше не буду убегать. И пусть неизвестный враг хитер, пусть столетиями плел паутину, я узнаю тайну своего прошлого. Судьба раздала свои карты, и я готова сыграть, ведь на кону больше, чем моя жизнь…

Венец Альго не предполагает выбора между долгом и любовью. Император обязан следовать долгу всегда и не рисковать жизнью, рассудком и империей ради призрачного шанса воскресить любимую.

Но даже у императоров есть чувства и слабости.

Я думала, что умру, когда в мою шею вошли отравленные клыки нага. Мало того, что он один из профессоров моей академии, таинственный мастер ядов и настоящее чудовище. Так говорят, что он отравил собственного предшественника, чтобы занять его место, а еще – его боится сам царь. Люди зовут его Багровым змеем.

Я думала, что умру, когда по моим венам заструился его яд. Но гораздо хуже стало, когда он меня поцеловал…

Лето начинает приближаться к своему финалу, а это значит, что времени на выполнение поставленной задачи у Валеры Швецова остается все меньше и меньше. Да еще и круг вроде бы друзей, который сформировался вокруг него за последнее время, стягивается все уже, постепенно начиная напоминать петлю.

Я думала, что умру, когда в мою шею вошли отравленные клыки нага. Мало того, что он один из профессоров моей академии, таинственный мастер ядов и настоящее чудовище. Так говорят, что он отравил собственного предшественника, чтобы занять его место, а еще – его боится сам царь. Люди зовут его Багровым змеем.

Я думала, что умру, когда по моим венам заструился его яд. Но гораздо хуже стало, когда он меня поцеловал…

Высшая Школа Магии ждет магов-наследников. Вам с удовольствием предоставят место на факультете ядов. В индивидуальную образовательную программу включены: говорящий куст, странный артефакт, непонятные способности мага ядов. А еще отряд наемников, обманутый наследник и потрясающая перспектива стать чьей-нибудь закуской!

Но Эля не собирается сдаваться. Она станет лучшей студенткой «ядовитого» факультета. Найдет друзей и… однажды поймет, что тот, ради кого бьется сердце, все время был рядом.

Я – сирота, и мой круг – это старый чердак, швейная машинка и вечно недовольные опекуны. Он – феникс из именитого дома, один из тех, кто защищает наш мир от Тьмы и ее порождений, приходящих с наступлением ночи. Мы принадлежим разным кругам общества и никогда не должны были встретиться, но один случай меняет все. Всего один случай – и простая, практически лишенная магии девушка поступает в Институт аэллин, оказываясь очень близко к золотым небожителям. Всего один случай – и древние легенды начинают возрождаться. Всего один случай… А может, судьба?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Ким

Храня в сердце любовь

Потеряв ту кого, любил, навсегда

Обрел ту, которую полюбил на всю жизнь

(Посвящается Кате и Яне)

Хмурое утро, вроде собирается дождь, но что-то не дает облакам выпустить все то, что оно собирало уже давно.

Люди идут. Разговоры, плачь и шорох шагов. Все слилось в один печальный и гнетущий голос, в котором слышится только смерть. Как знакомо Ему это. Как горько Ему опять прожить все это заново. Люди, люди, люди вокруг, как будто весь мир здесь, но Он одинок.

Анатолий Ким

Детские игры

1

Шторм в двенадцать баллов громоздит на море косматые белые горы, при виде которых дрогнет взрослый мужественный человек. Но мы, дети, выбегали толпами на гудящий под тяжкими ударами берег, навстречу грохоту и ветру, с обмирающим, взволнованным любопытством вглядывались в этот ад кромешный. В такой шторм вся прибрежная полоса океана становилась вотчиной торжествующего духа зла, несущегося верхом на драконе, и земля со стоном прогибалась под ударами гребенчатого хвоста чудовища. Катера и баржи, не успевшие стать на причалы, надолго исчезали в пучине под толстым слоем пены, и лишь время спустя, в печальной тишине тризны, медлительные рабочие волны выбрасывали на берег какую-нибудь исковерканную баржу.

Цецилия Кин

О Викторе Кине

(Предисловие)

Среди немногих сохранившихся бумаг Кина есть несколько истрепанных тетрадок в черном клеенчатом переплете. Это дальневосточные дневники 1921-1922 годов. Кое-где чернила выцвели и трудно читать. Много рисунков: тонко заштрихованные портреты - Либкнехт, Люксембург, Верхарн; карандашный гротескный плакат: "Накануне всемирной революции" - поп, царь и буржуй, которых вот-вот сметет с лица земли рабочий... Черновик заявления в Забайкальский областной комитет РКСМ от секретаря Нерчинского укома В.Суровикина: "В связи с семеновскими победами в Нерчинске организуются два партизанских отряда. Прошу Облком отпустить меня в отряд и прислать мне заместителя". В это время Виктору Павловичу Суровикину (Кину) восемнадцать лет, но за плечами у него борьба с белыми и польский фронт; он был политруком 5-й роты 67-го стрелкового полка. Кин берег на память об этом времени пилотку цвета хаки - она сохранилась и сейчас. Проходит несколько месяцев, и новое заявление в Облком: "Прошу снять меня с работы и отправить на фронт в случае, если Япония объявит войну". Это не романтический порыв, хотя Кин всегда был романтиком, это органическая потребность быть на самых трудных участках борьбы за советскую власть. В дневнике есть запись, звучащая почти как лозунг: "Борьба дает больше, чем учеба. Я учусь лучшему и большему, что мне может дать современность, - революции". Это не митинговая фраза, не риторика, а точное выражение того, чем жил и дышал Виктор Кин, это кредо будущих героев его книги и всего замечательного поколения, к которому принадлежал Кин: комсомольцев с восемнадцатого, коммунистов с девятнадцатого или двадцатого года...

Дей Кин — известный американский писатель, яркий представитель детективного жанра. Его произведения выходили в таких популярных американских изданиях, как `Черная маска`, «Детективные истории».