Майенн

Девятый роман из "Саги о Дюмаресте".

Отрывок из произведения:

Закрывая дверь каюты, Дюмарест услышал странные звуки, похожие на тихий плач, стенания, которые волнообразно то усиливались, то стихали. Но он вспомнил о Дженке, которая оказалась на борту их корабля во Фреле, и расслабился. Значит, это она сейчас в корабельном салоне развлекала компанию своими тягучими, страстными и задумчивыми песнями, подыгрывая себе на странном инструменте, звучание которого напоминало многоголосый перезвон маленьких колокольчиков. На ней, наверное, был ее яркий магический костюм, лицо покрыто краской с серебряными и золотыми крапинками. Весь ее облик представлял собой сочетание и противопоставление нищеты и богатства: рубище и золото, бледность и серебряные нити… — при свете ламп казалось, что она вся являла собой странное неземное существо, покрытое бриллиантовыми капельками…

Рекомендуем почитать

Другое название книги - «Наёмник».

Другие книги автора Эдвин Чарльз Табб

Продолжение саги о Дюмаресте с терры.

Этой книгой начинается серия романов о героических прключениях космического бродяги Дюмареста. Войны и интриги, любовь и поединки укрепляют решение героя найти свою родную планету – Землю.

Этот музей чем-то неуловимо напоминал храм, и посетители невольно старались ступать без лишнего шума да и говорили почти шепотом. Построенное из природного камня величественное здание внушало неподдельное благоговение, высокие сводчатые потолки отзывались смутным эхом, к просторным залам примыкали долгие галереи, а в высокие окна были вставлены разноцветные яркие стекла. Даже служители, стоявшие у резных стеллажей, более походили на экспонаты, чем на людей, — существа, казавшиеся творением таксидермиста, восковые фигуры в униформе, поставленные охранять сказочные сокровища. Об их присутствии можно было легко позабыть.

Седьмой роман из "Саги о Дюмаресте".

Стивен Кинг – и это не секрет для миллионов фанатов его творчества – боится летать на самолетах. Но есть ли лучший способ бороться со своим страхом, чем встретиться с ним лицом к лицу?

Перед вами составленная Стивеном Кингом и его другом Бевом Винсентом увлекательная антология рассказов, объединенных идеей «страха полета». Некоторые из них написаны классиками мировой литературы: сэром Артуром Конан Дойлом, Рэем Брэдбери, Амброзом Бирсом. Другие – мастерами современной прозы: самим Стивеном Кингом, Дэном Симмонсом, Дэвидом Шоу и Джо Хиллом.

Что же вас ожидает в предстоящем полете?

Встреча со злым гномом, загадочное убийство и, возможно, даже путешествие во времени. Вы испытаете те двенадцать секунд максимальной опасности, когда худшее, что может случиться высоко в воздухе, случается. А еще познакомитесь с клаустрофобией, трусостью, ужасом и проявлениями высшей храбрости.

Итак, затяните ваши ремни безопасности потуже, потому что этот полет обещает быть крутым.

За тридцать часов солнце пробежало весь свой путь по небосклону, опаляя немилосердной жарой пустыню, а теперь настала ночь, и температура быстро скатилась до отметки, когда вода превращается в лед. И за следующие часы господства тьмы - Дюмарест это точно знал - она упадет еще ниже. Игрушка была планетой контрастов.

Он подошел к костру, искоса наблюдая за Легрейном, подбрасывавшим в огонь колючие ветки кустарника и белые гладкие кости. Их со всех сторон окружали скалы, закрывавшие костер от взора случайных путников и помогавшие хоть немного сохранить тепло. Порывы ветра над головой приносили вместе с холодом тяжелый запах морских водорослей и океана вкупе с угнетающим ревом бившихся о берег волн.

 Неугомонный странник Дюмарест во время остановки на планете Логис спасает от традиционной Кровавой Охоты девушку Калин, которую обвинили в колдовстве.

    На том же корабле летят два пожилых человека, в планах которых, ни много, ни мало, а этот самый корабль украсть.

    На планете Надежда к главе Церкви Всемирного Братства обращается за помощью человек, желающий разыскать пропавшую дочь.

    Ну и, в довершении ко всему, на планете Солис вездесущий Кибклан ведёт непонятную игру с местным землевладельцем Комисом.

    Переплетение перечисленных завязок и составляет сюжет четвёртого романа из Саги о Дюмаресте.

Экон Батик оказался старичком со сморщенной физиономией и раскосыми глазами, в которых искрилась целая россыпь янтарных крапинок. К круглому черепу плотно прижимались уши со сросшимися мочками, уголки тонкогубого рта кривились с таким выражением, словно их владелец попробовал на зуб саму Вселенную и пришел к выводу, что она ему определенно не по вкусу. Старик был одет в расшитую узорами черно-желтую мантию с широкими, свисавшими чуть не до пола рукавами. Круглую шапочку тех же цветов украшал единственный драгоценный камень, который словно притягивал к себе свет и, преломив и отразив его в своих гранях, разбрызгивал вокруг множество рубиновых лучиков. Тонкими крючковатыми пальцами с острыми ногтями старик небрежно ворошил кучку кристаллов, лежавшую перед ним на массивном деревянном столе с инкрустацией. От его легких прикосновений кристаллы с тихим шуршанием перекатывались по разостланному под ними листу бумаги.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Он слышал нечто, но это было не более, чем шум. Его глаза были открыты, но он ничего не видел кроме тумана. Он был мокрый, хотя и не находился в воде. Так как он не мог положиться на своё зрение и слух, Куай-Гон Джинн решил сосредоточить своё внимание на боли. Он искал её центр, оценивал местоположение и размер раны. Боль ощущалась в груди слева, выше сердца, а потом распространялась вверх, до плеча. Это была не режущая боль, а скорее пульсирующая. Боль говорила ему, что он все ещё жив. Куай-Гон попытался пошевелить рукой, но это лёгкое движение потребовало невероятных усилий. Его пальцы коснулись чего-то гладкого. Он провёл ими сверху вниз по гладкой стене. Куай-Гон пошевелил другой рукой, и она также наткнулась на гладкую твёрдую стену. Она была всюду, окружая его. Он был в ловушке. Лёгкий приступ паники охватил его, когда он понял, что не знает почему он здесь находится. Куай-Гон прогнал его и заметил, что это ему удалось. Он был рыцарем Джедай. Возможно его световой меч исчез, как и пояс с оборудованием, но у него оставалась Сила. Он был не один. Равномерно дыша, он успокоил свои мысли, а также попытался вспомнить произошедшее. Однако не слишком настойчиво. Воспоминания ему пока были не нужны, ведь теперь он мог жить. Куай-Гон сконцентрировался, чтобы понять, где он сейчас находится. Постепенно ему становилось ясно, что он заключён в прозрачную камеру-палату. Он чувствовал себя необычно, потому что парил в воздухе, находясь практически вверх тормашками. Газ окружал его туманом. Он висел в воздухе в каком-то резервуаре. Туман не позволял разглядеть, что находится снаружи. Куай-гон попытался изменить положение, но тут же боль пронзила его плечо. Раны от бластеров коварны. Вы считаете, что тело уже зажило, но рана может очень скоро напомнить о себе, и делать это довольно долго. Рана от бластера. Память постепенно возвращалась к нему.

Оби-Ван Кеноби услышал, как дверь закрылась за его спиной. Замок щёлкнул и прожужжал.

Он остановился в приступе беспомощности.

«Нет», — сказал он.

Его напарница Астри Оддо обернулась:

— Что такое?

Оби-Ван в отчаянии уставился на дверь:

— Я не могу оставить его.

— Но он приказал тебе улетать.

Оби-Ван опёрся обеими руками на дверь и покачал головой:

— Я не могу.

Астри ждала. Она не двигалась, но он чувствовал её нетерпение. Её недавно обритая голова блестела на тусклом свету. Опустился густой туман и превратился в капельки на их коже.

Джедай Куай-Гон Джинн вздохнув, продолжил свой путь по коридору. Совет знал, что он слишком долго был в бездействии, и Куай-Гон был того же мнения. Они были терпеливы, потому что знали, какую боль ему причинила смерть его дорогого друга Таллы. И теперь они ждали его, чтобы решить, готов ли он вновь возобновить свою активную жизнь Джедая.

Но он считал, что не готов. И не был уверен в том, что будет вообще когда-либо готов.

Куай-Гон завернул за угол, достигнув зала Совета. Совет вызвал его, но не объяснил почему. Может быть они просто устали ждать, а может собрались так или иначе послать его на миссию.

За реликтовым Копьем Судьбы, по легенде приносящим воинскую удачу его обладателю, к ледяным берегам Антарктиды отправляется авианосная ударная группировка ВМС США. Однако обретение Соединенными Штатами этой реликвии может спровоцировать новую мировую войну – поэтому наперерез американским кораблям устремляется авианесущий крейсер «Варяг». Один против целой армады…

«Покровители» – вторая книга серии – Когда писался «Эфирный оборотень» шла первая Иракская война, которая началась с захвата Кувейта. А теперь ужа сам Ирак захвачен американцами. На подходе война с Ираном. В романе-продолжении они поставлены на место русским спецназом, в рядах которого случайно оказался Антон Гризов, вернувшийся из армии и позабывший о своих возможностях. Но, пришло время, и он вспомнил о своем предназначении. И о том, что может творить будущее. Основное действие романа происходит на территории захваченного американцами Ирака.

В середине 21-го века, когда Земля находилась на грани гибели, была создана Сфера – гигантский мегаполис, отделенный от всего остального мира непреодолимым барьером поля стабильности. В процессе своего развития общество Сферы повторило все те ошибки, которые в свое время едва не погубили Землю. Власть имущие сражались за власть, а простые люди, отрезанные от мертвой, как они считали, Земли, отчаянно боролись за место в жизни. Это был еще не Ад, но уже преддверие Ада. Когда же Земля, наконец, смогла установить контакт с жителями Сферы, это едва не обернулось катастрофой…

У меня в ушах так колотила кровь от пережитых перегрузок, что мне несколько секунд после серии орбитальных маневров пришлось приходить в себя. Я был уверен, что бой закончился нашей победой – мы с Дораном и Гносом на трех скоростных истребителях “D-6” отсекли правое крыло боевого охранения вражеских крейсеров и подставили их под огонь нашего эсминца “Слава Республики”. Бортовая плазменная артиллерия разделалась с тяжелыми бронированными штурмовиками Бессмертных в считаные минуты, избавив нас от сложного и опасного орбитального боя. После этого Доран ввязался в стычку с остатками левого крыла, Гное получил повреждение двигателя и отправился на базу академии, а я принял приказ перейти в распоряжение передовой группы, купирующей прорыв Бессмертных в четвертом приграничном секторе. Крикнув Дорану по связи, что отхожу, я утормозил машину, сменил орбиту и начал разгон с экономией топлива, используя дармовую гравитацию звезды.

Вспыхнувший на пульте зеленый огонек указывал, что бот вошел в зону контроля спутника. До посадки оставалось чуть больше часа. Инспектор в последний раз взглянул на страницу «Миамы и вавилоиды. Новейшие данные» (кажется, он уже выучил ее наизусть) и закрыл окно. Нашел на обзорном экране спутник — яркую точку над экватором — и дал увеличение. Массивный цилиндр основного блока, торчащие в разные стороны рабочие и грузовые отсеки — спутник напоминал неуклюжего металлического жука, шевелящего усами солнечных батарей. Вглядываясь в знакомые по фотографиям переплетения конструкций, он искал что-то новое, чужое — крейсер, исследовательский модуль, бот, наконец, — но ничего этого не было. Да и не могло быть — электронный сторож немедленно сообщил бы на базу о прибытии любого корабля.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Автор обсуждает проблемы, связанные с пришельцами и различными паранормальными явлениями, объясняет, каким образом НЛО вписываются в лжетеории о возможном конце света, рассказывает о том, что говорится в Библии о наших сегодняшних контактах с инопланетянами.

Аннотация к журналу «Иностранная Литература» № 3 1992:

Да, прав был принц Датский: на свете действительно есть многое, что и не снилось мудрецам, зато снится оно писателям, поэтам, художникам. Наш экспериментальный спецвыпуск посвящен тому, что находится за гранью яви, в завораживающем, волшебном Зазеркалье мистического художественного воображения.

Дорогой читатель, Вы держите в руках необычный номер «Иностранной литературы»; все журнальные разделы подчинены в нем одной теме — Вы погрузитесь в мир «черной фантастики», сверхъестественных явлений и зловещих тайн, где порой властвует та сила, которая, как известно, «вечно хочет зла и вечно совершает благо». Этот почтенный, освященный многовековой традицией литературный жанр, восходящий к фольклору, средневековой мистической, новелле и готическому роману, как это ни парадоксально, достиг расцвета именно в нашем технологическом, насквозь рационалистическом столетии. На этих страницах Вы встретите немало громких, иногда неожиданных имен — оказывается, страшные сказки любят даже самые серьезные писатели. Возможно, рассказанные ими истории Вас не очень напугают.

Но все-таки послушайтесь нашего доброго совета:

НЕ ЧИТАЙТЕ ЭТУ КНИЖКУ НА НОЧЬ!

"Я видел сон…

Не все в нем было сном".

Байрон

День первый

Сегодня мне опять приснился мой сон. Ненормальность первая. Нет, первая была не эта. Первая — я родилась, хотя никто меня вовсе не желал. Ни мать, ни Яснев-старший, ни, тем более, Яснев-младший.

Потом была ненормальность вторая. Имечко. Диана. Ничего себе, да? При моей-то физиомордии!

Теперь случилась ненормальность третья. Я опять летала.

На улице тепло, темно, сыро. В лужах отражается тускло-дрожащий свет фонарей. Я иду босиком по теплому мокрому асфальту и гляжу в небо. Небо слепое, только над головой горит голубая звезда. Потом я бегу. Легкая, как пух, я перепрыгиваю через громадные лужи, задерживаюсь в густом воздухе все дольше, а потом вдруг понимаю, что не бегу, а уже лечу, и это очень просто — раскинь руки, подставь лицо теплому мягкому ветру…

УДК 821

ББК 84(4Г)

А-83

Рассказы этого сборника написаны в рамках проектатренинга молодых фантастов «Недельник» (Мастерство писателя в созданиихудожественно-публицистических текстов)Автор проекта: Александр ПолосинПродюсеры сборника: Марина Бевза Александр Пересвет

Армагеддон... Последняя битва добра и зла. Судный день человечества...

Возможно, он когда-то наступит. Но несомненно, что он уже был. И происходит сейчас.