Маяк на далеком острове

Маяк на далеком острове
Автор:
Перевод: О. Е. Иванова
Жанр: Путешествия и география
Год: 2010
ISBN: 978-5-86218479-2

Первоначальный вариант романа «Маяк на краю Света».

Отрывок из произведения:

Солнце вот-вот должно было исчезнуть за линией, разделяющей небо и море, и горизонт на западе сузился до четырех-пяти лье.[1] Погода стояла прекрасная. В противоположной стороне неба несколько небольших облачков то тут, то там поглощали последние лучи, которые вскоре не замедлят угаснуть в сумеречной тьме, довольно продолжительной на столь высокой широте: 55° Южного полушария.

В тот момент, когда от солнечного диска осталась лишь верхняя часть, на борту сторожевого корабля «Санта-Фе» раздался пушечный выстрел и на грот-мачте взвился, разворачиваясь на ветру, флаг Аргентинской Республики.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Мы ехали из Найроби в сторону танзанийской границы. Мыльная саванна с красной землей да редкими деревьями — вот и все, что можно было увидеть из окна машины. И никаких гор. А над самой головой, прямо в зените, сияло раскаленное африканское солнце. Но спустя некоторое время, когда машина уже катила по земле Танзании, на горизонте появились облака — мы почувствовали, что за ними таится — мою большое и неподвижное. Затем облака рассеялись, и перед нами во всем великолепии предстала Килиманджаро — стоящая особняком, прикрытая ослепительной белой шапкой гора-вулкан, воспетая многими поэтами и писателями века.

В дни великого торжества коронования российских государей первопрестольная Москва более чем когда-либо оправдывает данное ей гласом народным стародавнее прозвище «сердца России». Все обширное государство наше собралось сюда в своих представителях. Съезд начался еще в конце апреля; в первых же числах мая длинные ряды вагонов едва могли вмещать громадный наплыв спешивших в Белокаменную. Как по радиусам к центру, катили отовсюду к Москве поезда — обыкновенные, экстренные, дополнительные. По Николаевской железной дороге из Петербурга таких дополнительных отправляли по нескольку в день, и то еле хватало мест; приходилось даже записываться заранее. Все более и менее значительные государства Европы и Азии, а также и Нового Света, прислали чрезвычайные посольства на это великое торжество русской земли, совершившееся в этот раз с небывалым доселе блеском.

В первый раз мне посчастливилось попасть на Крит в канун мая 1995 года. Поездка была сумасшедшей: греки, принимавшие нас — представителей российской прессы, постарались «упаковать» в три дня всю многовековую историю острова. В известной мере им это удалось: я уезжал с разбухшей от впечатлений головой и мучительным ощущением, что не увидел и не понял самого главного. Наверное, поэтому я вернулся сюда осенью. Один.

Странное дело: поначалу мне казалось, будто я попал не в Ираклион (это главный порт на Крите), по которому нас возили весной, а совсем в другой город. Вот что значит спешка, взгляд из окна туристского автобуса! Улицы, дома, ресторанчики выглядели теперь иначе, и все же я испытывал подлинную радость возвращения настолько безошибочно узнаваем был дух Ираклиона, дух Крита — свободный дух греческих островов.

Экспедиция на Памир была давней моей мечтой, однако в последние годы из-за «жаркой» политической обстановки в тех краях попасть туда было совсем не просто. В конце концов, решив, что волков бояться — в лес не ходить, и выбрав самое подходящее время для путешествия — август -октябрь, я отправился в Среднюю Азию с тем, чтобы попытаться дойти до границы Памира с Тибетом.

Основной моей задачей было собрать сведения о жизни горных народов, населяющих этот регион, и о том, как несколько лет независимости изменили эту жизнь. Кроме того, хотелось пополнить свое личное «досье» на «снежного человека», а если повезет, то встретить его и сфотографировать.

Что такое ку-омбоко

Раскрыв как-то утром газеты, я прочел, что на реке Замбези, у города Монгу, состоится праздник Ку-омбоко.

Ку-омбоко? Стал припоминать, что о нем рассказывал посол, когда я только приехал в Лусаку. Он еще говорил, будто это такое красочное зрелище, что на него даже из Европы приезжают туристы.

В делах у меня было затишье, и я подумал: может, махнуть?

Впрочем, «махнуть» — просто сказать: до главного города Западной провинции Замбии около 600 километров. Но я уже загорелся: надоело торчать в столице, давно хотелось проветриться. Прошло уже несколько месяцев, как я работал корреспондентом ТАСС в этой стране, а дела все не отпускали далеко от Лусаки.

Над Тикси голубое небо, слепит снежная белизна, сияет солнце, и ничто не напоминает еще недавно бесновавшуюся здесь пургу.

Военный «газик» мчит меня на аэродром. Знакомый вертолет Ми-8 майора Зикеева, сероватого цвета с красной звездой, уже раскручивает, выбрасывая сизый дым из выхлопной трубы, провисшие лопасти. Механик, едва я взбираюсь в вертолет, задраивает дверь, сам ныряет в кабину, и вот уже летим. Под нами бескрайние снега. По правому борту — голубоватый лед губы Буор-Хая. Летим на север, к бесчисленным протокам дельты Лены.

«Я вышел из Танжера...»

Во имя Аллаха, милостивого, милосердного...» — мертвую тишину Сахары пронизывает певучий голос имама. Рядом с имамом, вдоль прочерченной линии на песке, стоят неровным строем мужчины и юноши, обратившиеся в сторону Мекки. — «Направь нас по верной дороге, которой идут благословенные тобой... и не дай сбиться с пути», — заканчивает имам молитву словами из Корана. Караван готов к выходу. Люди опускаются на колени, кланяются, вдавливая лбы в песок.

Сейчас, когда пишутся эти строки, Фукс находится где-то в Северной Атлантике, в районе Исландии. Где он будет, когда журнал выйдет из печати и дойдет до читателей? Сказать с уверенностью нельзя. Но это естественно, когда речь идет о настоящем путешественнике, тем более о моряке.

Наше знакомство с Арведом Фуксом состоялось несколько лет назад благодаря другу редакции, полярному путешественнику и руководителю рязанского центра «Полюс» Михаилу Малахову.

Оставить отзыв