Матрешка

Игорь Шуров

МАТРЕШКА

Свою зарплату они складывали в коричневую дамскую сумочку фасона "Сундучок". Сумочка всегда хранилась в ящике громоздкого трюмо. Трюмо стояло напротив трехстворчатого шкафа в спальне. Спальня была второй по величине комнатой в их квартире на девятом этаже. Это был верхний этаж блочного дома на окраине небольшого города. Какие-нибудь сербы, эскимосы или валийцы и не подозревали о его существовании. Но для них двоих город был их континентом, их планетой, их глобусом со всеми параллелями и меридианами.

Другие книги автора Игорь Шуров

Игорь Шуров

ВИЗИТ ЛИСА

После обеда к нему всегда заходил Лис. Он знал об этом и не запирал двери.

Лис обычно садился в старое кресло к окну и цеплял лукавую иезуитскую улыбочку, и умно рассматривал его, и все понимал, и напряженно молчал. И было неловко, и просто глупо. И надо было что-то делать, и он суетился, гремел чашками, двигал стол, сметал крошки с клеенки, включал и выключал магнитофон, ронял на пол сахарницу, и руки его дрожали.

Игорь Шуров

БОЙНЯ

За холмом смрадно дымился город.

У поэта не было шансов победить, и все же он отправился на рассвете. С собой у него была лишь ветка сирени, стихотворение, которое заканчивалось желтым цветом, да смутное осеннее воспоминание об утраченном.

Поэт подошел к городу затемно. Железные ворота были заперты.

За стеной слышался тревожный всхрап лошадей. Воздух густо пропитался едкой вонью вареных копыт.

Игорь Шуров

БРАДОБРЕЙ

С утра брадобрей поссорился с тестем из-за очереди в туалет. Он ушел на работу, не евши. На улице брадобрею было холодно и сосало под ложечкой. На работу он опоздал, и теперь, надев халат, злой и раздраженный, начинал рабочий день.

Первым он отрезал голову долговязому с длинной шеей и трехдневной щетиной.

Как-то это вышло само собой. Он просто приставил бритву к кадыку, а тот дернулся и сразу обмяк, съехал с кресла, и в руках брадобрея осталась его голова. Не умея прикрепить ее обратно, парикмахер оттащил долговязого в сторону и крикнул: - Следующий!

Игорь Шуров

ТЕРРИТОРИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ

(рассказ о квадратном городе)

Этот город был квадратным. Он был поделен на черные, белые и красные клетки. В клетках происходили важные события.

Вот муха села на банку с вареньем. Банка стояла на столе у раскрытого настежь окна. Через окно мальчику было видно, что из одинокой тучи идет дождь.

Это происходило в черной клетке квадратного города.

Там мокли бездомные коты, и дети прятались под лодкой.

Игорь Шуров

ПОДАРОК

- Потому что на пианино играть легче, чем на скрипке, - сказал мальчик, - вот, например, нота, - он нажал на клавишу. - это нота "соль". Она всегда здесь, не ошибешься.

Все, стоявшие на пианино, внимательно слушали: и мохнатая собака, и плюшевая собачка, и резиновый пират в голубом берете, и тупорылая машина, и заводная лошадка, везущая медведя в санях. И только сомик в банке делал сальто, поднимая илистую муть со дна, и шевелил при этом длинными усами.

Игорь Шуров

ТТС

Случалось это как-то само собой, невзначай.

Однажды утром у него болела голова, а телефон тарахтел без умолку.

Движимый идиотской привычкой послушного исполнителя, он неизменно брал трубку и раз за разом глотал какие-то бессмысленные адреса: - Это приемный покой?

- Нет.

- Это нефтебаза?

- Вы ошиблись.

- Это стройгазморжесть?

- Нет!

Это... это... это...

- Нет! Нет! Нет!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

ЮРИЙ СОСНОВСКИЙ

СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ

Повесть

Сосновский (Пинус) Юрий Ефимович. Родился в 1938 г. в г. Ленинграде. В 1961 г. окончил судомеханический факультет Ленинградского института инженеров водного транспорта. Работал на судах Беломорско-Онежского пароходства, линейным механиком БеломорскоБалтийского канала, инженером-судостроителем на Комбинате строительных конструкций в Петрозаводске. В настоящее время - председатель внедренческого кооператива "Новатор".

Теодор СТАРДЖОН

КОГДА ЛЮБИШЬ...

Как он был красив, лежа рядом с нею в постели!..

Когда любишь, когда кем-то дорожишь, никогда не устаешь наблюдать за любимым и во время сна, и всегда и везде: как он смеется, как его губы касаются чашки, как он смотрит, пусть даже не на тебя; а что уж говорить о его походке, о солнечном зайчике, запутавшемся в пряди волос, о его словах и жестах, даже когда он ничего не делает, даже просто спит.

Интервью с Брюсом СТЕРЛИНГОМ,

взятое на фестивале фантастики "Странник-97".

(Опубликовано в газете "Книжное обозрение". Интерьвю вел Александр РОЙФЕ).

- Вы в России впервые?

- Нет, во второй раз. Три года назад я провел две недели в Москве.

- И каковы ваши впечатления?

- О, здесь очень интересно. Знаете, я не только писатель, но и журналист. И после прошлой поездки написал классную статью. Россия в этом плане предоставляет богатейший материал...

Александр Стоянов

Вполне порядочный мир

Знание не проходило. Он помотал головой, стараясь избавиться от непрошенной ясности в мыслях, но безрезультатно. Он чувствовал и знал, что с ним произошло, и это совсем не радовало его.

Посмотрел на часы. Стрелки показывали половину седьмого. "Основную массу я все-таки опередил", - подумал он, пытаясь отвлечься. Зевнул, зябко поежился, оглядываясь вокруг. Народу на остановке не было. Немного порадовался своему одиночеству, но тут опять пришло Знание, и лицо его скривилось.

Андрей Столяров

Я - Мышиный король

1

1. К Л А У С. Ш К О Л А.

Когда полгода назад гвардейцы резали так называемое "народное ополчение", то они ополченцев, по слухам, не просто подчистую уничтожали, а делали с ними еще что-то ужасное, что-то страшное и противоестественное, что-то такое, о чем долго потом ходили по городу пронизывающие холодом разговоры. Толком, конечно, никто ничего не знал, лично у меня об этом времени сохранились очень смутные воспоминания, но недавно, после внезапной оттепели, грянувшей таянием и проливными дождями, после того, потекли оседающие сугробы и земля, напоенная влагой, безобразно раскисла, малышня, которой все эти пертурбации были пока нипочем, начала выкапывать на пустырях свежие, еще не пожелтевшие черепа, сияющие гладкой костью, волочить их на палках, разбивать лобную скорлупу каменьями, а особо выдающиеся, по их мнению, экземпляры, насаживать на тупоконечные копья ограды, так что школа, в конце концов, стала походить на какое-то языческое капище. Директор, кажется, распорядился черепа убрать, и их убрали, но уже через несколько дней веселые тупые уроды возникли снова, а поскольку следующего распоряжения не поступило, то они так и остались торчать на ограде - скаля безносые лица и пугая прохожих по вечерам своей нечеловеческой терпеливостью.

Андрей СТОЛЯРОВ

Право на самозащиту

Телефон затрещал, едва они вошли в кабинет. Калмыков взял трубку.

- Да. Что? Состояние? Нет, не приду. Нет, сами. Только если будут осложнения.

Положил трубку.

- Привезли еще одного. Мужчина. Тридцать два года. Без сознания. Состояние средней тяжести.

- Это уже двенадцатый, - сказал Геннадий.

- И вы заметьте, Юрий Алексеевич, - добавил майор, - все последние без сознания.

Сергей СТУЛЬНИК

Леся ПАВЛЮК

ПОД ЗАМКОМ

Одно из преимуществ балета

отсутствие плохой дикции.

Ст.Ежи Лец

STEP ONE - ШАГ ПЕРВЫЙ

"...Ой Боже, какой прекрасный мир,

Тут гонят горилку и цедят вино,

Еще и пивом дают запивать!

Как трудно его покидать!.."

(Авторизованный перевод фрагмента

украинской народной песни)

- ...Смотри, смотри, наша курка поспевает. Жир плавится и вспыхивает, попадая на решетку... ах, вкуснятина! пальчики оближешь... (*1)

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Шуpыгин

Жажда

- Ы-ы-с-с, чеpт!- с мpачным удивлением воскликнул Семен, вывоpачивая набекpень челюсть, и почти вплотную пpильнул к овальному зеpкалу с каемочкой из pозочек.

Стpанная щепетильность для человека, собpавшегося застpелиться меньше чем чеpез четвеpть часа, заметил он пpо себя без лишней эмоциональности. Словно в очеpедной pаз оценивал ситуацию на шахматной доске. Там шах, там мат, а вон в то болото пpи всем желании потянуть вpемя вообще соваться не стоит. Hа том и поpешил. Hе надо туда соваться. А в общем, еpунда все это, если кому поpассказать.

Шушпанов Аркадий Николаевич

И от судеб защиты нет

Право, если б вперед говорили условия, мало нашлось бы дураков, которые решились бы жить.

А. И. Герцен

Я опаздывал, я безнадежно опаздывал.

Мчался по бесконечным галереям, тревожа покой статуй, давно утраченных на Земле, скачками преодолевал лестничные марши, но все равно ворвался в актовый зал, когда распределение уже состоялось.

Группа "Артемида" праздновала.

Шушпанов Аркадий

Маленький мальчик нашел пулемет

Повесть

Маленький мальчик нашел пулемет.

Больше в деревне никто не живет...

Стишок

Вит убегал огородами.

На этой стороне улицы все огороды шли вниз по склону оврага. Одни террасами, другие довольно-таки круто. Толком не разбежишься. Но пока за стеной, оставленной позади, шла перестрелка, о погоне беспокоиться не стоило.

Для своих одиннадцати лет Виталик был крупным, но рыхлым, и кросс ему давался туго. Одолеть крутизну склона - полбеды. Заборы тоже, они все тут полуразвалившиеся, как будто улица разом предназначалась на снос. Джунгли кругом - это вот да. Заросли бамбука и сплетения лиан в самых неожиданных местах.

Шушпанов Аркадий Николаевич

Нехорошо обманывать старух

- Аннотация:

"Вам часто по жизни намекают, что вы - гений? Мне вот первый раз. И надо же - посмертно."

А начиналось так.

Я проснулся в семь, если верить будильнику. Обычно сам раньше девяти не встаю, а тут - нате. Обратно не засыпалось, и пришлось встать.

Конечно, опять без зарядки. На душ меня, правда, хватило. Потом расчесал кудри и водрузил на нос свои стекла.