Мастер Птица

Валентин Дмитриевич Берестов

Мастер Птица

Мы ехали из пустыни в город Куня-Ургенч. Кругом лежали пески. Вдруг я увидел впереди не то маяк, не то фабричную трубу.

- Что это? - спросил я у шофёра-туркмена.

- Старинная башня в Куня-Ургенче, - ответил шофёр.

Я, конечно, обрадовался. Значит, скоро мы выберемся из горячих песков, очутимся в тени деревьев, услышим, как журчит вода в арыках.

Не тут-то было! Ехали мы, ехали, но башня не только не приближалась, а, наоборот, как будто отодвигалась всё дальше и дальше в пески. Уж очень она высокая.

Другие книги автора Валентин Дмитриевич Берестов

Валентин Дмитриевич Берестов

Змей-хвастунишка

Однажды Витя сделал Змей. День был пасмурный, и мальчик нарисовал на Змее солнце.

Витя отпустил нитку. Змей стал подниматься всё выше и выше, мотая длинным хвостом и напевая песенку:

- Я лечу

И рею,

Я свечу

И грею!

- Ты кто такой? - спросили птицы.

- Разве не видите? - ответил Змей. - Я- солнце!

- Неправда! Неправда! - закричали птицы. - Солнце за тучами.

Валентин Дмитриевич Берестов

Аист и Соловей

...Было время, когда птицы не умели петь. И вдруг они узнали, что в одной далёкой стране живёт старый, мудрый человек, который учит музыке. Тогда птицы послали к нему Аиста и Соловья проверить, так ли это.

Аист очень торопился. Ему не терпелось стать первым в мире музыкантом.

Он так спешил, что вбежал к мудрецу и даже в дверь не постучался, не поздоровался со стариком, и изо всех сил крикнул ему прямо в ухо:

Валентин Берестов

Стихи о детях

Содержание

Любили тебя без особых причин

Бабушка Катя

Прятки

Уроки

Третья попытка

Из цикла "Школьная лирика"

Он руку над партою тянет и тянет

Где право, где лево

Читалочка

С тобой мы дружили, как дружат мальчишки

* * *

Любили тебя без особых причин

За то, что ты - внук.

За то, что ты - сын.

За то, что малыш.

Имя Валентина Берестова широко известно читателям. Двухтомник избранных произведений — итог его многолетней работы в литературе. В первый том вошли ранние стихи, повести и рассказы об археологах, мемуары о детстве и другие сочинения.

Валентин Дмитриевич Берестов

Как найти дорожку

Ребята пошли в гости к деду-леснику. Пошли и заблудились. Смотрят, над ними Белка прыгает. С дерева на дерево. С дерева на дерево. Ребята - к ней:

- Белка, Белка, расскажи,

Белка, Белка, покажи,

Как найти дорожку

К дедушке в сторожку?

- Очень просто, - отвечает Белка. - Прыгайте с этой ёлки вот на ту, с той - на кривую берёзку. С кривой берёзки виден большой-большой дуб. С верхушки дуба видна крыша. Это и есть сторожка. Ну что же вы? Прыгайте!

В шкафу, на самой верхней полке, за стеклом, жила маленькая игрушечная девочка. Она мечтала оказаться внизу, в игрушечном городе. И, наконец, мечта сбылась.

Валентин Дмитриевич Берестов

Честное гусеничное

Гусеница считала себя очень красивой и не пропускала ни одной капли росы, чтобы в неё не посмотреться.

- До чего ж я хороша! - радовалась Гусеница, с удовольствием разглядывая свою плоскую рожицу и выгибая мохнатую спинку, чтобы увидеть на ней две золотые полоски. - Жаль, что никто-никто этого не замечает.

Но однажды ей повезло. По лугу ходила девочка и собирала цветы. Гусеница взобралась на самый красивый цветок и стала ждать. А девочка увидела её и сказала:

— Алло! Парнас! Парнас! Как меня слышите? Прием.

— Слышу вас хорошо. Какие распоряжения насчет эвакуации? Прием.

— График тот же. Через три часа всем быть на космодроме. Как поняли?

— Понял хорошо. Докладываю обстановку. Коллекции не влезают! Двенадцать отсеков загружены до предела. Прометей предлагает часть оборудования раздать ахейцам, а освободившееся место заполнить коллекциями. Твое мнение, шеф? Прием.

— Парнас! Парнас! Разрешаю отдать тринадцатый отсек под коллекции. Оборудование взорвать! Чтоб и следа не осталось! Поручить это дело Прометею. Как поняли? Прием.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Владимир Романович Келер

Волшебная нить

У молодой, счастливой женщины родился сын. Добрая фея материнства, улыбаясь, подошла к ней и, достав две невидимые ниточки - из сердца матери и из сердца ее ребенка, - связала их. Мать ничего не видела, но почувствовала, что сделала фея. Поэтому, когда ребенка хотели унести (он поел первый раз в жизни и спал), мать испуганно прижала его к себе и сказала :

- Нет, нет, я никуда его не дам.

Владимир Романович Келер

Живущая вечно

Это произошло в Индии и началось на священных берегах реки Ганг.

Дочь магараджи полюбила молодого погонщика слонов. Юноша любил ее тоже, но он был беден и не смел мечтать о браке с дочерью своего господина. Если бы магараджа узнал об их любви, он не пощадил бы обоих. Он бросил бы их на растерзанье тиграм или придумал другую, не менее страшную казнь.

И молодые люди решили бежать.

Михаил Павлович КОРШУНОВ

Две секунды света

Рассказ

1

Маяк стоит на скале. Внизу, под скалой, - море, а сзади - лиман.

В лимане ходят белые цапли на черных ногах. И маяк тоже, как цапля, белый с черными полосами.

Цапли живут в лимане, а маяк живет на скале у моря.

Две секунды света, шесть секунд темноты. И так всю ночь.

Начальник маяка - Иван Алексеевич Гонтарь.

Каждый вечер он входит в дежурную комнату, где на столе лежит вахтенный журнал, висят таблицы восходов и закатов, громко постукивают большие часы с кодовым диском: они отмеряют секунды света и темноты.

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

Музыкально-литературный сборник для детей

33.

1. В алфавите много букв, В книге много строк. Нужно каждый знак и звук Помнить назубок. Перепутаешь чуть-чуть И пойдет молва, Что другая в книге суть И ни те слова.

2. Вместо Бочки будет Дочка По волнам лететь. Вместо Печки будет Речка Угольком пыхтеть. Не в маШину, а в маЛину Сядут ездоки. Не Дружиной, а Пружиной Станут казаки.

3. И нелепы будут книжки, Горькими до слез. И девчонки, и мальчишки Зададут вопрос: - Сколько букв и сколько знаков? Ну-ка повтори? В алфавите их, однако, Ровно - тридцать три.

Крамаренко Виктор

Свиданья на краю эпохи

Книга стихов

БЕЛАЯ РУСЬ

Михаилу Казакову

Русь бела - и косы белые. А туманы - рушники. Зори, словно вишни спелые, Синеглазы родники.

Зеркала - озера чистые, Рощи, хлебные поля, Травы сладостно-душистые Это Родина моя.

Я взращен твоими весями, Добротой души твоей. Я живу твоими песнями, Широтой твоих полей.

По-над братскими могилами Занимается заря. Ты живи, земля родимая, Белоруссия моя.

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

ВСТРЕЧИ С АНГЕЛОМ

сборник рассказов

БЕЛОЧКА

Никто не знает, когда появилась Белочка в этих краях. Сколько себя помнит, она жила здесь в старой сторожевой будке, оставленной когда-то людьми. Зимой замерзала, а летом погибала от жары, но считала свой дом уютным и хорошим. И никто не покушался на её жилище, не проникал с обманом, не просил укрыться от дождя и жестокости большого города.

Белочка была замкнутой, тихой и незаметной. Целыми днями, склонившись над мусорными кучами, выковыривая еду, бутылки и металлолом, она молча бродила по свалке по давно укоренившемуся в её жизни маршруту. Одежда и обувь, да и весь её вид мало чем отличался от грустного пейзажа свозимых сюда отходов. Даже белый бант, торчащий из неизменно перекошенного на бок берета, похож на прикорнувшую чайку, которых развелось тут превеликое множество. Взгляд Белочки постоянно устремлен вниз, за редким исключением она поднимала глаза, и то, когда удавалось звездной ночью попасть на самую высокую гору. Полчище крыс в эти ночи уходило в ближайший лес, и она могла спокойно лечь на спину и свободно разглядывать небо.

Александр Алексеевич КРЕСТИНСКИЙ

Далеким знойным летом

Стояли душные безветренные дни конца июля, и поселок, и холмы вдалеке, и речка в низине - все дрожало в знойном мареве, и в лиловой солнечной мгле люди куда-то плыли, едва передвигая ноги, а собаки и кошки валялись, будто дохлые, под заборами и мостками, вытянув в одну сторону все четыре лапы. Звуки были приглушены, словно у природы не оставалось сил от зноя, и она раскинулась, смежив глаза, терпеливо, покорно ожидая, когда станет легче.

Правда ли, что у подножия радуги спрятано волшебное золото? Как она получается и сколько на самом деле в ней цветов? Как её приручить и как с её помощью делать великие открытия? «Как дойти до радуги?» продолжает серию «Библиотека Карманного Учёного», каждая книга которой просто и интересно отвечает на тот или иной детский вопрос.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Валентин Берестов

Наказание

На 346 году Будущей эры некий Нарушитель совершил проступок, вызвавший всеобщее недоумение и самые разнообразные толки.

Проступок объяснили своеобразием характера Нарушителя, недоразумением, временным умопомрачением, педагогическими ошибками, которые, может быть, совершили в детстве воспитатели Нарушителя, уязвленным самолюбием, срывами в работе, неустроенной личной жизнью и даже излишне пылким проявлением добрых чувств.

Валентин Берестов

Светлые силы

Книга воспоминаний

ДЕТСТВО В МАЛЕНЬКОМ ГОРОДЕ

Глава первая. ПРОИСХОЖДЕНИЕ

САМАЯ ПЕРВАЯ ТАЙНА

О своем детстве я привык рассказывать стихами. Оно открывалось мне, взрослому, как тайна, - озарениями. Кроме того, я родился в стране, полной государственных. военных, хозяйственных, партийных и, разумеется, личных тайн и секретов. Да и само детство - тоже тайна.

Родился на одиннадцатом году от Октябрьской революции. Эту новую дату каждый день указывали календари нашего детства. Но и прежний отсчет, от Рождества Христова, не посмели отменить. Выжидали, пока привычная уже для новых поколений, коммунистическая эра не вытеснит из сознания людей (желательно, всего человечества) прежнюю, устаревшую и, как любили тогда говорить, отжившую.

Дмитрий Березенко

Снайпер

Hервы были в полном порядке, уже давно прошло то время когда они были на пределе. Hесколько лет... Время тянулось, как расплавленная жевачка. Hе находя себе места, ходил по комнате туда, сюда. До 3-х часов оставалось несколько минут. Я был такой человек, который знал свое дело, и ни в коем случае не оставлял его...

Медленно, с большой любовью я собирал винтовку. Мысли не лезли мне в голову, и лишь иногда на мгновенье задумывался о своей будующей жертве, которую мне предстояло убрать. Прошло еще 2 минуты , сердце стучало сильней и сильней. В квартире было очень душно, по щеке скатилась капля. Дрожащей рукой я смахнул её с лица. Время ещё было, и я пошёл на кухню глотнуть чего-нибудь. Hевыносимая жара... Достал из холодильника бутылку пива. Проходя по корридору - в сторону зала, открыл её об ручку входной двери. И, закинув голову, я несколькими секундами наслаждался горьковатым вкусом пива. Казалось, что прошло несколько часов. Hо оставалось ешё чуть-чуть - 3-4 минуты, взяв с кресла пачку сигарет я взял одну. Медленно повернув голову я наткнулся взглядом на свое оружие. Я любил свою винтовку. Это была совершенная машинка для убийства с большого расстояния, выполненная на заказ: 45-й калибр, удобный приклад, легко скользящий затвор, резное цевьё, длинный ствол из червлённой сталли, глушитель, 700-х кратный электронный оптический прицел и конечно отличная балансировка. Вот такая она моя малышка. Я взял ее в руку и вынес на балкон. Закурил. Hа мгновенье меня озадачил вид с балкона: кругом было мрачно и ни души. Медленно приподняв винтовку, стал устанавливать её на штатив. Сделав это я почувствовал, как постепенно стала нарастать азартность. Ветра не было и дым сигареты медленно поднимался к потолку. Он был такой легкий и такой свободный. Я курил и думал почему моя жизнь не может быть такой-же легкой и свободной. В памяти медленно всплывало прошлое: первый выстрел, второй,.... ,бесполезные ссоры, обиды , разочарования в жизни, и то как я стал ненавидеть людей. По моей щеке скатилась еще одна капля, и с какой-то неторопливостью, как-бы нехотя, разбилась о пол. Я сделал последнюю тягу и бросил окурок, задержав дыхние, выпустил дым вверх. В голове по-прежнему стоял гул. Еще оставалось около минуты. Аккуратно отрегулировал прицел и пробно прицелился. Мысли о цели продолжали всплывать.

Бережной Сергей

"Люди Кода" в "Библиотеке Камелота"

Получил от Павла Амнуэля письмо с просьбой запостить в сеть "Люди Кода". Павла Рафаиловича беспокоит, что скоро "Интерпресскон", а роман мало кто читал. Выполняю - роман пошел по XFANRUSF. Пользуюсь случаем, поворяю свою давнюю рецензию на этот роман.

Амнуэль Песах. Люди Кода: Роман / Художн. Соня Красная.- Иерусалим: Миры, 1996.328 с., ил.- (Фантастика русского зарубежья).