Мастер Эдер и Пумукль

Мастер Эдер и Пумукль
Автор:
Перевод: С. Махлейт
Жанр: Сказка
Серии: Золотая библиотека, Пумукль
Год: 2005
ISBN: 5-17-024258-1

У столяра Эдера живет крошечный домовой Пумукль. Он разбрасывает гвозди, прячет отвертки и щиплет посетителей. Но не всегда, а лишь когда рассердится. Обычно же Пумукль — самый добрый, самый умный и самый непослушный домовой на свете. Столяр Эдер любит своего маленького Пумукля, и очень хочет, чтобы его домовенок понравился и вам!

Отрывок из произведения:

Не все верят в домовых. Не все верят рассказам тех, кто якобы видел домового.

Открыв страницу энциклопедии на букву «Д», вы прочитаете: «Домовые — это, в большинстве случаев, невидимые домашние привидения. Старое народное поверье».

Это «в большинстве случаев» наводит на размышления, так как означает «не всегда». А если домовой не всегда невидим, значит, его кто-то уже видел. Или может увидеть.

Мы действительно знаем, как выглядит домовой: маленький и взъерошенный, он дразнит людей и чертовски радуется, если его проделки удаются.

Рекомендуем почитать

Веселая повесть о приключениях матроса Солнышкина и его друзей, об их необыкновенных плаваниях к берегам Камчатки, Антарктиды и далеким тропическим островам.

Мир книги Ирины Токмаковой — цветной и живописный, веселый и серьезный и всегда дружеский. В книгу избранных произведений для детей и юношества вошли стихи разных лет, повести: «Аля, Кляксич и буква „А“», «Может, нуль не виноват?», «Ростик и Кеша», «Счастливо, Иванушки!», «Сосны шумят»; сказки: «Кукареку», «Котята», «Вечерняя сказка», «Сказка про сказочника».

Издательство «Детская литература». Москва. 1985.

Эта приключенческая повесть воспроизводит важные события в истории российского государства. Ее герои — три отважных мальчика, организовавшие свою «армию» для борьбы с мировой несправедливостью.

Московский школьник Петр Бумажкин впервые поехал в гости к своему родственнику в Забайкалье. Нежданно-негаданно Петька попадает в совершенно фантастическую историю с привидениями, исчезновениями людей и прочими пугающими вещами.

Современные люди не верят в привидения. Рассказы о леденящих душу завываниях и странных фигурах в белом, проходящих сквозь стены, вызывают улыбку. Школьник Пётр Бумажкин, приехавший из Москвы в горняцкий посёлок на Урале, тоже отличался здравомыслием. Но лишь до тех пор, пока не узнал легенду о привидениях, охраняющих золото Серебряной горы, и не услышал однажды ночью нечеловеческие вопли и звон кандалов…

Но фантастические истории бывают только в книжках, а в жизни за любыми нереальными событиями стоят совершенно реальные люди со своими тайными целями.

Кери, Чарльз и Поль летом гостили у тети в деревне. Их жизнь была грустной и однообразной, пока они не узнали, что мисс Прайс, живущая по соседству, умеет летать на метле… С этого дня и начались захватывающие, забавные и невероятные приключения.

Мальчики-гнэльфы Морс и Крюшон из чудесного города Гнэльфбурга отправились в опасное путешествие за волшебным кольцом колдуньи Ягиниды. Много удивительных приключений выпало на их долю, но из всех трудных ситуаций друзья вышли с честью.

Феи в наши времена – большая редкость, вот почему ворон Карл, долгое время равнодушно сидевший в полусонном состоянии на дереве перед домом, в котором жили гнэльфы Миниберы, сразу оживился, как только увидел возле закрытого окна двух крылатых сестричек – Амалию и Матильду.

«Прилетели, не запылились! – подумал он, глядя сверху вниз на крошечных фей, прилипших носами к оконному стеклу. – Любят поглазеть на новорожденных старые плутовки!»

И ворон Карл был прав: сестрички обожали разглядывать грудных младенцев.

Добрая и отзывчивая принцесса Селизетта вместе со своим маленьким другом — отважным солнечным Лучиком, отправляется в королевство Вечного Холода, что бы вызволить свою младшую сестричку Элизетту.

Другие книги автора Эллис Каут

И снова вместе с вами Пумукль — самый замечательный домовой на свете!

Он любит сочинять стихи и есть шоколад. А еще домовёнок обожает побаловаться, за что его частенько бранит столяр Эдер, у которого он живёт.

На этот раз Пумукль «отлично» помог столяру Эдеру в уборке дома. Потом съездил вместе с ним в гости, где перевернул всё вверх тормашками. И после всех этих напряжённых трудов, Пумукль отправился с Эдером в отпуск на озеро.

Честное слово, мастер Эдер надолго запомнил этот отпуск!

Популярные книги в жанре Сказка

Любомир Фельдек

Барон бас Баритон

Жил да был барон, барон бас Баритон. Знали бы вы, какой это был богач! Дукатов у него... Постойте, сейчас припомню. Целый воз? Нет. Целый мешок? Тоже нет. Ага, вспомнил: был у него всего-навсего один дукат. Да ведь и один дукат - больше чем ничего! Вернее, один дукат был больше чем ничего, - увы! - наш барон, барон бас Баритон, потерял свой единственный дукат в саду.

Искал он этот дукат день, искал неделю, искал месяц - дукат точно сквозь землю провалился. Ищет барон бас Баритон, ищет и вдруг видит: посреди сада вырос диковинный куст. Поглядеть - вроде бы смородиновый, но вместо гроздьев смородины висят на нём гроздья серебряных дукатов.

Евгений Кривченко

Новогодняя сказочка

сценарий

(Идея Дмитрия Журавлева, реализация Евгений Кривченко,

при творческом участии

Семена Веприцкого, Сергея Шишкова, Вячеслава Загара)

("Рыба", вариант "два".)

Двор - "колодец" старого кирпичного дома густо усыпан свежевыпавшим снегом. Посреди двора возведена большая снежная крепость. Ватага детворы увлеченно штурмует ее, несколько мальчишек, отстреливаются из-за стен снежками. Панорама укрупняется, невдалеке стоит женщина и настойчиво зовет кого-то из детей, но те настолько увлечены, что ничего не слышат и играют, играют, играют... Камера поднимается, у окна стоит мужчина и смотрит на играющих детей. (Голос за кадром) - Что ты там застыл? Примерз что ли? Пошли на кухню, чайник уже вскипел. Одинокий: (не оборачиваясь, глядя на детей): -Погоди Шебутной, иди сюда, посмотри. Шебутной подходит и снисходительно заглядывает через плечо: Шебутной: - Ну, и что такого необычного ты там увидел? Какое-то время смотрит, потом понимающе улыбается и обнимает Одинокого за плечи. Одинокий: - Красиво играют, почти как мы. (После паузы) Помнишь? Шебутной хитро улыбается и отходит к секретеру. Порывшись там достает скрученный пергамент и, вернувшись к окну, подает его Одинокому. Тот недоверчиво смотрит на свиток, потом изумленно улыбается, и, лихорадочно развязывая шнурок, разворачивает свиток. Видна надпись на любовно нарисованной карте : "Карта Дриамвилля и его окрестностей". Одинокий: - Откуда?!!! Шебутной:- Оттуда, оттуда, Весельчак Гарри! Что же ты думал, что Старый Том даст пропасть такому сокровищу? - Шебутной бережно берет карту у Одинокого. - Столько лет рисовать, а потом выбросить, да? Вот уж, дудки! Одинокий: - Сколько же мы играли в этот Дриамвилль? Почти шесть лет ... Вот времечко было! - Поворачивается в Шебутному: - А помнишь засаду у сухого ручья? Шебутной:- Это когда мы освобождали Красотку Сью от банды Черного Джека, а у Оружейника, на беду кончились патроны? Ну еще бы! Мне тогда так нагорело от ваших родителей, до сих пор, как вспомнишь - так вздрогнешь! Одинокий: - Но за то как здорово было, помнишь? - Одинокий забирает карту и водит по ней пальцем. Одинокий: - А это что? ( На карте видны какие-то каракули шариковой ручкой.) Шебутной:- Да это уже Серега играть пытался. А Карелию помнишь? Одинокий: - И встречу с могиканами на реке? До сих пор не забуду, как у меня байда кильнулась... - Шебутной укоризненно смотрит на Одинокого, тот улыбается в ответ: - ... как краснокожие потопили мое каноэ и если бы не Гордый Орел кормить бы мне раков. Раздается звонок в дверь. Шебутной (идет открывать и уже на ходу): - А помнишь первый лук Оружейника? Одинокий (начинает смеяться): - Да уж! Голос Шебутного из прихожей: - Ба, Оружейник, легок на помине! А мы тут только-только твои луки вспоминаем. Одинокий удивленно улыбается и идет в прихожую.

Сказки про маленького мальчика Лешу и его друга, лисенка Ладика.

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был студент. (Студент это такой человек, обычно молодой, который больше всего на свете любит две вещи: пиво и… тоже пиво, а два раза в год с ним случается сессия).

Как всякий настоящий студент был он большой бездельник, лентяй и лоботряс. Учился он через пень-колоду не думая о последствиях. Жил не тужил себе, и не думал о последствиях. И вот однажды случилась с ним сессия (Сессия — опасное сезонное заболевание. Симптомы: головная боль, повышенная суетливость, иногда начинают расти хвосты. Лечится сдаванием).

В Москве начинается странная и страшная эпидемия. Кто-то методично и варварски уничтожает игрушки детей. Родители в панике. Милиция сбилась с ног. Искромсанные куклы, разбитые в крошево машинки и паровозики.

Со всем этим связана таинственная статуэтка, фарфоровая голова…

– Братцы, вот я! – весело крикнул Репей, выглядывая из земли зеленой почкой. – Ух, как долго я спал!.. Здравствуйте, братцы!

Когда он посмотрел кругом, то понял, почему никто не откликнулся: он выглянул из земли почти первый. Только кое-где еще начинали показываться зелененькие усики безымянной травки. Впрочем, у самого забора уже росла острая крапива, – эта жгучая дама являлась всегда раньше всех. Репей даже рассердился немного, что он опоздал.

Мне пришлось заночевать почти на самом горном перевале, на правом берегу бойкой горной речонки. Ночлег был выбран проводником с расчетом именно, чтобы иметь защиту от холодного северного ветра. Охотник Артемий провел меня лишнюю версту, пока мы добрались до заветного уголка.

– Уютное место, – повторял он, утешая меня, так как я сильно устал и едва передвигал ноги. – Там, значит, промысловая избушка стояла. По осени или зимой охотники ночевали… Ну, теперь-то избушки нет, а место все-таки осталось.

Фабрика[1] закрывалась в рождественский сочельник. Все фабричные корпуса пустели, точно рабочих выметали метлой. Печи переставали дымить; работала одна доменная печь, которую нельзя было остановить.

– Другим праздник, а нам работа, Ванька, – говорил доменный мастер Ипатыч своему племяннику Ваньке, мальчику лет одиннадцати, который служил под домной на побегушках. – Моя старуха не любит сидеть и в праздник без дела, как другие печи.

«Старухой» Ипатыч называл свою доменную печь. Он говорил о ней, как о живом человеке, причем его заросшее бородой лицо всегда улыбалось.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В конце XIX века в составе итальянской общины США преобладали люди, чья родословная велась из Сицилии. Как ни печально, именно из их среды проросли зловещие корни преступной группировки «Коза Ностра» — «Наше дело». Говорят, корни дьявола проложат себе дорогу куда хотят и когда хотят. Сицилия навсегда с тех пор получила «титул» родины настоящих кровавых дьяволов: рэкетиров, торговцев наркотиками, аферистов и профессиональных убийц. Сначала их преступные деяния ограничивались «Маленькой Италией», потом распространились на всю Америку.

Неистовые, фееричные, загадочные шестидесятые… Кажется, высокая мода готова издать свой последний писк и смертью храбрых пасть под натиском стиля и энергии «детей цветов». Шанель уже восемьдесят шесть лет, Баленсиаге — семьдесят три. Кто явится им на смену? Кто поведет за собой новое поколение парижских кутюрье?

Англичанин, американка и две француженки приезжают покорять олимп высокой моды. У каждого своя история, мечты, надежды, планы. Кто-то жаждет денег, кто-то — славы, кто-то — любви. А кому-то хочется сразу всего, и побольше.

Несравненная Коко Шанель в дружном тандеме со щедрой на сюрпризы Судьбой смешает их истории в одну — волнующую и удивительную!

Вот уж правда можно сказать — есть в русской литературе книги, по прочтении которых тебя прошибет конкретный депресняк. И данное издание к таковым относится в полной мере.

В истории рассказывается о жизни крепостной девочки, которая по смерти матери при родах была взята в другую крепостную семью. Девочки, которая за всю свою жизнь не видела ничего хорошего, не услышала ни одного ласкового слова, была самым жесточайшим и бессердечным образом избиваема, унижаема и сживаема со свету, которую никто и за человека не считал. Девочка выросла бессловесным существом, ни к чему не приспособленным и мало что умеющим, выдана замуж. В новой семье начался новый виток побоев и унижений, и наконец, заболев чахоткой, она умирает в том возрасте, который сейчас считается самым преисполненном сил.

И всем вокруг, включая самих крепостных, такая жизнь кажется абсолютно нормальной. Эта норма — бесчинствующий управляющий и равнодушный барин, поборы и порка, наушничество и предательство, равнодушие и жестокое избиение детей. Это норма.

Рецензия от serovad

«Ночью старуха умерла». Эта финальная фраза из повести «Последний срок» заставляет сердце сжаться от боли, хотя и не мало пожила старуха Анна на свете — почти 80 лет! А сколько дел переделала! Вот только некогда было вздохнуть и оглянуться по сторонам, «задержать в глазах красоту земли и неба». И вот уже — последний отпущенный ей в жизни срок, последнее свидание с разъехавшимися по стране детьми. И то, какими Анне пришлось увидеть детей, стало для неё самым горьким испытанием, подтвердило наступление «последнего срока» — разрыва внутренних связей между поколениями. Последние часы, отпущенные матери, становятся детям в тягость. Им некогда ждать…