Мастер дороги

Первый рассказ Владимира Аренева вышел на бумаге в 1998 году — пятнадцать лет назад. С тех пор было несколько романов и авторских сборников, множество рассказов и повестей в журналах и антологиях, несчетное количество критических статей и рецензий, премии — «Лучший дебют» Еврокона, «Звездный мост», Беляевская. И вот выходит очередная книга — сборник «Мастер дороги», своего рода веха, промежуточный итог творчества автора.

Отрывок из произведения:

Книга, как правило, говорит сама за себя и не нуждается в биографических подпорках.

То, что Владимир Аренев был террариумистом-любителем, дворником в зоопарке, студентом, а потом и преподавателем Института журналистики; то, что он, к моему изумлению, не переставая жонглирует как минимум десятком творческих дел (проза, антологии, статьи, рецензии, переводы, сценарии…), — всё это может быть интересно читателю, но для книги не так уж важно. О том, «откуда что взялось», Аренев поведает сам — как сочтет нужным — в комментариях к рассказам и повестям, вошедшим в этот сборник.

Рекомендуем почитать

Первый рассказ Владимира Аренева вышел на бумаге в 1998 году – пятнадцать лет назад. С тех пор было несколько романов и авторских сборников, множество рассказов и повестей в журналах и антологиях, несчетное количество критических статей и рецензий, премии – «Лучший дебют» Еврокона, «Звездный мост», Беляевская. И вот выходит очередная книга – сборник «Мастер дороги», своего рода веха, промежуточный итог творчества автора.

Творчество Тима Скоренко – писателя, поэта, музыканта, журналиста, популярного блогера, путешественника, человека тысячи других увлечений – настолько же разносторонне, как он сам. Любитель экспериментировать, он редко когда пишет похожие друг на друга рассказы. Вещи, выходящие из-под клавиш его клавиатуры, всегда резкие, неожиданные, задающие непростые вопросы – и одновременно с тем увлекательные и запоминающиеся.

Талант творца миров раскрылся у Эльдара Сафина в полной мере. В книге под одной обложкой собраны очень разные вселенные: и далекое будущее человечества, и совсем близкое – нашего государства, и мрачное готическое фэнтези, и оптимистичные сказочные мирки, и альтернативная Россия в самых разных проявлениях, и многое другое. Автор словно предлагает своим персонажам те или иные необычные условия – и с любопытством смотрит, как они справятся.

Ина Голдин интересна не столько тем, что она много лет назад уехала из России и живет в Париже, и не тем, что она профессиональный лингвист (хотя и это тоже представляется любопытным: особенности жизни, окружение, род занятий всегда оказывают влияние на творчество писателя). А интересна она в первую очередь глубиной и вдумчивостью своих текстов – о чем бы ни писала. Мы предлагаем вам почитать ее рассказы – и тоже задуматься.

Другие книги автора Владимир Константинович Пузий

Лавки волшебных товаров – обычное дело, но не все они торгуют настоящим волшебством. И уж тем более – не все они торгуют волшебством добрым…

В сборнике, куда вошли произведения ведущих российских писателей-фантастов, каждый рассказ или повесть – это товар из волшебной лавки. И в этой лавке найдется все – от деревянной куклы, которая помогает сотрудникам НКВД разоблачить германскую шпионскую сеть, до таинственного как-чиль-чиракана – существа с мордой каймана, телом червя и лапами жабы, обитающего в озере Чадьевском, что на севере России…

Святослав Логинов, Дмитрий Колодан, Василий Щепетнев, Наталья Резанова, Мария Галина, Далия Трускиновская в уникальном сборнике о темной стороне городской жизни!

После неведомой катастрофы в живых не остается ни одного взрослого, и на дымящихся руинах прежнего мира зарождается мир новый. Теперь здесь идет борьба за выживание, подростковые банды, беспощадно воюют друг с другом, а также с животными-мутантами, обильно размножившимися на руинах. И в этот «новый мир прекрасного будущего» попадают несколько гостей из прошлого, очнувшихся от криогенного сна. Они просыпаются, для того чтобы стать рабами жестоких детей, которые никак не желают взрослеть.

Вампиры, дети луны, повелители сумерек… Романтические, кровожадные, сексуальные… У каждого из авторов антологии, под обложкой которой собраны произведения Генри Лайона Олди, Святослава Логинова, Далии Трускиновской, Кирилла Бенедиктова и других известных писателей, свои вампиры. В одних рассказах они пьют кровь некрещеных младенцев, в других — жертвуют последним, чтобы спасти чужую любовь или избавить Землю от инопланетных захватчиков. Не-мертвые, носферату, открываются читателям с самых разных, порой абсолютно неожиданных сторон. Все, что вы хотели знать о вампирах, но боялись спросить, откроется вам на страницах этой книги. Милости просим в объятия ночи, и да пребудет с вами темный дух вечно живого графа Дракулы!

Когда спрашивают о том, что бы ты сделал, попади тебе в руки волшебная палочка, многие думают сперва о себе, потом о своих родных, потом об абстрактном «человечестве». И чем больше думают, тем больше мрачнеют.

А что бы вы сделали, попади к вам в руки карандаш, который рисует саму жизнь?

Владимир ПУЗИЙ

СЛЕПОТА

Посвящается О. Угрюмову

Он проснулся оттого, что стало холодно. Тело замерзло, почти не слушалось, почти не ощущалось. Он попытался открыть глаза - глаза не открылись. Ему стало страшно.

"Не стоило вчера работать допоздна", - чужая, фальшивая мысль. Он вздохнул, силясь очистить от нее полусонное сознание - не удалось. Мысль растеклась липкой лужицей подсыхающей крови, мысль впитывалась в него, как в губку: "Не стоило, не стоило, не стоило..."

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:

Каждый уходит из жизни по-своему: в больнице или в тропическом лесу, во время кораблекрушения или во время пожара. И идут тоже — каждый по-своему: пустыней, джунглями, добираются вплавь.

Всех их ждет он — хозяин избушки посреди междумирья. Сюда ведет множество путей, но отсюда можно уйти лишь по одной-единственной дороге…

Простить тех, кого прощать нельзя, преодолеть страх и боль, поступиться своими интересами, в конце концов, жизнью пожертвовать ради тех, кого даже не знаешь, потому что так уж устроен — не переделать…

Ты живешь и не знаешь, что ждет за поворотом. И сегодня вроде бы можешь выбирать, а завтра кто-то там, наверху, решит, что ты герой и все выдержишь. Не дай бог, судьба устроит такой экзамен. Но сдавший его становится магом, потому что маг — не тот, кто способен щелчком пальцев победить ураган, а тот, кто способен победить себя.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Жил-был человек на землях Журавлевского княжества. Звали его Гаврила Масленников. Из всех смердов, населяющих города и села Журавлевского княжества Гаврила был самым известным. Его знал даже сам князь Круторог, а князь, поверьте, мне был человеком хотя и недалеким, но очень щепетильным в выборе своих знакомых. Желанием его было организованна даже особая служба для наблюдения за ними.

Специально приставленные люди наблюдали за знакомыми князя и докладывали ему об их поведении.

Верховный бог Олор породил пятерых сыновей. Четверо из них, — Вулар, повелитель огня и земных недр, Рифтар, повелитель воздуха и властелин бури, Зартар, бог земли и плодородия, и Анар, повелитель морей и океанов, стали его помощниками и проводили все свои дни в тяжких трудах, созидая по его воле огромную Вселенную Олоранум, а пятый сын, Лортар, бог любви, веселья и праздности, стал его постоянным спутником и собеседником. Именно с Лортаром Верховный бог Олор восседал во главе пиршественного стола, когда собирал в своём небесном дворце на пиршество других богов, созданных им и порождённых его сыновьями, — богами-труженниками.

Мечи эти были выкованы на безжизненной, исхлестанной ветрами горной вершине, в огне, добытом из чрева земли, из металла, упавшего с неба. Их закалила в человеческом поту и человеческой крови рука Вулкана, Бога-Кузнеца. Было Двенадцать Мечей, созданных, как орудия затеянной богами прихотливой игры. Каждый Меч был наделен удивительной силой — побеждать в битве, или умерщвлять еще более страшными средствами… отводить врагу глаза или убивать его душу… даровать неизменную удачу или исцелять…

Лишь одно живое существо видело, как ковались эти могущественные Мечи, — человек по имени Джорд. И взамен руки, что Вулкан взял у него в ту незабываемую ночь, Джорд получил один из Мечей. Он должен был достаться в наследство его сыну. Пока Марк рос, Меч висел на стене отцовского дома. Мальчику хорошо известны его острота и сверхъестественное совершенство. Но он не осознает силы меча до тех пор, пока однажды люди герцога Фраткина не приходят, чтобы отнять Меч у Джорда. На глазах у Марка Меч бросается в бой, вопя от внутренней ярости, мало заботясь о жизни своего владельца. Когда схватка заканчивается, люди герцога мертвы, но вместе с ними пали Джорд и старший брат Марка.

Взяв Меч с собой, Марк бежит от мести герцога, направляясь в земли Добрейшего сэра Эндрю. По пути он присоединяется к компании охотника на драконов Нестора, также владельца Меча, и двух его помощников, — большого, кажущегося простаком, Бена и хорошенькой Барбары. Но они не находят покоя, которого искали у сэра Эндрю. Ибо могущественные силы пришли в движение, побуждаемые жаждой власти над своими собратьями-людьми, которую сулят Мечи — жестокий герцог Фраткин, Серебряная Королева Ямбу во главе безжалостного колдовского войска, алчный Синий храм, желающий найти Мечи, которыми он когда-то владел, и сам Темный Король, повелитель демонов, источающий смрад зла и вооруженный самым грозным из всех Мечей.

Дальнейшие годы борьбы неумолимо подталкивают Марка и его спутников к переломному моменту, когда Мечи встретятся в битве. Тогда Марку придется вступить в игру, которой не могут больше управлять даже боги.

Зима — время для ведения войны не очень благоприятное. К тяготам военной жизни добавляются вполне природные трудности: снегопады и морозы. Что делать королю, призванному для войны, холодной снежной зимой? Сидеть у печки в ожидании лета? Развлекаться? Балами, например, или пирушками? Или — охотой, зимней охотой? Читаем четвёртую книгу из серии «Мир Соргона».

Повод: Английская газета The Times в списке 50 восходящих звезд мира указала мифического 16-летнего молдавского нападающего «Олимпии» Масала Бугдува. Никаких доказательств того, что игрок с таким именем существует, не обнаружено.

Все-таки напиваться иногда полезно. Если ты европеец, то, в любом случае, это непоправимое зло, но если ты русский… В умеренных количествах, при нужном стечении обстоятельств, в соответствующей компании из легкой попойки вполне реально извлечь пользу.

К редактору газеты «Биржин Глас» явился рыжий блондин, представившийся как Дикенц. Не просто так явился, а с рекомендательными письмами, правда, на иноземном наречии, с предложением сотрудничать. Не сразу, но согласился редактор. Новости Дикенц приносил важные и без обману. Все было замечательно, пока не заметил редактор, что пишет Дикенц о том, чего еще и не случилось…

В Бескрайнем Океане, много южнее тех мест, где обитает Бородатый Змей, затерялся один маленький, всеми забытый остров. Точнее, это был даже не остров, а высокая, почти отвесная скала, которая своей вершиной уходила едва ли не до самых облаков. На том маленьком острове жили найраны. Их было очень много, тысячи и тысячи; жилища их, теснясь одно к другому, лепились меж камней и поднимались до самой вершины скалы. Однако только нижние жилища были обитаемы, а чем выше, то есть чем дальше от воды, тем чаще и чаще попадались брошенные гнезда. И, наконец, выше хижины старого Уллу уже не селился никто. Когда-то, говаривал Уллу, найраны занимали всю скалу от подножия до самой вершины. А в рунах было сказано, что прежде на острове жили враги, найраны же пришли из-за моря и истребили их и заселили их жилища, но, правда, не все, а лишь те, что были близко от воды.

Кинжал просвистел в воздухе, и вонзился в деревянный щит, который висел на стене. Это была вежливая просьба трактирщика утихнуть.

Красивая танцовщица извивалась на сцене, под довольное улюлюканье завсегдатаев таверны. По трактиру плыл тяжелый сигаретный дым, смешиваясь с запахом спиртного и приобретая от этого сильный, терпкий аромат.

Над Ликадоном воцарилась ночь, и в разных районах этого города ночь была разной. В торговых все было тихо и безлюдно еще с вечера, когда весь товар был распродан, а покупатели разошлись. Днем эти места наполнялись шумом и гамом, криками торговцев, которые наперебой расхваливали свой товар и плачем прохожих, у которых что-то украли. Жилые районы тоже были пусты. Простые горожане редко задерживались на улицах после захода солнца. Ну а в промышленных районах, которые пользовались недоброй славой, жизнь только начиналась…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Редакционная статья

Глава Минфина Антон Силуанов на минувшей неделе привел редакцию «Эксперта» в абсолютный восторг. «Чтобы взять кредит, предприятию необходимо заплатить 16–20 процентов. Почему? — возмущенно обратился министр к банкирам с трибуны съезда Ассоциации российских банков. — Общий размер ставок в экономике запредельный! А без кредитов и роста не будет, это очевидно». Такой пассаж в устах главы ведомства, в значительной степени ответственного за создание в стране хронического дефицита ликвидности, который толкает вверх и конечные кредитные ставки, поражает своей непосредственностью, граничащей с цинизмом. Неужели уважаемый Антон Германович никогда не догадывался о неподъемном процентном бремени, которое несет на себе реальный сектор экономики? Мы настоятельно предлагаем Минфину подписаться на журнал «Эксперт» — наше издание регулярно мониторит фактический уровень конечных кредитных ставок, да и о состоянии отечественного хозяйства уважаемый министр, вероятно, сможет узнать для себя много нового.

Редакционная статья

КНДР объявила, что первой целью ее ядерной атаки может стать Токио. Если это, не дай бог, случится — вторая в истории атомная бомбардировка опять придется на Японию. Наблюдатели гадают, насколько это реально. В основном обсуждаются темы адекватности корейского лидера, интересы больших геополитических игроков и перспективы объединения двух Корей. Судя по всему, в возможность ядерного конфликта мало кто верит.

Мир расслабился, применение ядерного оружия в военных целях кажется старой страшной сказкой. Сахаровская идея о том, что оно есть оружие сдерживания, прочно засела у нас в головах. Мы привыкли наделять ракеты с ядерными боеголовками сакральным смыслом, несовместимым с нашими жизненными реалиями. Чернобыль и Фукусима вполне укладываются в нашу картину мира, а повторение Хиросимы и Нагасаки — почему-то нет. Школьники больше не бегают в бомбоубежища по учебной тревоге, студенты не сдают зачетов по гражданской обороне, а ядерный апокалипсис в американских блокбастерах выглядит примерно так же реалистично, как зомби или космические пришельцы. Между тем стоит задуматься: что дает нам основания быть уверенными в малой вероятности ядерного конфликта?

Редакционная статья

Фото: Александр Иванюк

«Сегодня сохранить капитал можно только частично» — это цитата из интервью с Пьером Дарье, одним из совладельцев частного швейцарского банка Lombard Odier, которое было опубликовано в «Эксперте» в августе 2011 года. Тогда эта фраза имела отношение скорее к общей нестабильности на валютно-финансовых рынках, но в этом году она обрела и иной смысл. Жесткие, конфискационные меры выхода из кризиса, навязанные Евросоюзом Кипру, а затем и общее масштабное наступление ЕС на офшоры показало, что расчеты тех, кто полагал в условиях экономического кризиса сохранить свои капиталы на счетах различных «налоговых гаваней», вряд ли оправдаются. Эксклюзивных условий для владельцев офшорных счетов не предусмотрено: наиболее богатые развитые страны вовсе не собираются спасать спрятанные от налогообложения капиталы за счет рядовых налогоплательщиков.

Турнир Четырех - испытание не для всех. Оно стало традиционными после войны. Представители каждого факультета Хогвартса борются за право носить звание самого искусного мага. Альбус Поттер, конечно, не может остаться в стороне от настоящих приключений, а Скорпиус Малфой, как никто другой, знает, что друг не справится в одиночку.