Масон Похряпов

Варакин Александр

Масон Похряпов

Рассказ

Николай Иванович Похряпов не очень-то ладил с судьбой. Прямо скажем, невеселые у них сложились отношения. Взять хотя бы ту же записанную в паспорте национальность: "тунгус". Это при том, что за тыщу верст видно рязанско-суздальское происхождение Похряпова...

"Да не в этом ли все и дело?" - задумался однажды Похряпов. Не с похмелья же записался некий предок при получении документа тунгусом. Причина, значит, была. Какая?

Другие книги автора Александр Сергеевич Варакин

Книга «Тайны археологии» рассказывает о множестве загадок, с которыми сталкиваются археологи, пытающиеся проникнуть в самые потаенные глубины истории человечества.

Авторы предлагают свои варианты разгадок этих тайн, охватывая период от первобытных времен и самых древних памятников до библиотеки Ивана Грозного и морских катастроф нынешнего века.

Существовала ли древняя Атлантида? Что явилось причиной смерти археологов, вскрывших гробницу Тутанхамона? Отчего погиб отец Александра Македонского Филипп? Кто построил Стоунжендж? Мог ли Христос спастись? Решение этих и многих других вопросов издревле волновало лучшие умы человечества, мало кого оставляя равнодушным.

В живой и увлекательной форме в книге рассказывается о наиболее интересных и волнующих тайнах истории, о загадках погибших городов и исчезнувших цивилизаций.

Интересно написанное, живое и документально аргументированное исследование о таинственных случаях из истории России, Русского государства и славянских племен. Поднимаются таинственные, загадочные и просто недостаточно исследованные случаи из истории.

Это издание содержит секретные материалы спецслужб, свидетельства очевидцев и «контактеров», географию и хронологию паранормальных явлений, комментарии ведущих уфологов мира. Ранее неизвестные факты и уникальная информация по, быть может, самой таинственной и волнующей человечество теме — все это доступно и увлекательно в книге «Тайны НЛО».

Под пологом было жарко, и Султану не спалось.

Султан вышел из опочивальни, наткнулся на спящего стражника и пнул его. Бедняга очнулся ни жив, ни мертв: пропала дурная головушка!..

— Ну, ну, не умри на месте, — сурово сказал Султан. А вглядевшись, что-то придумал: — Марш в опочивальню. Кому говорю! — прикрикнул.

Трясущийся стражник протиснулся кое-как в резные двери. Султан глянул по сторонам: никого. И тоже вошел, неслышно прикрыв дверь. Свет полнолунья пронизывал дворец насквозь, но все в нем казалось почти мертвым.

Александр Варакин

(Ташкент)

Аллергия

Серафим начал копать в среду, в прошлом году.

Была весна, одуряюще пахла черемуха. Ее густые волны катились и катились на деревню, гонимые ветром.

Еще пахло землей. И это было хорошо.

Еще пахло старым сеном. И это было плохо.

К кому он только не обращался! Тридцать километров до райцентра, потом сто двадцать до центра областного... Серафим отмерил столько туда и обратно, что мог смело заявить о символическом достижении Луны или о десятикратном кругосветном путешествии, что практически одинаково.

«Хочу предупредить: читать об НЛО можно, это занятие абсолютно безопасное. При некоторых обязательных условиях. Первое: книги и все остальные материалы по уфологии (и не только: полтергейст, магия, статистика преступности и т. д. — они из того же ряда) не должны находиться при вас в те часы, когда вы спите. Поэтому немедленно проверьте содержимое вашей книжной полки у изголовья и отсортируйте его: материалам об НЛО не место в жилом помещении!».

ВАРАКИН Александр

А там...

Рассказ

Отчего-то Козицыну нравился урок географии. Он все пытал учительницу:

- А там что? Кто там? И почему?

Не могла она ответить лишь на последний вопрос, относя его к старшим классам и сложному предмету по имени философия. А на первые два - отвечала, ибо терпения у нее было много.

- А там, - говорила она, - Западный Тупик. Этотам - Южный Парк, а пототам - Северный Лес. В нем разные звери водятся.

Популярные книги в жанре Современная проза

В час дня по радио передали сообщение об изменениях в составе руководства страны. Преемником Мартина стал его заместитель. О нем же самом не было сказано ни слова, от него избавились — и все. Что ждет его в будущем? Получит ли он новое назначение? И стоит ли ему вообще надеяться на что-то? Сколько может продлиться эта неопределенность? Некоторые находились в таком положении долгие годы.

Мартин решил не предаваться отчаянию. Но кое о чем следовало тотчас же позаботиться. Где им с семьей жить после того, как придется освободить квартиру в этом фешенебельном квартале? Надо спешить, пока их не выставили отсюда. Но дом в деревне еще не достроен. И как ему теперь жить на мизерное, значительно урезанное жалованье без всяких дотаций?

Любой другой человек на месте нашей мамы давно отчаялся бы — сама стихия ополчилась против нас. Не такова, однако, наша мама, ни за что не признает свое поражение. Вот уже целая неделя, как торчим мы на пороге нашей прокопченной кухоньки, вырядившись в лучшую одежду, и смотрим на двор, а там льет и льет дождь, прямо стеной стоит; мы уж и позабыли, когда его не было. Мама ждет терпеливо. Похоже, если б дождь зарядил на сорок дней, как при всемирном потопе, она бы и его пересидела, а едва подсохла б земля, она как ни в чем не бывало пошла бы к автобусной остановке. Не зря же она соседкам уши прожужжала, как поедет на рождество в столицу. Застрять теперь в деревне — этого ее душа не вынесет! «Что хотите со мной делайте, но мы на рождество здесь не останемся! Слышите, не останемся!» — восклицала она так часто, что я уже начинал опасаться, не сошла ли она с ума.

Лусия жила по соседству, в доме на двух хозяев, так что между нами, через узкий проход, было еще полдома с другой семьей. В проходе росло высокое раскидистое дерево: ветви его скреблись о ту и о другую крышу; в прохладной его тени мы с Лусией иногда играли после школы, — если у Лусии никого не было дома. Сперва она жила со своей родной матерью и с отцом, но отца, высокого темнокожего бородача, мы видели редко. После долгой — месячной, а то и двухмесячной — отлучки, обычно по воскресеньям, когда выходят поговорить на улицу мужчины, он вдруг тоже появлялся из дома, и все видели — отец Лусии вернулся. Наверное, он был водитель или еще кто-нибудь из тех, что часто в дальних поездках. А может, золотоискатель — неудачливый, — раз никогда не привозил Лусии даже самого маленького подарка. Зато он был большой, сильный и спокойный.

Сгрудившись в кучку, словно стадо быков, законтрактованные на принудительные работы жители Островов толпились на окраине Города, во дворах складских помещений, принадлежащих Компании. Люди ожидали парохода, который должен был увезти их к берегам Африки.

Горожане облепили чугунную решетку, огораживавшую внутренние дворы, и, сгорая от любопытства, смотрели на оборванных, истощенных людей, своих собратьев, столь резко отличных от них привычками, поведением, говором, а главное — условиями жизни.

Она готовила на кухне кофе. Она любила сама варить кофе — даже днем, когда в доме были слуги. Запах натурального кофе как-то успокаивал ее. Кроме того, кухня — это ее мир, муж туда не заходил.

Он сидел в гостиной, и звон посуды, казалось ему, доносится из другого мира. Он взял первую попавшуюся книгу с застекленной полки, сел на софу, открыл ее, но читать не стал, а положил рядом с собой…

Она вошла с деревянным подносом в руках. Ей нравилось все деревянное: поднос, кофейник, чашки… Она поставила поднос в углу гостиной, потом раздвинула складные столики — для себя и для него — и села с чашкой кофе лицом к нему. Но его взгляд был устремлен мимо нее. Он будто и не замечал стоявшего перед ним кофе. Она встала, хотела было подойти к нему, но вместо этого подняла с пола клочок бумаги и снова села. Она поддерживала стерильную чистоту в доме.

Как через одну точку можно провести сколько угодно линий, так и люди переваливают через какое-либо важное событие в своей жизни (а это может быть сильное потрясение, хуже того — несчастье) всяк по-своему, следуя своему вектору, в соответствии с личными качествами, складом души, особенностями характера — то есть так, как это продемонстрировал Квасов Николай Иванович, житель города Домодедово.

Таким событием — но можно сказать и несчастьем, а уж потрясением точно — стала для него раскрывшаяся тайная связь жены Юлии с сослуживцем Романом Викторовичем.

«Ангел Габриеля» — дебютный роман Марка А. Радклиффа, подкупающий чисто английским сочетанием убийственного сарказма, тонкого лиризма и черного юмора.

Габриель, симпатичный неудачник, попадает под машину и оказывается где-то между небом и землей. Здесь, согласно новым небесным правилам, два ангела занимаются психотерапией с четверкой подопечных: двое только что умерли, а двое в коме — балансируют на грани жизни и смерти. Участники группы получают возможность наблюдать за жизнью близких, оставшихся на земле, и Габриель видит, на какие ухищрения идет его подруга Элли, чтобы осуществить их заветную мечту — родить ребенка.

НЕУСТОЙЧИВАЯ КАДЕНЦИЯ

Со справкой в кармане вместо паспорта Угрюмов шагнул на перрон и, увлекаемый плотным людским потоком, двинулся в сторону здания вокзала. В голове продолжался перестук колёс, и колени, подобно рессорам, амортизировали прикосновения его ботинок к заплёванной поверхности асфальта — за четыре дня дороги организм решил, что теперь так будет всегда, и поэтому услужливо перестроился.

В конце перрона стояли двое лопоухих «пэпээсников», изображающих закон и порядок. Глуповатых и потому неопасных — это ведь не кадровые менты, а солдаты-срочники ВВ, выпущенные на улицы города в виду нехватки кадров. Впрочем, и с ними тоже нужно быть начеку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Варакин Александр

На веревочке

Рассказ

Висит себе Дмухан Дмуханович на веревочке, глаза прикрыл, ветерком его покачивает. Нарочно повис Дмухан Дмуханович: грустно ему стало. Петельку хитрую-хитрую придумал, к корсетику хитрому-хитрому пристегнул - висит, людей пугает, а сам слушает.

- Ну, сколько раз тебе повторять! - говорит Дарья Ивановна внучке Марусе. - Горлышко заболит.

"Это про меня!" - радостно думает Дмухан Дмуханович.

Варакин Александр

Неклимат

Рассказ

- Помолодела, блин! - сказал Алексей, глядя на мать.

- Девочка моя! - заулыбался Гуторов. - И впрямь красавица.

- Вот что, муж, - сказала Оксана. - Я все поняла: неклимат мне здесь. Как лучи на Кипре ласкают! Я там себя обрела. А здесь?

- Какой неклимат, Ксюха! Ты чего? - удивился Гуторов.

- Все. - Жена бросила на пол чемодан. - Переезжаем!

Как???

Переезжаем?!.

ВАРАКИН Александр

Новая "Анжелика"

Рассказ

Директору издательства "У НАС ВСЕ ДОМА"

господину (узнать и вписать)

ЗАЯВКА

Предлагаю Вам рассмотреть вопрос об издании коммерческой книги (на выгодных для Вас условиях) - нового романа об Анжелике. Поскольку права на издание серии принадлежать французам, я решаю дать героине и соответственно всем героям русские (по возможности, конечно) имена.

Мои условия мы можем обговорить при личной встрече.

Варакин Александр

Он

Рассказ

Он бил меня еще в детском саду, когда я хохотал до упаду над "Красной Шапочкой": если Волк с горем пополам и мог бы ее проглотить, то уж дородную-то Бабушку - пасть маловата. Он этого не хотел понимать, и мне доставалось на орехи.

Когда меня выбрали пионерским звеньевым, он оказался в моем звене и так переживал, что ему не досталась такая должность, так переживал, что мне сделалось смешно, ибо меня никак не занимала эта взрослая игра для младших школьников. Я тут же был поколочен. А когда его все-таки выбрали звеньевым, я сделался председателем отряда, и история повторилась. То же самое с комсомолом...