Маска старости

Молодая и чудовищно привлекательная фотограф Прюденс Уолтер встречается с давно пропавшей мадам Хадсон, которая сразу же приглашает девушку домой. И вновь повторяется история, произошедшая много лет назад с матерью Прю — вызов демоницы Лиллит, которая может подарить вечную молодость…

Отрывок из произведения:

Раздалась вспышка, и из-под накидки на фотоаппарат выполз тонкий, белесый дымок, который тут же растаял в воздухе.

Прюденс улыбнулась и сказала:

— Я думаю, что фотография выйдет отличной. Вы прекрасно смотритесь вместе. Молодой человек, который сидел напротив, вместе со своей дамой, тоже улыбнулся и встал.

— Великолепно! Когда мы сможем забрать фотографию?

Прюденс, машинально складывая накидку на аппарат, задумалась:

— Наверное, на следующей неделе… Завтра у меня встреча с мадам Хадсон… Вы же знаете ее? А в субботу…

Другие книги автора Иван Викторович Гулак

Кинжал просвистел в воздухе, и вонзился в деревянный щит, который висел на стене. Это была вежливая просьба трактирщика утихнуть.

Красивая танцовщица извивалась на сцене, под довольное улюлюканье завсегдатаев таверны. По трактиру плыл тяжелый сигаретный дым, смешиваясь с запахом спиртного и приобретая от этого сильный, терпкий аромат.

Над Ликадоном воцарилась ночь, и в разных районах этого города ночь была разной. В торговых все было тихо и безлюдно еще с вечера, когда весь товар был распродан, а покупатели разошлись. Днем эти места наполнялись шумом и гамом, криками торговцев, которые наперебой расхваливали свой товар и плачем прохожих, у которых что-то украли. Жилые районы тоже были пусты. Простые горожане редко задерживались на улицах после захода солнца. Ну а в промышленных районах, которые пользовались недоброй славой, жизнь только начиналась…

Данное произведение не является полностью самостоятельным, и создано по мотивам компьютерной игры «Арканум».

Среди обычной житейской серости, которая лишь иногда может блеснуть каким-то ярким событием, можно найти массу интересного. Главное — представить все новым и возможно, оно таким и станет, превратившись в хроники обычной жизни…

Популярные книги в жанре Ужасы

В воздухе пахло листьями, сырыми, осенними, тихо падавшими на мокрый асфальт. Алекс остановился под газовым фонарем, откинув полу плаща, осторожно извлек серебряные часы на цепочке. Было без четверти семь. Он выждал еще минут пять, отошел к краю тротуара и напряженно посмотрел на двери особняка с высокими окнами. Не забывал он поглядывать и на кэб, остановившийся невдалеке. Конечно, можно было просто уйти, но пропускать финал этой известной до последней ноты пьесы ему не хотелось. Услышав три выстрела, прогремевшие в тишине, он даже не вздрогнул, лишь снова ловко извлек свой старенький хронометр и мысленно отметил «семь пятьдесят три».

Грохот старинной дверной колотушки зловещим эхом разнесся по дому, прервав мой тревожный, полный смутных кошмаров сон. Скинув влажную простыню, я подошел к окну и выглянул. Едва взошедшая луна бросала слабый свет на бледное лицо моего друга, Джона Конрада.

– Ты позволишь мне подняться, Кирован? – Голос его дрожал от внутреннего напряжения.

– Разумеется!

Натянув халат, я поспешил навстречу, слыша, как хлопнула входная дверь и скрипят ступени лестницы, ведущей наверх. Мгновение, и Джон уже стоял передо мной. Я зажег свет и увидел, что его руки нервно подрагивают, а лицо белее мела.

Я с любопытством взглянул на тонкий плоский пакет: четко написанный адрес, округлые буквы изящного, ненавистного мне почерка. Я знал, что хладное тело того, кто прислал его мне, уже лежит в могиле.

– Смотри, будь поосторожней, Гордон, – сказал мой друг Костиган. – Этот приспешник дьявола наверняка отправил посылку в надежде причинить тебе зло.

– Мне подумалось, что внутри пакета бомба или нечто в этом роде, – ответил я, – но он совсем тонкий. Попробую вскрыть его.

Старик Гарфилд живет уже много лет и не стареет. Источник его жизненных сил скрывается в груди, и пока он там – Гарфилд не умрет.

Верите ли вы в привидений, призраков, духов? Вот и Стив Брилл совершенно не верил, хотя Хуан Лопес верил безусловно. Но ни глубокий скептицизм одного, ни наивная вера в сверхъестественное второго не смогли уберечь их от встречи с ужасом, сокрытым до времени в глубине веков. Зловещим ужасом, память о котором теплилась в сознании немногих посвященных почти три столетия.

А пока Стив Брилл посиживал на своем шатком крыльце в закатных лучах и предавался горестным размышлениям, очень далеким от мыслей о неведомом и потустороннем. Он с тоской оглядел свой земельный участок и грубо выругался. Брилл вообще был груб, как сапожная кожа. Длинный и сухопарый, сильный, как олень, – истинный сын непоколебимых пионеров, покоривших дикую природу Западного Техаса. Манера ходить, тощие ноги и высокие сапоги выдавали ковбойские привычки этого парня, и он часто ругал себя за то, что покинул “штормовую палубу” – спину своего горячего скакуна – и ушел в фермеры. Молодой ковбой не раз признавался себе, что земледелец из него – просто никудышный. Впрочем, в постигшей неудаче вряд ли был виноват он один. Казалось, обильные зимние дожди – большая редкость для этих краев – обещали отличный урожай.

Ночь выдалась на удивление тихой. Расположившись на просторной веранде, мы смотрели в необъятную темную даль. Ночной покой вошел в наши души, и мы все долгое время молчали.

Затем вдалеке, над темными горами на востоке, появилось едва заметное сияние, и вскоре огромная золотистая луна залила землю призрачным светом, в котором, словно дыры, зияли тени деревьев. С востока подул легкий, прохладный ветерок, и неподвижные травы всколыхнулись долгими, широкими волнами, почти невидимыми в неверном свете луны. И тут молчание, воцарившееся на веранде, разорвал негромкий, на вдохе, вскрик, заставивший всех нас обернуться.

Роман проснулся сам, причем очень рано. Наступил очень важный для него день, а все потому, что именно сегодня мальчику предстояло поехать на отдых в летний лагерь. Целую смену он будет вдали от своей слишком заботливой мамы! Нет, безусловно, Рома очень любил ее, но ее опека иногда просто не позволяла ему быть самостоятельным, а ведь у Ромы и так был не очень-то сильный характер.

Но теперь мальчику представится возможность побыть не под родительским присмотром, а жить вместе с другими ребятами в лагере отдыха. Это и радовало и пугало одновременно.

Все началось давно — летом прошлого года. Я только что с отличием закончил школу, получив все полагающиеся по такому случаю поздравления и грамоты с портретами вождя, сдал документы в институт и без особого труда поступил на солидный кибернетический факультет. Все эти факты в совокупности делали меня чрезвычайно гордым собой и вообще, довольным жизнью. Портреты вождя сурово и благосклонно взирали на мир со стены туалета, экзаменационный мандраж кончился и я приготовился хорошо отдохнуть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мне всегда нравилась фантастика. Но не та, в которой описываются встречи с мыслящей плесенью на других планетах, путешествия во времени, разные там бластеры, нуль-транспортировки и т. п. Мне казалось, что гораздо интереснее обнаружить нечто удивительное и необычное где-нибудь рядом, прямо под ногами. Наша жизнь порой гораздо фантастичнее всяческих вымыслов. Надо только приглядеться и задуматься…

Первый свой фантастический рассказ («Шестьдесят секунд до конца света») я написал в 1991 году. Тогда же он вышел сразу в двух фантастических журналах: «Четвертое измерение» (№ 1, 1992) и «Приключения. Фантастика» (№ 4, 1993). Годом позже я написал «Рулетку Господа Бога» — этот рассказ был опубликован в журнале «Химия и жизнь» (№ 9, 1992). К счастью, оба рассказа не канули в лету. По первому сейчас где-то во Пскове снимается некоммерческое кино, а второй неожиданно заинтересовал любителей НЛП (нейро-лингвистическое программирование) — на их сайтах «Рулетка» (вместе с двумя рассказами Шекли) рекомендуется как удачный пример, «поясняющий тему калибровки». Хорошо, что я не знал, что такое калибровка, когда писал этот рассказ.

Кто-то остроумно определил сказки, как «страшные истории, которые осторожно подготавливают детей к чтению газет». Но, разумеется, прелесть сказок не в этом. Наше знакомство с литературой начинается со сказок, и именно во время чтения или прослушивания этих чудесных историй наша фантазия впервые расправляет крылья и отправляется в восхитительный полет. У некоторых он продолжается всю жизнь. Возможно, сказки, рассказанные Ариной Родионовной, повлияли на Пушкина больше, чем вся классическая литература.

Так уж получилось, что за последние годы я не раз писал детективные загадки для разных изданий, как взрослых, так и детских. Одни я делал с удовольствием, другие — ради гонорара. Первые такие опусы я начал делать для журнала «Наука и жизнь» в 1998 году под псевдонимом Дан Сильгер (имя героя одного из моих фантастических рассказов). Именно тогда и появились инспектор Борг и неунывающий сержант Глум. Всего я написал 22 истории про эту неразлучную парочку. Здесь приводится большая часть из них с рисунками Бориса Дашкова.

Я много общался с детьми и писал для них, вел и веду разнообразные рубрики в детских журналах, участвовал в детских теле и радио передачах. Когда-то я даже ради забавы вступил в союз литераторов по разделу «Детская литература». Но детским писателем становишься не по формальным признакам, а по особому радостно-изумленному взгляду на мир…

Как и в играх для взрослых, я хочу представить здесь тексты, посвященные моим любимым играм со словами и всяческим головоломкам. В частности, 12 заметок, вышедших в замечательном детском литературном журнале «Кукумбер» в рубрике «Словарево», которую я с переменным успехом веду уже несколько лет.