Машина и винтики. История формирования советского человека

Введите сюда краткую аннотацию

Отрывок из произведения:

Михаил Геллер (1922, Могилев, БССР — 3 января 1997, Париж, Франция) — историк, публицист, писатель, критик, диссидент. По образованию историк, доктор исторических наук. Окончив исторический факультет Московского университета, работал преподавателем высшей школы. В 1950 г. был арестован и приговорен к 15 годам лагерей. Отсидел 7 (по другим данным 6) лет. В 1957 г. освобожден из тюрьмы.В конце 60-х г. вынужден был уехать из СССР. С 1969 года жил и работал в Париже. Профессор Сорбонны. В течение ряда лет вел регулярную хронику в парижской газете «Русская мысль»

Другие книги автора Михаил Яковлевич Геллер

МИХАИЛ ГЕЛЛЕР родился в 1922 году. По образованию историк, доктор исторических наук. В 1950 г. был арестован и приговорен к 15 годам лагерей. Отсидел 6 лет. В 1957 г. освобожден из тюрьмы. В 1963 г. был вынужден уехать из России. Жил в Варшаве, затем - в Париже. Профессор Сорбонны. Автор ряда книг, исследующих различные аспекты русской литературы и истории, в том числе: «Концентрационный мир и советская литература», «Андрей Платонов в поисках счастья», «Под взглядом Москвы», «Машина и винтики. История формирования советского человека». Работы М. Геллера публиковались в Англии, Франции, Польше и других странах. Скончался в 1997 г.

«Утопия у власти», систематизированное, исчерпывающее и фундаментальное исследование новой и новейшей истории России. Настоящая книга — первое московское издание, история СССР, написанная свободно, без всякой цензуры.

Краткий очерк основных вех советской политической истории 1917—1987 гг.

Популярные книги в жанре История

Н.В.Валентинов

Наследники Ленина

Редактор-составитель Ю. Фельштинский

В сборник Н. Валентинова - революционера-меньшевика, историка и философа, эмигрировавшего в 1928 г. во Францию, вошли несколько статей, объединенных общей темой, кризис в партии после смерти Ленина. Несмотря на спорность некоторых выводов автора, в ряде случаев вызванных и его незнанием документов, введенных в научный оборот в более поздние годы, высокая информативность, живой стиль, неординарность подачи материала делают книгу интересной для самого разного читателя.

Леонид Вегер

Закат парламентаризма

Историческая заслуга парламентаризма

В результате буржуазных революций и реализации лозунга "Свобода, равенство, братство" парламент приобрел современный облик. Общенародная выборность органов власти означала, что власть выражает отныне интересы не личности (короля или другого правителя), как это было в эпоху феодального абсолютизма, а большинства народа. Чрезвычайно важным оказалось то, что парламентаризм смог обеспечить эволюционный путь развития общества. До этого не было механизма, который приводил бы общественное устройство в соответствие с меняющимися условиями. В этих обстоятельствах единственным способом обеспечения такого соответствия оставался путь революций со всеми негативными сопутствующими явлениями.

Винцер Отто

Двенадцать лет борьбы против фашизма и войны

Очерки по истории Коммунистической Партии Германии

в период с 1933 по l945 годы

Перевод с немецкого Н.С. Португалова. 

{1}Так помечены ссылки на примечания.

Аннотация издательства: Работа Отто Винцера, члена ЦК Социалистической единой партии Германии, депутата Народной палаты Германской Демократической Республики, представляет собой попытку осветить важнейшие события истории Коммунистической партии Германии в 1933-1945 годы, которые до сих пор не были исследованы в исторической литературе. В своей работе Отто Винцер использовал новые, ранее неизвестные материалы и источники. Изучение истории КПГ этого периода имеет большое значение для уяснения истории Германии вообще и путей ее дальнейшего развития в частности.

Юрий Воронин

В ловушке

Вынырнув из воды и сделав глубокий, шумный вдох, Сергей зацепился руками за острый, скалистый выступ, торчащий в полуметре над водой. Рывок, и он уселся на скользкий, плоский камень, плавно уходящий под воду. Вода тонкими струйками стекала по его гидрокостюму.

Минут за двадцать, безуспешно пытаясь столкнуть каменную плиту, свалившеюся бог знает зачем и закрывшею узкий вход в пещеру, Сергей изрядно устал. Будь то на поверхности, он без особого труда, опрокинул бы её, но дело было под водой на глубине более метра. Не за что не зацепиться, не упереться. Обессиленный и раздосадованный, он просто сидел и отдыхал. Тусклый свет, проходящий через какую-то трещину и отражающийся от отвесной стены, слабо освещал небольшой, подземный зал. Слева и справа виднелись узкие проходы, уходящие не весть куда. Под водой есть еще один ход, но Сергей не хотел рисковать. Воздуха в акваланге оставалось минут на пять, а лабиринт мог быть достаточно длинным или вообще заканчиваться тупиком. Борясь с проклятой плитой, он израсходовал много воздуха. Оставался неприкосновенный запас. Сергей с грустью посмотрел на манометр и отодвинул аппарат от себя. Соблазн был велик. Но он прекрасно понимал, если застрянет в этом каменной "чулке", найдут его не скоро. А может и вообще не найдут. Он ещё раз огляделся по сторонам. Гладкие, отвесные стены кольцом окружали маленький зал. До ближайшего карниза метра четыре. Без специального снаряжения, забраться практически невозможно. Достав из кармана подводный фонарь, Сергей посветил в ближний проход. Два, три метра и крутой поворот влево. Это тоже вариант, но пока нужно еще раз попытаться сдвинуть плиту.

Л.Жариков

Пашка Огонь

Пашка был в полном смысле пещерным человеком. Он родился и вырос в земле, никогда в жизни не умывался и считал это пустяковым занятием: все равно всюду грязь, угольная пыль, да и воды на руднике нет, а покупать у водовозов по копейке ведро - где наберешься таких денег!

Шахтерская лачуга, в которой прожил Пашка первые тринадцать лет, была вырыта на краю оврага. Входили в нее по ступенькам, как в погреб, да еще надо было пригнуть голову, чтобы не стукнуться лбом о перекошенный дверной косак. "Пещера, а не жилье" - так сказал бы о Паншиной землянке всякий человек. Но Пашка любил свою завалюшку-хибарку. Он узнавал ее по высокой трубе с закопченным ведром на макушке. Крыша у землянки была отличная: на обаполы насыпали толстый слой глины - никакой ливень не промочит. А еще цветы росли вокруг трубы - сурепка, полынь и желтые одуванчики. Плохо только, что крыша сравнялась с землей. Один раз какой-то пьяный шахтер заблудился и долго топтался по крыше, кого-то ругая, и целую ночь не давал Пашке спать.

Александр Знойко

Русь и этруски

В ЗАПИСНУЮ КНИЖКУ ФАНТАСТА

Где заканчивается наука и начинается фантастика? И где

кончается фантастика и начинается наука? Вряд ли очень точно можно

указать границу. Фантастика питается научными гипотезами и идеями,

но научно-фантастическую художественную литературу нельзя свести к

популяризации научных положений. Однако оригинальные гипотезы,

едва брезжущие предположения ученых, умело изложенные, имеют и

Владимир Устюжанинов

ХОЖДЕНИЕ ЗА КАМЕНЬ

"Всякая история, даже и неискусно писанная, бывает приятной".

Плиний Младший.

ОБ АВТОРЕ

Владимир Андреевич Устюжанинов - главный государственный горнотехнический инспектор Сургутской РГТЭИ Тюменского округа Гостехнадзора России. За его плечами горный техникум, геологоразведочный институт и 40 лет работы в геологии Среднего Приобья. За эти годы прошел все ступени: от рабочего до начальника геофизической экспедиции. Увлекается историей, особенно нашего края, и находит минуты, чтобы письменно (и устно тоже) рассказать об интересных исторических фактах людям. Читатели "Югры" знакомы с его историческими, увлекательными рассказами "В те годы в Нарымском крае", "Прошлое остается с нами" и другими, опубликованными в нашем журнале в прошлом году. Мы благодарны, что Владимир Андреевич стал постоянным автором журнала "Югра". Сегодня мы предлагаем вам его новый исторический очерк "Хождение за Камень", ради которого автор, жертвуя своим отпуском, побывал во многих архивах страны.

БОРИС ВОРОБЬЕВ

Прямой наводкой

Рассказ

В штабном блиндаже Фролова ожидали трое: командир дивизии полковник Игнатьев, комиссар Сердюк и начальник штаба подполковник Минин. Сидя за дощатым столом, они рассматривали разложенную на нем карту, о чем-то переговариваясь вполголоса.

Комдив и его помощники просидели за столом всю ночь, о чем свидетельствовал и прокуренный воздух блиндажа, в котором тускло горели две коптилки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга является первым современным изданием произведений «футуриста жизни» Владимира Гольцшмидта (1891?-1957), поэта, агитатора, культуриста и одного из зачинателей жанра артистического перформанса.

Основатель московского «Кафе поэтов» и создатель памятника самому себе, авантюрист и йог, ломавший о собственную голову доски во время выступлений, Гольцшмидт остался легендарной фигурой в истории русского футуризма.

В данном издании полностью воспроизводится единственная и редчайшая книга стихов и манифестов Гольцшмидта «Послания Владимира жизни с пути к истине», изданная на Камчатке в 1919 году, а также публикуется свод мемуаров и критических статей об этом недооцененном деятеле русского авангарда.

http://ruslit.traumlibrary.net

Роман о забавных приключениях мальчишки, сына кухарки, который никак не желает занимать отведённую ему социальную нишу. Роман напоминает «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Он только внешне кажется несерьёзным. Уэллс не писал поверхностных произведений. (Kamil)

Перед вами уникальные воспоминания Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова. За двадцать лет, с 1919 по 1939 год, он прошел путь от матроса-добровольца до Народного комиссара ВМФ, став одним из самых молодых флотоводцев, когда-либо занимавших подобный пост. «Накануне» – единственные мемуары советского высшего морского начальника этого периода. В них Н.Г. Кузнецов описывает работу политического и военно-морского руководства страны в предвоенные годы, рассказывает о строительстве советского ВМФ, дает живые портреты его крупных деятелей, а также анализирует причины его успехов и неудач.

Элен и Николас встретились в тот день, когда она принимала трудное, но единственно возможное решение, а он кипел от ярости, считая ее типичной охотницей за богатством, готовой растоптать чувства других людей ради достижения своей корыстной цели. Взаимное недоверие и непонимание, бурные споры и ссоры запутали отношения героев романа. Долгое время они не могли осознать, что их поступками движет отнюдь не безудержное физическое влечение, проявившееся уже при первой встрече, а нечто иное...