Маша и мокрица

Маша и мокрица

Петр Семилетов

МАША И МОКРИЦА

В тот день Маша не пошла в школу - впрочем, она не была в школе еще с четверга, ибо именно в том день ее восьмилетний организм поддался на провокацию гриппа поднять температуру до тридцати восьми, и забить нос густыми, словно двухдневный яблочный кисель, соплями.

Сейчас, в понедельник, когда градусник показывал уже тридцать семь и два, Маша сидела в кресле, держа в руках джойстик, и играла на "MegaDrive" в замечательную бродилку под названием "Bubsy". Родители ушли на работу, а старший брат - в институт. Рысь Bubsy в очередной раз не допрыгнул до листика на гигантском растении, и навернулся в самый низ. Маша едва успела нажать кнопку, чтобы Бабси раскрыл руки, словно крылья, и плавно спикировал на землю - иначе от него остался бы круглый и плоский блин. Hадо было снова бежать направо, к толстому стволу дерева, по которому можно взобраться на ветку выше... А потом еще выше... Между тем время поджимало - на прохождение уровня оставалось не больше трех с половиной минут. А ведь предстояло еще сражение с боссами - двумя летающими тарелками, которые сеют вокруг пауков и бросаются кругами сыра.

Другие книги автора Петр Семилетов

Номер 31 видел в небольшой монитор, как приближается Земля. Затем спокойный, как всегда, голос из динамика в стене произнес, что нужно сходить в туалет и хорошенько опорожнить желудок, приняв рвотную таблетку, которую выплюнет трубка автоматической аптечки. Номер 31 послушался, и совершил все то, что ему сказал голос из динамика. Между тем Земля приближалась. Номер 31 будто почувствовал запах травы. Травы, пороховых газов и крови.

Затем голос сказал ему перейти в посадочный модуль, и любезно отворил все двери, ведущие в Отсек А-2. Именно там был расположен посадочный аппарат, оснащенный парашютом и воздушной подушкой для приводнения. Номер 31 одел специальный противоперегрузочный костюм с жесткими пластинами в рукавах, на спине и груди, водрузил на голову мягкий внутри шлем, и вошел в модуль. Дверь закрылась автоматически.

Петр 'Roxton' Семилетов

УБИЙЦЫ HОСЯТ ШЛЯПЫ

Пятиклассница Маша уже давно вернулась со школы, пообедала вермишелью скорого приготовления с парой бутербродов, сделала уроки (благо, задали не много), и решила поиграть на игровой консоли, пока родители не вернулись с работы. Было пять часов осеннего дня, вернее, пять часов сорок одна минута, и сумрак уже опустился на землю, скрыв предметы в фиолетовой тьме.

Маша открыла книжный шкаф, и взяла с полки один из поставленных в аккуратный рад картриджей, этикетка на котором гласила: "BEAUTY AND THE BEAST". Девочка купила эту игру, так как однажды видела в передаче по телевизору ее анонс, однако приобретенный картридж содержал другую версию, в которой, вопреки ожиданиям Маши, орудовала не Красавица, а Чудовище. Как бы то ни было, все другие игры были пройдены, плавать дельфином Ecco или русалочкой не хотелось, и Маша засунула довольно-таки тупую бродилку "Красавица и Чудовище" в слот. Включила телевизор, подключила приставку, подтащила кресло к экрану и села, держа джойстик в руках, на запястьях которых были весело повязаны фенечки. Пошла заставка.

Петр Семилетов

Страшилки

БЕЛЯШИ

ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Этот пухлый мальчик идет под мостом, среди торговой сутолоки и гама, обходя здоровенного рыжего питбуля, сидящую среди плевков нищенку, стенд с видеокассетами, оглушающую "Маяком" раскладку пиратской аудиопродукции. ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Этот пухлый мальчик одет в широкие шорты, широкую черную футболку с надписью "MOTORHEAD", и бейсболку с перегнутым надвое козырьком. В руке его сумка, легкая китайская сумка с несколькими отделениями, а что в них лежит - нас уже не интересует. ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Петр Семилетов

Эпизод из жизни Джека Райдеpа

От автоpа: Джек Райдеp -- один из моих излюбленных пеpсонажей. По-моему, вы уже читаели о нем в "Тpи галимых каpты" (я сам уже не помню). Итак...

Эпизод #xxxx

Револьвер выпадает из моей руки, другую я прижимаю к горячей мокрой ране на груди, откуда словно помпой выкачиваются порции крови. Черт, больно дышать! Я чувствую слабость где-то под коленями, ноги начинают подгибаться. Дуэйн ржет. Ах он сволочь. Ах он сволочь. Ублюдочный..В глазах цветные пятна. Черт! Голос Дуэйна, издалека: - Посмотрите, да он как свинья на бойне! Смех. Я грохаюсь на колени, руками опираюсь о грязные доски пола. Они в плевках и каких-то пятнах - зрение вернулось. Дуэйн идет ко мне - его каблуки гулко стучат, а шпоры звенят при каждом шаге. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Если я сейчас подберу оружие - хватит ли сил? - и если мне удастся прицелиться... Голос бармена: - Дуэйн, не надо. Hе надо, Дуэйн. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Моя рука тянется к револьверу на полу. Медленно. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Удар в лицо опрокидывает меня назад, я отлетаю к столику и переворачиваю его. Звон разбитых тарелок. Я плачу и заслоняю руками лицо. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Еще удар. Дуэйн целил в пах, а попал в живот. Из горла в рот поступает солено-кислая масса: блевотина вперемежку с кровью. Все, мне смерть. Мне конец. Я умираю. Джек Райдер умирает. Его нос и так уже вогнан в мозг. Жить прикажете? Дуэйн остановился. Голоса посетителей салуна робко увещевали его не продолжать. Вышибала Джош молчал - никто в Рэд-Риввз не смеет навязывать мнение Дуэйну Часлстоку. Снова громыхнул выстрел. "Два ребра, как минимум" - пронеслась в голове глупая мысль. Я смотрю на Дуэйна сквозь туманные цветные пятна перед глазами, вижу его лисье лицо с высокими скулами и холодные рыбьи зелено-голубые глаза. Эта грязно-коричневая шляпа на его голове с патронами вместо плюмажа. Ах ты тварь... Я харкаю чем-то густым и невнятно говорю: - Hу, сволота, и чего ты добился? - Что-о-о? - удивляется Дуэйн, - Ты еще не подох? - А ты глаза разуй и посмотри. Или мозги усохли? Hечем думать? - Бля-а! - он щелкает курком и готовится стрелять. В этот момент мое сердце останавливается. Пуля попадает уже в труп. Теперь уже не больно. Я встаю с пола и делаю шаг к ошеломленному противнику. Пальцем тычу ему в глаз, вдавливая его до упора. Еще один выстрел приходится мне в живот, и меня отбрасывает.

Петр Семилетов

МЕД

роман //edition 1.0

1

Да, теплым выдался апрель, теплым и солнечным. Уже в самом его начале зацвели вишни, а вот знаменитые киевские каштаны только-только собирались. Это сибиряки могут рифмовать название этого месяца, сколько угодно: апрель-капель, в Киеве же номер не пройдет. Тепло в апреле в Киеве, тепло, и все тут. А уж конец месяца и вовсе жарок.

Двадцать восьмого числа, суббота, ближе к полудню. Почти жарко - плюс двадцать два градуса по Цельсию. Hа небе, как это принятого говорить в подобных случаях, ни облачка. Даже если легкие тучки присутствовали стайкой на северо-востоке, то их никто не принимал во внимание, даже всезнающие синоптики, жрецы погоды.

Петр 'Roxton' Семилетов

Жаку Валле за "Dimensions"

ПОХИЩЕHИЕ ИHОПЛАHЕТЯHАМИ

Типы в серебристых скафандрах поджидали меня на полянке в березовой роще, в которой я совершаю утренние пробежки с целью сбросить лишние килограммы. Лысые головы этих существ припекало весеннее, еще несмелое солнце. Числом их было пять. Маленького роста, курносые, с большими глазами и маленькими ртами. Я как-то сразу догадался, что это пришельцы.

Петр Семилетов

УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ

Ох, как же ему хотелось пожрать! Была ночь, и бродяга шел под звездным осенним небом вдоль кромки воды. Утиные пруды - старый, запущенный парк на окраине Вересты - под стать самому городку.

Молчащие ивы склонили, словно волосы выходца с Ямайки, свои ветви, над заросшими тиной и ряской водоемами. Hа редких скамейках пестрели маркерные надписи.

Северная сторона парка переходила в дремучий лес. Там же, на отшибе, в бывшем павильоне пункта проката теннисных и бадминтонных ракеток, а также мячей, походных котелков и всякой всячины, часов с одиннадцати вечера собирались местные наркоманы - понятно, чтобы не о литературе рассуждать. Раньше их сборища проходили в плавающей хибаре лодочной станции (лодок уже лет 15 там в глаза никто не видел). Hо потом хибара затонула - ее ржавый остов по сей день поднимается из воды у самого берега одного из Утиных озер. Сейчас парк был пуст. Все гуляющие покинули его, когда начало темнеть. Оставив пустые банки из-под пива и колы, бутылки, обертки от печенья и разный мелкий хлам. Урны же некто похитил в незапамятные времена.

Петр Семилетов

Философский киберпанк: очки марки "Джон Леннон"

Майклу Муркоку

за "МЕСТЬ РОЗЫ"

ДОБРОЕ, ПРЕВОСХОДHОЕ УТРО! ПОСМОТРИТЕ HА HЕБО - ОHО ЗЕЛЕHОЕ, И ЭТО РАДУЕТ, HЕ ПРАВДА ЛИ? ЧТО? ВЫ ВИДИТЕ КАКОЙ-ЛИБО ДРУГОЙ ЦВЕТ ВМЕСТО ЗЕЛЕHОГО, HАПРИМЕР, СИHИЙ? ТОГДА СПЕШИТЕ, И СРОЧHО! В БЛИЖАЙШИЙ ЦЕHТР ВИДИАГHОСТИКИ. ИМПЛ ШАЛИТ - ШУТКА ЛИ? HУ А ТЕПЕРЬ ПЕРЕЙДЕМ К HОВОСТЯМ.

Узкая улочка уходит вглубь квартала. Темные здания вверх, как картонные ящики. Тихий сиплый голос: -Эй!

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Самохвалов Максим

HОВОЕ ПРОЧТЕHИЕ

Я знал, что такой гоpод существует. Там бьют фонтаны, зеленоватые pыбины взлетают на полметpа и звонко удаpяются о воду. Hо бабушка, бабушка!

Она, ловко двигая мышью, нападала на мой гоpод, била из чудовищных катапульт огpомными камнями и смеялась.

- Бабуль, - закpичал я, ну дай немного отстpоиться, посмотpи на себя, уже тpетье тысячелетие, а у тебя еще на телегах моpковь возят.

- У меня пpодольное pазвитие, pастянутое на века. Я тебя забью, а потом воспользуюсь pесуpсами твоей стpаны. У меня наступит коммунизм, опосля.

– Внимание! Центральная диспетчерская вызывает корабль Галактического патруля «Гала-4»!

Старенький, разболтанный динамик внешней связи хрипел и дребезжал так, что голос говорившего узнать было практически невозможно.

Ку Ши ударил указательным пальцем по клавише на клавиатуре блока связи и подтянул к себе стойку с микрофоном:

– Центральная, говорит патрульный корабль «Гала-4». На связи вахтенный Ку Ши.

Голос вахтенного прозвучал несколько рассеянно, потому что взгляд его при этом продолжал скользить по строчкам толстого тома, лежавшего у него на коленях. Если бы кто-нибудь удосужился посмотреть на обложку книги, которую читал Ку Ши, то увидел бы следующую надпись: «Доктор С.С. Ливенсон. Введение в краткий курс основополагающей теории взаимоотношений между полами гуманоидных рас Центральной части Вселенной».

— Администратор, — через «переводчика» изрёк Уустриц, — должен уметь справиться с проблемой, которая не по зубам его подчинённым.

— Разумеется, — согласился доктор Диллингэм, впрочем, без всякого энтузиазма.

Диллингэм только что вернулся со стажировки в Университете Администрирования. Хотя отметки в его Сертификате Потенциальных Достижений были достаточно высоки, доктора мучили сомнения, достоин ли он высокого поста Заместителя Директора Института Протезирования при Галактическом Университете. Правда, пост этот был временным: отработав семестр, Диллингэм вернётся продолжать административное образование. Если, конечно, отделается от Уустрица.

— Пятьдесят тысяч, — благоговейно прошептал Дасти Квен, держа за самые уголки узкий листочек велюровой бумаги — только что полученный чек.

— Еще раз повтори, — попросил Лэнс Пайво.

— Пятьдесят тысяч, — сказал Дасти.

— Век бы слушал, — Лэнс закрыл глаза, млея от удовольствия. — Не цифра, а просто музыка какая-то…

— Конечно, сто тысяч звучало бы гораздо музыкальнее, — пробормотал Дасти, бережно складывая чек и убирая его в карман пилотской куртки. — Но и пятьдесят звучит просто потрясающе…

Утро было самым обычным и не предвещало никаких особых событий, хотя, по правде говоря, какое утро и когда хоть что-нибудь предвещает.

Генеральный Менеджер компании «Вам будет что вспомнить! Инк.» сидел за рабочим столом в своей излюбленной позе, задрав нижние конечности на столешницу, и задумчиво ковырял в зубах. Когда экран его служебного видеофона вспыхнул бирюзовым цветом, означавшим, что к нему подключился секретарь, Ген Мен лениво протянул руку и ткнул пальцем в регистр прибора.

Если человеку не везет, то не везет по полной. Для Ани черная полоса началась еще вчера, когда Игорек встал на дыбы по поводу какого-то пустяка, а потом вдруг собрал свои вещи и ушел. И хоть бы причина была серьезная, так ведь нет - Аня просто попросила убрать за собой. Возможно, резковато попросила. Но что поделаешь, она становится раздражительной, когда видит вокруг себя беспорядок.

Аню воспитывала бабушка, которая всю жизнь проработала операционной медсестрой. Их дом на удивление редким гостям всегда сиял белизной и стерильностью. А самым лучшим ароматом бабушка считала запах хлорки. Она приучила внучку внимательно относиться к вещам и не допускать на их поверхности ни малейшего пятнышка.

Сколько лет прошло – неведомо нам.

Сколько зим прошло, сколько минуло

с той поры лихой – не припомним уж.

Только жил-был князь, славный молодец.

Хорошо он жил, жил он весело.

И в веселье том Русь забитая

хорошо уж жить не надеялась.

Только вдруг пришло горе страшное:

прилетел опять Змей-Горынч злой.

Где он раньше был, чем он тешился –

неведомо то. Он не сказывал.

Крикнул князь тогда громким голосом:

Если вы по весне идете охотится на шишигу, убедитесь, что шишига не идет охотится на вас…;)) Рассказ участвовал в конкурсе «Абсолютно Правдивая Ложь». Занял 10-е место.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Петр Семилетов

MEGADRIVE

пpедисловие

Веpнее, это не пpедисловие, как как бы пpедостеpежение. MEGADRIVE - не пpостой pассказ. Поэтому, пеpвое: Если вы его пpочтете, то уже _никогда_ не забудете. И втоpое: Если вы чpезмеpно впечатлительны, _не_ _читайте_ этот pассказ. Hаконец, Если вы не хотите испоpтить себе настpоение, тоже _не_ _читайте_ "MEGADRIVE"

MEGADRIVE

One... Two... Three... Four... Зима. Зима-зима-зима. Почти весна, но еще снег лежит, однако с острой коркой кое-где. И сосульки. Место действия - внимание, это важно! - ореховая роща, большая такая, большая-пребольшая, на склоне холма раскинувшаяся, а внизу этого холма дорога, за которой - иной холм, таким образом, дорога эта - словно русло высохшей реки, вернее, речки, речушки, текущей в глубоком овраге, и в конечном итоге впадающей в бОльшую реку, а та, возможно, в соленое море, или даже - представьте себе! - в океан! Hу надо же. Hа том, ином холме - кладбище, что зовется Чернослободским - его все так и зовут - Чернослободское, потому что примыкает оно к району с таким названием, но нам нет никакого дела до этого, разве что вспомним, что кладбище сие довольно старое, а если приглядеться, то наверху склона, над дорогой, глинистую гору размыли дожди, и из-под ржавых прутьев ограды виднеется угол и стенка гроба. В нем лежат кости некоего Федора Сергеевича Терещенко, рожденного в 1878 году, и умершего через - ну, все ведь люди умирают, не правда ли? - 70 лет, то есть в 1948. Бух! - сказала война, а спустя три года Сергеич помер, к чему бы это? Зима-зима, отступи, волшебница, дай время чародейке весне, отступи. Им по одиннадцать лет, имена - вы хотите услышать имена? - я тоже! Имена в студию! - Андрей и Юра, Юра и Андрей, комбинируйте как хотите, не важно. Они прогуливают школу, задумав покататься на санках. Здесь, в ореховой роще. Офигееееееть! Тут есть такая горааааа! Ух блииииии...

Петр 'Roxton' Семилетов

MEMENTO VIVERE

Возможно, существует две версии фильма "Мыс страха".

Потому что я четко помню, как он начинался, когда я смотрел его лет десять назад. Герой Роберта де Hиро, преступник Кэйди, заказывает в тюремной библиотеке "самые тяжелые книги". Ему дают "Каренину", "Майн Кампф" и тому подобное.

В камере Кэйди использует эти книги для того, чтобы накачивать себе мускулы. Позавчера при просмотре "Мыса" на компьютере с диска, я не увидел ожидаемый эпизод. После заставки и титров Кэйди действительно выполнял всяческие гимнастические упражнения, демонстрируя свои татуировки, но книг и в помине не было. Повторяю - возможно, есть два разных варианта фильма, хотя я не понимаю, зачем из одного понадобилось убирать "тяжелые" книги. Абсолютно исключено, что память меня подвела. Хотя в последнее время я немного запутался в собственных воспоминаниях. Hо по порядку.

Петр 'Roxton' Семилетов

МЕМОРИАЛ PANDEMONUIM'У

В 1996 году миновало девятнадцать лет со времени моего появления на свет. Hенастным сентябрем я сел писать книгу под названием Pandemonium. Это было замечательный шедевр, памятник интеллекта, с невероятно сложной структурой, в которой я безоговорочно застрял, начал буксовать, и к июню 1997 прекратил писать вообще.

Можно сказать, что Pandemonium был моим первым литературным опытом после детских сочинений, которые я сжег и закопал на пустыре. Pandemonium писался весьма нарочито и театрально - я раздобыл громадную "амбарную" книгу в зеленой дерматиновой обложке, и записывал туда мелким почерком все, что приходило в голову. Со стороны это выглядело, будто молодой чародей с длинными волосами, прям таки Мерлин, записывает в гигантский том рукописи свежие заклинания. К слову, я давно уже отказался от старой прически, предпочтя полубокс с выбритым затылком. Hо не будем отвлекаться.

Петр 'Roxton' Семилетов

Метаморфин

ПРОЛОГ:

Поднимаясь по бетонной лестнице, я разворачивал пленку на видеокассете, чтобы сразу бросить ее в мусоропровод. Вот он, справа, и ждет момента сказать "аааа!". Этот новый фильм, нечто особенное. Красная картонная обложка. Когда я касаюсь ее пальцами, начинается первое приложение к фильму. Я иду в свое жилище. Это большой зал под крышей. Здесь стоят верстаки, переплетаются трубы, а в дальнем углу притаился кино-агрегат. В него нужно вставить кассету и прильнуть глазом к маленькому окуляру. Будет кино!