Марта с черепами

Шестнадцатилетняя Марта выбирает между успешной мамой и свободолюбивым папой-бессребреником с чудаковатой бабушкой. Марта не собирается жить по чужим правилам. Динамичная, как ни на что не похожий танец на школьном конкурсе, история Дарьи Варденбург – о молодых людях, которые ломают схемы и стереотипы, потому что счастье у каждого своё, и решить, какое оно, можно только самому.

Отрывок из произведения:

Пока я вела Дениса домой, его стошнило дважды. После второго раза он сделал пару шагов и сел на бордюр у помойки, под ольхой. В ветвях ольхи розовела пластмассовая кукольная рука – кто-то ее туда пристроил, запихнул в самую развилку, чтобы не упала.

– Давай, – говорю, – я тебя понесу. Садись на закорки.

Денис глянул на меня снизу вверх таким взглядом, будто его сейчас третий раз стошнит. Помолчали. Потом он говорит:

– Я ничего не помню.

Другие книги автора Дарья Варденбург

Одиночная кругосветка – давняя мечта Якоба Беккера. Ну и что, что ему тринадцать! Смогла же Лаура Деккер в свои шестнадцать. И он сможет, надо только научиться ходить под парусом. Записаться в секцию легко. А вот заниматься… Оказывается яхтсмены не сразу выходят в открытое море, сначала надо запомнить кучу правил. Да ещё постоянно меняются тренеры, попробуй тут научись. А если у тебя к тому же проблемы с общением, или проблемы с устной речью, или то и другое вместе – дело еще усложняется…

Совсем не обязательно отправляться за тридевять земель, чтобы в твоей жизни начались чудеса. Иногда достаточно прийти в большой старый парк и познакомиться с Выдрой, а еще с Ежом, Совой и Диким Котом… и тебе обеспечены самые веселые, самые удивительные приключения на всем белом свете!

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Охота

Я сижу на столе в его шортах. Стол стоит у раскрытого окна. Синее небо, трубы, крыши, антенны, внизу зеленые деревья, разноцветные машины и люди, не больше муравьев.

Сую руки в карманы. Апельсиновая корка, колпачок от ручки, серый камешек, обрывок бумаги с телефоном какого-то Бизона, пыльная конфета и один белый шнурок. Конфету я съедаю, остальное складываю горкой на столе.

В соседней комнате его брат Крот скрипит дверцами шкафа.

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Мимо шли гуси

Мимо шли гуси, и Синцова показала вожаку язык.

- Попробуй укуси.

Вожак не обратил на нее внимания и, переваливаясь на ходу, свернул в лопухи. Остальные потопали за ним. Синцова прикрыла ладонями голову - солнце жгло макушку. Из-за поворота показалась "газель" и, набирая скорость, прогрохотала мимо. За рулем сидел печник Федотов. Каждую субботу он ездил в Серебряные Пруды пить пиво с пожарными. Все девять пожарных, которые служили в серебрянопрудской части, были его школьными друзьями.

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Козловский

Из дверей выходили студенты, Сычев поймал одного за рукав.

- У тебя Козловского лекция была?

Тот кивнул.

- Свободен.

Студент отвернулся и начал спускаться по ступеням. Мимо проскочили две в вязаных шапках. Наверное, первокурсницы.

- Эй! - крикнул Сычев.

Студент резко обернулся.

- А Сычева знаешь?

- Он у нас не вел. - Студент натянул на голову капюшон и зашагал по дорожке к воротам.

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Зеленый лифт

Она ковырнула ложечкой творожную массу.

- Мне нужно, чтоб это был ваш всплеск.

Мармот поежился и сказал:

- Мы бы хотели сначала прочесть сценарий.

- Сценария нет. Все у меня в голове.

Она отправила в рот порцию массы.

- Это воспоминания женщины. Однажды к ней заходит погреться мужчина, у них происходит странная история, которая, однако, ничем не кончается. И девушка начинает петь джаз.

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Снежная собака

На стекле помадой написано: "Сырков дурак". Идет дождь, по карнизу стучат капли. Открываю окно, высовываю голову на улицу и глубоко вдыхаю.

Скрипит кровать, я поворачиваюсь. Сырков трет лицо и потягивается.

- Башка трещит. Ты как?

- Нормально, - говорю я.

- Чай будешь?

Он встает, надевает шорты и выходит из комнаты. Шаркает по коридору, хлопает дверью, включает воду. Я начинаю одеваться.

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Семья

Хрусть. Хрусть. Хрусть.

Это мой дед качается на стуле.

Хрусть.

Дед набит вредными привычками, как Винни-Пух - опилками, и одна из них - раскачивание на стульях. Сегодняшний стул ветхий и непрочный, вот-вот у него подломятся ножки.

Хрусть.

Тогда дед упадет на пол. Если я успею досчитать до тридцати, прежде чем он упадет, мне кто-нибудь позвонит.

Хрусть.

Только не директриса и не начальник охраны.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дверь распахнулась... и судьба Кирилла Сотникова, преуспевающего столичного журналиста, сделала крутой поворот. Нет, на пороге стояла не его первая любовь Майка Миленина, как ему сначала показалось, а ее дочка. И эта девочка попросила найти убийцу ее матери. Кирилл понимает, что только прошлое поможет ему разобраться в настоящем. Он вспоминает детство, верную дружбу трех романтичных мальчишек и одной девочки, их влюбленность в нее, первые разочарования и утраты, из-за которых «разбежались» их судьбы. И чем глубже он погружается в воспоминания, тем ближе разгадка гибели Майки.

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Елена Чарник – поэт, эссеист. Родилась в Полтаве, окончила Харьковский государственный университет по специальности “русская филология”.

Живет в Петербурге. Печаталась в журналах “Новый мир”, “Урал”

Юлия Кокошко – писатель, автор книг “В садах” (1995), “Приближение к ненаписанному” (2000), “Совершенные лжесвидетельства” (2003), “Шествовать. Прихватить рог” (2008). Печаталась в журналах “Знамя”, “НЛО”, “Урал”, “Уральская новь” и других. Лауреат премии им. Андрея Белого и премии им. Павла Бажова

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Режиссёр Ферруччо Тьецци задумал снять фильм «Ромео и Джульетта». Выбрать актёров на главные роли оказалось нетрудно: юные Френсис Фремптон и Лавиния Олифэнт на первом же кастинге очаровали режиссёра.

На съёмках день за днём связь Френсиса и Лавинии крепнет, а грань между реальностью и вымыслом становится всё прозрачнее, и уже невозможно отличить историю любви на съёмочной площадке и вне её. Их чувствам предстоят большие испытания, но ведь Шекспир давно уже нас предупреждал…

Эта книга – энциклопедия воспитания детей XIX века, где описаны реальные рекомендации, практики, настоящие дети. Здесь представлены основные методы и подходы, которые у любого современного человека вызовут лишь чувство недоумения, недоверия и даже мрачный смех, но бытовавшие в высших сословиях Америки и Великобритании той эпохи. Если современные советы не работают – настало время обратиться к мудрости предков!

Эмили и Рэйчел с самого детства росли в безумной семье: горы неоплаченных счетов, богемные вечеринки их родителей, знакомые из мира шоу-бизнеса. В таком жизненном хаосе никогда не было места для собаки, которую так хотела Эмили. И даже когда сестры вырастают, собака все так же остается недостижимой мечтой. Жизнь подводит Эмили к тяжелейшему испытанию: у Рэйчел диагностируют рак. За три года умирает вся ее семья: не только сестра, но и оба родителя.

Это забавная и одновременно душераздирающая история о том, что каждый может преодолеть самое худшее, что случилось с тобой в жизни, что подходящее время для того, чтобы начать жить, – это всегда «сегодня». И что всегда можно начать жизнь заново вместе с очаровательным ши-тцу по кличке Рэймонд.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Я тебя знаю. Я видел твое лицо. Это же ты ведешь ту страницу?» Слова соседа стали для Влада полной неожиданностью. Он увлекается видеосъемкой, отлично готовит, но никаких страниц не ведет. Набрал хештег #не_плачь – и правда: кто-то, с его фоткой на аватаре, администрирует группу в соцсети – на тему, порядком доставшую за последнее время. А пару дней спустя он получил письмо с темой «Тебе надо знать». В письме – скан его детской фотографии, и на ней… два Влада. И подпись: «Костик и Владик».

В повести «Не плачь» нет одного рассказчика: в ней звучат голоса разных персонажей. Костя рассказывает о подготовке праздника для тех, кто грустит в больнице. Его бабушка просит у высших сил счастья для лучшего в мире внука. Одноклассница Юля совершает подвиги во имя первой любви. Петя делится отчаянием, в которое погрузился из-за внезапно настигшей его болезни. Влад тщетно пытается вспомнить свое раннее детство… Все они честно говорят на темы, которые их волнуют, проговаривая, в числе прочего, и то, что хотели бы скрыть друг от друга.

Наталья Вишнякова (родилась в 1973 году) – талантливый журналист и педагог, автор нескольких книг, киносценариев и пьес для детского кукольного театра. Ее повесть «Не плачь» станет для читателей еще одной возможностью увидеть современных тинейджеров в их поиске, сомнениях и открытиях.

Герои серии «Подросток N» близки читателям от 13 лет. Персонажи этих книг когда с интересом, когда с радостью, а когда и с ужасом осознают: мир намного сложнее, чем казалось в детстве. А в сложности этой – новые возможности.

8 декабря 1980 года. В Нью-Йорке убит Джон Леннон. Для пятнадцатилетнего Андерса это трагедия, ведь он единственный в своей школе фанат «Битлз». Сверстники пытаются травить Андерса, но есть у него и друзья – Фруде и Бригт. А учитель математики по прозвищу Сосиска – тоже фанат битлов. Это книга о дружбе и музыке, о первой влюбленности и безумных поступках, о потери и горе. В общем, о том, каково это – быть подростком.

Сюзанне одиннадцать, и ей не хватает любви. «Ты меня любишь?» – спрашивает она маму, но ее ответ кажется Сюзанне недостаточно убедительным. А папу она видит редко, потому что он либо работает, либо прыгает с парашютом. И тут в семье появляется девятнадцатилетний Тим, репетитор по английскому языку, который станет ее единственным другом и который поможет ей чуть лучше понять, что же это за чувство – любовь.

Петре двенадцать. Она считает, что все вокруг должно быть в абсолютном порядке. Если бутерброды – то по одному в руку, если голы – только четное количество, если ботинки в коридоре – то выстроенные в ряд. Но однажды в эту упорядоченную жизнь врывается… число пи! Бесконечное, неподвластное контролю и потому невыносимое, считает Петра. Она еще не знает, что столкновение с «несовершенством» мира – лишь первое из лавины счастливых, трагичных и захватывающих событий.