Маршал Стрельников

ВЛАДИМИР ФАРБЕР

БЕЙ РОБОТОВ II - МАРШАЛ СТРЕЛЬНИКОВ

Лев озирался по сторонам. Он был в ужасе - только теперь он осознал всю горечь одиночества. Раньше Лев хоть и испытывал к Гердьюку что-то вроде уважения, но теперь, когда Евгений мертв, Лев понял что лишился друга.

Стрельников прощупал тело одного из роботов. Как он и ожидал лазер крепился прямо к телу, так что толку от него было меньше чем русалке от кроссовок, а батарея находилась где-то внутри тазовой части. Очень осторожно Лев вытащил батарею, затем подошел с следующему железному телу, а потом к иному, в конце концов набралась маленькая горка аккумуляторов.

Рекомендуем почитать

Уступка сделанная принцу Дорвину королем должна была свершить переворот во всей вселенной. Да, Лонд I разрешил сыну начать уничтожение всех роботов и любого искусственного разума.

Дорвин зашел в телепортирующую кабину и в миг переместился в казармы города Зергино. Ему было невероятно интересно какой эффект произведет сообщение. И вот он объявляет сбор. Маршалы и генералы в замешательстве, но шаг за шагом с восхищением принимают сказанное Дорвином. И лишь один генерал Гердьюк с неодобрением относится к предстоящим событиям.

Другие книги автора Владимир Матвеевич Фарбер

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

САГАН III - ШУТКА ИСТИННОГО УБЛЮДКА (ГОРОД ЛОХОВ)

Жизнь дана всем, но не многие могут ею воспользоваться. Лишаться же её - дело достойное лишь в некоторых случаях... Лишать же людей их ограниченого и бесполезного бытия иногда даже нужно, но к сожалению законом запрещено. Следовательно, свершая иногда нечто справедливое люди параллельно нарушают закон.

Быть может не соверши человечество миллионы преступлений в течении своего существования дикими ублюдками, то есть до образования законов, то вполне вероятно оно не стало бы сейчас таким криминальным, но остается вопрос: "Почему то, что ранее было достойным существованием, теперь преступность и криминал? Итак, новый этап существования человечества, продлившийся всего несколько тысячелетий, оставил неизгладимый отпечаток в жизни людей. Но все же ублюдки не перевелись - они проследовали из одной части человеческого бытия в другую.

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

Игра наблюдателей II - Внедрение

В ПОГОНЕ ЗА ИЛЛЮЗИЕЙ

Решель жутко устал, несколько дней назад его выгнали из племени, так как он был недостаточно агрессивен для своих товарищей. Он только вступил в возраст охотника, но на первой же охоте облажался по полной программе, чем вызвал в племени огромное призрение.

И все-таки сначала все думали, что это всего-навсего оплошность, результат неопытности и недостатка зрелости, но на следующих охотах все повторилось и многие начали понимать, что среди них всегда обитал неудачник и таковым он и останется. Конечно на одной из десяти охот Решелю удавалось принести в племя каранчика, чем немного замять призрение, но затем все вновь было на нуле. Может быть все бы и обошлось, но у парня был заклятый враг... Они росли почти вместе, охотились в одно и то же время, но ненавидели друг друга - одному везло в одном другому в другом.

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

Бродяги хаоса I - Истина достойная удивления

3760 год до рождения Иисуса Христа.

I

На планете носящей имя Авант, в дальнейшем более известной, как Земля в странном, но в довольно гигантском зале собрались несколько десятков избранных. На лицах каждого из этих существ был написан восторг и гордость людей достигших настоящей победы в какой-то одной из немногочисленных игр судьбы.

Один из представителей элиты вышел на самую середину сцены и сев в кресло принялся ожидать что-то. Неожиданно все трое ворот открылись и в зал, один за другим, начали вваливаться все жители города. Когда избранные поняли, что прибыли все, они одновременно кивнули и уставший ждать человек элиты проверив микрофон, принялся говорить:

Джалер споткнулся и упал, но разве можно этому удивляться если его глаза были завязаны, а сзади его толкали три подозрительные руки. Джалер резко поднялся, ещё резче развернулся и наугад пнул кого то. Раздался протяжный стон, что доказывало, то что пнули действительно человека, а не стену. Джалер удовлетворённо улыбнулся:

— Видите, я учусь разговаривать на вашем же языке, добрые вы учёные.

— Мистер Стаенс, — раздался спокойный голос одного из владельцев руки, явно не пострадавшего… — мы пытаемся по доброму, но вы же…

Владимир Фарбер

Меж двух Атлантид

Предисловие любителя.

Время вещь хрупкая, и шутки с ним могут привести к огромным изменениям во всей вселенной, ведь чем глубже в прошлом живые существа меняют историю тем сильней меняется история будущего.

Такие шутки приводят к распадам или рассветам империй, могут привести к приключениям или к абсолютно скучным жизням, и тем более меняют людей вообще...

Представим себе историю в которой однажды давным давно произошла такая шутка. В абсолютно другом мире далеко от Земли, но которая смогла повлиять на нашу планету несколько раз и изменить историю многих рас, завязав петлю которую не возможно распутать. История в которой время черта относительная и абсолютно не хрупкая. История сделавшая некоторых людей может быть даже не существующей земной расы первыми соединителями внеземных цивилизаций. История сделавшая всех своих участников. Представим историю петли времени.

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

САГАН - НЕРЕШИТЕЛЬНЫЙ "ЛОХ"

Герой этого рассказа не имеет

реального прототипа, но по сути

таких, или подобных такому

очень много и пусть они справятся

с бедой также, как и Илья.

Он был символом нерешительности. Он не мог понять, что его всегда останавливает. Почему вместо "Иди к черту!" он говорил "Да, сейчас!"? Почему, когда ему ставили ножку, он не наступал на нее, а аккуратно обходил и даже нерешительно просил прощение за то, что чуть было не совершил опрометчивый поступок.

На этот раз братьям СирВиоло нужно спасти потоки времени, да и себя за компанию.Способны ли они на это?

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

САГАН II - МСТЯЩИЙ И УЖЕ НЕ "ЛОХ"

Илья думал, что его нерешительность и титул Лоха ушли в никуда, когда он заканчивал школу, да может быть так по сути и было. Саган стал внушительной персоной, которая часто давала отпора многим.

Но вот он пошел в институт, познакомился с Ланой Ремен, их отношения развивались и готовы были перейти в новую стадию, но вот произошло событие, которое чуть было не вернуло Сагана на несколько лет назад.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Это стихотворение Клемана Хорманна, написанное 24 ноября 2060 года, может считаться единственным литературны свидетельством смутных времен, обрушившихся на Европейский континент Древней Земли в самом начале Экспансии. Клеман Хорманн, похоже, сыграл важную роль в борьбе, завершившейся падением новой Монархии. Тогда же началось освоение Афродиты, а Марс объявил о своей независимости.

Но никто и никогда не сообщил о том, что он сделал…

Галактические хроники

Он сидел на краю парковой скамейки, и его сбитые ботинки нервно топтали сырую землю. В руках у него была толстая суковатая палка. Когда я сел рядом, он нехотя повернул лицо в мою сторону. Глаза были красными, будто заплаканными, а тонкие губы изображали месяц, перевернутый рогами книзу.

Взглянув на меня, старик надвинул на глаза шляпу, а каблуки ботинок чаще застучали о землю. Я хотел было пересесть на другую скамейку, но он вдруг сказал:

Владимир Иванович Савченко родился в 1933 г. Окончил Московский энергетический институт. Фантастику начал писать еще в студенческие годы. Первые опубликованные рассказы — «Навстречу звездам» и «Пробуждение доктора Берна».

«Визит сдвинутой фазианки» — сборник произведений писателя, созданных в разные годы. Однако все эти повести и рассказы, на первый взгляд — очень разные, неизменно полны романтики приключений и азарта научного поиска!

Дефицит мужчин на Альтаире-6 заставляет женщин с этой планеты охотиться на земных мужчин.

Женщины провинции Магенворт — колдуньи, должны иметь четырех мужей. Своих мужчин они заставляют работать на полях, в то время как сами проводят весь день перед телевизором. У девушек из Базенборга только один муж, которого они выбирают по датчику совместимости.

Две инопланетянки выбрали одного и того же землянина. Какую же из них выберет землянин?

© Ank

Жруган дотянулся шупальцами до зуммера и вдавил кнопку до предела. Паразиты, сидевшие на потолке и на стенах, беспокойно забегали, оставляя светящиеся следы. Комната дрогнула, открылось окно и в него стало видно, как огромное колесо межпространственной станции медленно тает на фоне распухающего багрового солнца.

— Время обедать! — прокричал в окно Жруган, не удовлетворившись зуммером.

Над лужайкой у дома лопнула небольшая шаровая молния и стало приятно дышать. Жруган вообще любил это занятие — дышать, а после молний оно ему особенно нравилось.

Мне бы только выбраться отсюда. Я им покажу, как измываться над беспомощным стариком. Да я на весь мир раструблю, что они со мной сделали. Я на них в суд подам за оскорбление личности. Эти мерзавцы у меня еще попляшут. Но как отсюда выбраться — ума не приложу.

Значит, так. В канун прошлого Рождества, точнее не припомню, служанка подала мне завтрак и говорит:

— Господин Урт, я замуж выхожу.

Я чуть не поперхнулся.

— Неужто, — говорю, — нашелся такой обалдуй? Интересно, сколько у него процентов зрения?

По дороге, петлявшей между зарослями колючего кустарника и кривыми горными сосенками, шел человек. Шел он не быстро и не медленно, и неспешный шаг его выдавал в нем бывалого путешественника. Вот только одеяние странствующего волшебника слегка портило картину.

Полотняный колпак его некогда был разрисован серебряными звездами по синему фону, но за прошедшие десятилетия время изрядно потрепало его: синий фон поблек, звезды поистерлись, а сквозь дыры, проеденные молью и искрами от огня, просвечивало неяркое осеннее солнце. Плащ странника был до такой степени покрыт заплатами, что навряд ли кто теперь определил его первоначальный цвет. Судя по лицу, обветренному и покрытому морщинами, страннику было никак не меньше пяти десятков, но годы и тяготы странствий не сумели согнуть его фигуру. В одной руке он держал суковатый посох, при необходимости вполне могущий сойти за дубину, а другой крепко сжимал поводья серого ослика, мирно трусившего чуть позади. Два вьюка с поклажей были навьючены на спину ослика, а еще один объемистый мешок прохожий нес на спине. И при этом еще ухитрялся петь!

Да, этот год не то, что прошлый. Осени тогда, можно сказать, и не было, нежаркое, но светлое и прозрачное лето задержалось чуть ли не до середины октября. В бирюзовом, чуть подернутом легкими облачками небе висело, поигрывая блестками, солнце, точно свеженький, едва лишь с монетного двора, пятак, а слабый ветер не спеша тащил вдоль тротуара сухие разноцветные листья, и те шелестели, словно страницы какой-то хорошей книги.

В общем, было время. А сейчас и не поймешь, какое время года, сплошная гниль. Еще в августе небо затянули сморщенные седые облака, зарядили дожди — и до сих пор истекают злостью. Не то, чтобы ливни с грозами — это бы еще куда ни шло — нет, мелкие, серенькие, нудные словно лекция по теоретической методологии. Промокло все — и земля и небо, и время, и пространство. Иногда казалось, что нынешняя слякоть необратима, что вечно будут гнить по краям тротуаров съежившиеся листья, и не избавиться уже от наглой уличной грязи, что так и норовит заляпать брюки, и уж разумеется, все окна в городе навсегда иссечены мутными тягучими струйками.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

Бродяги хаоса I - Небытие врывается

3775 год до рождения Иисуса Христа

I

МИР-АВЕН

На экране мелькнуло изображение, погасло и вновь появилось. И сразу же гвантон Файтон заорал радостно "Это он", а затем вопли "Ура" и "Наконец-то" разнеслись по всему Ванталгеру и ведь многие повторяли их не зная истинного значения и даже не осознавая, что все-таки что-то произошло.

Сам же Файтон Лого-Гого принялся за дело, он старательно пытался прикрепить сигнал к декодеру и расшифровать его по полной программе. И вот нечто туманное и расплывчатое превратилось в довольно четкое изображение небольшого городка. Файтон осторожно надавил на рычажок и вот он глядит в глаза существа невероятно подобного любому ванталгерцу... Даже уши у них были квадратными, а зрачки кошачьими.

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

Игрa наблюдателей I - Операция "Шайтело Джи"

Два странных существа устремили свои туманные взоры на серию хитрых прозрачных и подвижных сфер. Неизвестно, что бы узрели сами наблюдаемые, имеет ли их взор ту же странную силу, что и глаза наблюдателей и все же зрякеры (так наблюдатели часто называли себя), видели целые серии миров, вселенных и микромиров.

Неизвестно сколько дней, лет, может столетий, а может и тысячелетий они следили за тысячами рас, но на столько долго, что ни один из них уже не мог с уверенностью сказать, да и время измерять было в принципе нечем. В принципе они даже подозревали, что делают это с момента своего создания. Они не знали были ли они действительно созданы или рождены, как рожаются наблюдаемые и управляемые ими существа. Да и последнее редко их беспокоило.

ФАРБЕР ВЛАДИМИР

ОВЕН-БОЕЦ I

ПОДСТАВЛЕННЫЙ

Рожденный человеком инопланетянином на Земле не будет. К такому несложному выводу пришел Нарг, когда наступило третье тысячелетие и вот тысячи лет спустя, кто-то решил сменить эту фразу другой, более соответствующей времени. "Погибший человеком перестает им быть".

И все же возвращаясь на тысячелетия назад можно сказать, что все это кажется неясной белибердой не стоящей того, чтобы кто-то обратил на это какое-либо внимание.

ВЛАДИМИР М. ФАРБЕР

Хроники Эмеральда I - Рождение Эмеральда, слабость Амбера

Миры Эмеральда являются свободной прелюдией к мирам "Амбера" Роджера Желязны и к "Хроникам Фауста" Константина Мзареулова. Некоторые события и данные основываются на мелких подробностях из тех книг, но возможны случайные противоречия.

Спасибо Роджеру Желязны за идею войны Амбера с Хаосом.

Спасибо Константину Мзареулову за то, что он оригинально продолжил "Хроники Амбера" серией "Хроники Фауста".