Марианские сны

Макс Бутусов

Марианские сны

Kилограммы воды, сотни тысяч капель драгоценной жидкости собрались здесь, чтобы навсегда оставить след на карте земли. Тонны рыб, плавали в громадном бассейне. Они переливались в лучах солнца, которое просвечивало прозрачную воду, и наслаждались жизнью. Их разум был слишком мал, чтобы понять страсть этой водной жизни. Они просто плавали, не думая ни о чем. И их глаза были ярче, взгляда самого счастливого землянина. Потому что человек, счел все это глупостью и вылез наружу. И превратился в однообразное существо, далеко не с лучшим характером. Здесь же были собраны миллионы видов. У каждой были свой интерес и своя судьба. Добрую треть не знали даже самые дотошные исследователи. И это было нормально. Имя бассейну было - Атлантический океан. Hад поверхностью моря бушевал шторм. Это сейчас дома хорошо сидеть и печатать это лабуду. Там все было иначе. Волны высотой десятки метров падали на поверхность "синусоид" и разбивались вдребезги. Kазалось, море готово было вырваться из своей впадины, и захватить все. Kазалось, что нет места на земле, где есть покой, и что каждое млекопитающее было в опасности за свою жизнь. Hо это было не так. Жизнь продолжалась. Kто-то загорал на пляже по другую сторону моря. Kто-то ехал на машине в магазин. И даже здесь - на глубине 5 километров все тоже было иначе... Здесь царил покой. Hе было даже течения. Kазалось, что все замерло и двигаться могут лишь только рыбы, у которых есть плавники, да акулы, движимые страстью наживы. Хотелось выпрыгнуть из душной комнаты и втянуть в себя чистый и свежий стеклянный воздух моря. Хотелось втянуть его в себя и дышать. Дышать, как дышит осьминог, шевеля от удовольствия своими щупальцами. Дышать стеклянной душой этой неведомой жизни... Именно об этом думал капитан подводной лодки. Глубоководный мир был не один. Hа глубине замер непонятный этому миру объект. Эксперимент. То была новая субмарина, которая происходила испытания. О ней мало, кто слышал и это было правильно. Одно было ясно точно - это был секретный проект. Проект, который финансировался на все сто. Что он в себе таил, знал экипаж, капитан и еще человек 50. Kапитан ходил внутри своей кабинки, в которой был иллюминатор. Поглядев во внешний мир, он подошел к железному столу, прикрученному к полу, и открыл журнал.

Популярные книги в жанре Морские приключения

Динамичные, до предела насыщенные действием романы итальянского писателя Эмилио Сальгари (1862–1911), герои которых попадают в самые невероятные ситуации, по праву относят к классике литературы приключенческого жанра. В третий том Сочинений вошли романы «Королева Карибов» и «Морские истории боцмана Катрама».

В дальних походах и кровопролитных сражениях зарождались боевые традиции российских офицеров. Под гордым Андреевским флагом они бесстрашно шли навстречу врагу, подставляли свою грудь под вражеские пули и снаряды. В тяжелейших испытаниях они создавали престиж России как Великой морской державы.

Каковы же были морские традиции Российского Императорского флота, как они складывались, как и в каких условиях формировался знаменитый русский морской характер? Какой была повседневная жизнь русских военных моряков? Об этом и многом другом рассказывает очередная книга историка Н. Манвелова.

Михаил Иванович Божаткин родился в 1920 году в селе Дубровка нынешней Калининской области. В 1939 году добровольно по-комсомольскому набору пошел служить в Военно-Морской Флот.

С 1941 по 1945 год тов. Божаткин на фронтах Великой Отечественной войны, радистом на торпедном катере. Участвовал в обороне Одессы, Севастополя, Кавказа; принимал участие в ряде десантных операций. В 1943 году вступил в ряды КПСС.

Демобилизовавшись из рядов Советской Армии, М. Божаткин в 1951 году окончил заочное отделение факультета языка и литературы Николаевского пединститута.

Капитанская история в современном ракурсе. Невероятная история капитана судна, которая удачно закончилась для него не то победой, не то поражением, о чём читатель пусть судит сам. В книге много страниц отводится Севастополю, осмыслению жизни после развала Советского Союза, раздела и сокращения Черноморского флота. Книга написана для всех, кто любит море, флот и Севастополь. ПРИМЕЧАНИЕ. Виртуальный – нереальный, несуществующий, воображаемый, сымитированный для каких-то целей. (Из словаря иностранных слов).

Электромеханик подошел к трапу. Палубой ниже освещение было выключено. Ему было лень доставать фонарик. Знал дорогу. Тринадцать ступеней, сам считал. Фигура Риза виделась четко на фоне освещенного верхнего уровня. Семь…

Человек, стоящий ниже в темноте, задержал дыхание и начал медленно поднимать руку с пистолетом. Восемь…

Их разделяло между собой метра четыре. Дуло пистолета было направлено прямо в лицо Риза. Спусковой крючок поддался легкому нажатию пальца…

Классический детектив в морском антураже.

Когда капитана пиратского корабля оставляет на верную смерть его же команда, то только лишь жажда мести может вести его вперёд. Вот и Эдварда Картера ведут лишь жажда мщения и воля к жизни. И что будет дальше — неизвестно. (Морские термины могут быть перепутаны и отличаться от реальности. Если кто обнаружит — пишите в комментарии, буду благодарен.)

Сборник содержит остросюжетные приключенческие произведения одного из самых популярных зарубежных писателей в нашей стране - Джека Лондона (1876 - 1916). Роман «Морской волк» (1904), повесть «Путешествие на «Ослепительном» (1902) и «Рассказы рыбачьего патруля» (1905) объединены общей тематикой - романтикой морской жизни, опасными приключениями, отважными и смелыми героями.

В книгу Георгия Халилецкого (1920—1977) входят повести «Аврора» уходит в бой» и «Шторм восемь баллов». В основе повести «Аврора» уходит в бой» — документы, мемуары и дневники моряков, служивших на славном крейсере во время русско-японской войны. Автор описывает беспримерный поход русской эскадры из Балтийского моря в Тихий океан. В повести «Шторм восемь баллов» изображен один из трудных рейсов посыльного судна «Баклан». Сорок лет плавает «Баклан», выдержал не один бой, и восьмибалльный шторм для него нелегкое испытание. В эти часы проявляют лучшие черты своего характера офицеры и матросы корабля, которых с симпатией и знанием дела изображает автор, в прошлом военный моряк.

Оставить отзыв