Манекен

Пьеса в двух действиях. Написана в марте 1990 года.

Пётр появился на окраине, в домике, где живут Аля и Варя. Переспал со одной, потом с другой, а потом – ушёл, ушёл и от той и от другой… Так уж нехороши были женщины? Нет. Просто Пётр всю жизнь ищет её, свою суженую-ряженую… Найдёт ли?

Отрывок из произведения:

…Женщина в синем выцветшем платье перепуганно бежит за мужчиной. В руках у нее хворостина, она ею потряхивает, словно вышла загнать расшалившегося молодого бычка.

А мужчина в черном костюме, который висит на нем, как мешок, в белой нейлоновой рубахе, в петушином галстуке всех цветов радуги. На голове лихо заломленная назад серая кепка, в уголке рта потухшая папироса. Не то пьян мужчина, не то просто перепуган до смерти, что впервые в жизни на люди приоделся в костюм с галстуком и потому напустил на себя развязность, уверенность, а сам, видно, страшно боится того, что делает…

Другие книги автора Николай Владимирович Коляда

Любительскому ансамблю народной песни «Наитие» – 10 лет. В нем поют пять женщин-инвалидов «возраста дожития». Юбилейный отчетный концерт становится поводом для воспоминаний, возобновления вековых ссор и сплочения – под угрозой «ребрендинга» и неожиданного прихода солистки в прежде равноправный коллектив.

Гостиничный номер в замшелом городке, в котором встретились Она и Он – оба артисты, когда-то супруги. Случайная (или все же нет?) встреча, упреки в давних обидах и проснувшиеся актерские самолюбия Старой Зайчихи и Зайки-Зазнайки. «Старые мы стали. Два облезлых негра. И ты, и я. Надо признаться друг другу в этом. Всё уже закончилось».

Перед Вами – пьеса «Букет» известного екатеринбургского драматурга Николая Коляды, написанная им в 1990 году.

В старом домике живут 70-летняя старуха; ее сын, инвалид Миня, составляющий букеты из репейника с бурьяном, зачитывающийся умными книжками и извлекающий из них полезные для жизни морали; а также их квартиранты – неудавшаяся актриса и почти состоявшаяся шлюха; студент, приехавший из села; стареющая работница макаронной фабрики; и невнятный, но явно криминальный молодчик, рассчитывающий домик купить и воображающий себя новым Лопахиным...

Пьеса в двух действиях. Написана в июле 1986 г.

Под Новый год в квартире Кирилла и Насти собралась компания молодых людей. Развлекались, играли в фанты. Одному из участников игры выпало «убить человека»… Почти детективная история.

Почти детективная история.

Пьеса в одном действии из цикла «Кренделя». Написана в августе 2002 г.

Три артистки концертной бригады, обслуживающей банкеты, никак не могут разделить одного мужика — тоже члена их «коллектива». Но на одном из банкетов ситуация каким-то образом разрешается…

Пьеса в одном действии из цикла «Кренделя». Написана в августе 2002 г.

Два художника, Евгений и Сергей, приехали к озеру, «на этюды». Старый и молодой, талантливый и бездарный. Молодой Сергей решил искупаться, не зная, что в озере водятся пиявки. Когда он оторвал от своего тела пиявок и выкинул, кровь из ранки никак не могла остановиться. Помог Сергею Евгений. Правда, необычным образом…

Эта пьеса о смысле творчества, о творцах и бесталанных.

Пьеса в двух действиях. Написана в декабре 1996 года.

В провинциальный город в поисках своего отца и матери приезжает некогда знаменитая актриса, а теперь «закатившаяся» звезда Лариса Боровицкая. Она была знаменита, богата и любима поклонниками, но теперь вдруг забыта всеми, обнищала, скатилась, спилась и угасла. Она встречает здесь Анатолия, похожего на её погибшего сорок дней назад друга. В сумасшедшем бреду она пытается вспомнить своё прошлое, понять будущее, увидеть, заглянуть в него. Всё перепутывается в воспаленном сознании Ларисы.

Эта пьеса, скорее, стихотворение в прозе: в ней много монологов, авторских отступлений...

Монолог в одном действии. Написана в июле 1991 года.

Главная героиня Елена Андреевна много лет назад была изгнана из СССР за антисоветскую деятельность. Прошли годы, и вот теперь, вдали от прекрасной и ненавистной Родины, никому не нужная в Америке, живя в центре Манхэттена, Елена Андреевна вспоминает… Нет, она вспоминает свою последнюю любовь – Патриса: «Кто-то запомнил первую любовь, а я – запомнила последнюю…» – говорит героиня пьесы.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

АННОТАЦИЯ

Однажды на день рождения мне подарили старинную чернильницу. По форме судя, не скучного XIX, а вычурного XVIII столетия. В нем вещица эта была дешевой: стекляшка в бронзе. По прихоти случая стеклянная часть уцелела, а металлический лепесток ручки пострадал. Нет, не вельможа, питомец Фортуны, макал в нее перо, а житель чердака, бедняк-литератор.

Сколько глубокомысленных трактатов извлек из нее этот старатель с небрежно напудренной косой, сколько торжественных од и мелодических элегий!

Бесследно пропал инженер Евгений Петрицкий — незаменимый на производстве работник и отличный семьянин. Жена, по совету подруги, обращается к знакомому следователю. И вскоре выясняется страшная правда…

По пьесе снят фильм Куда исчез Фоменко? (1981).

Участвуют в аукционе:

Ильич— 54 лет

Педичев— 98 лет

Нюра — 65 лет

Клавдия— 101 года

Франциско— 34 лет

Рэйчел — 23 лет

Усяма— 48 лет

Фидель — 60 лет

Ваня — 22 лет

Сад, человек-волк— 22 лет

В сборник вошло четыре пьесы драматурга В. Бурыличева, из них две комедии и сказка для детей. Построенные на жизненных ситуациях и конфликтах, эти написанные в разные годы пьесы выдержали проверку временем. Они звучат актуально и современно и в наши дни. Сборник призван пополнить репертуар народных театров.

В некотором царстве, в некотором государстве введена новая награда — провести ночь с идеалом красоты. На этот раз награда досталась профессору Е. Жуку 59 лет от роду… Мелодрама в двух действиях с эпилогом [пьеса]. Написана в 1972 г.

Пьеса абсурда, написанная одним из "отцов-основателей" рок-группы "Аквариум" драматургом Анатолием "Джорджем" Гуницким.

Персонажи в порядке появления:

ВИТЯ «МАЛЫШ», стрелок

АННА, домохозяйка

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ, представитель власти

КОЛЯН «ОДИНОЧКА», стрелок

СЕРЁГА «ЛЕВША» ВЯЗЕМСКИЙ, стрелок

ЛЕНА «ДО СВИДАНИЯ», проститутка

ТОТ-КТО-СЛУШАЕТ-СПЯЩИХ

Деревенский дом. Горница. Большая печь. Длинный, деревянный стол. Иконы в углу. Широкая скамейка вдоль стены. На комоде, под иконами – стереосистема “Funai”, покрытая вышитым рушником. На стене, в рамке – множество фотографий, некоторые старые, пожелтевшие, некоторые сделаны «Полароидом», но тоже пожелтевшие.

Комната ювелира Руперта, который, разлегшись на софе, курит табак. У окна сидит племянница его Розина и шьет в пяльцах.

Руперт. Правду сказать, племянница, хотя тебе исполнилось уже двадцать лет, но ты все еще не довольно разумна. Как можно почтенное звание ювелира ставить на ряду с простым званием колбасника или трубочиста? Будь тебе известно, что более тридцати лет назад, как начал я каждый воскресный день, бывая в кирке, приносить господу богу благодарственные молитвы, за то, во-первых, что он сотворил меня немцем, во-вторых, что судил быть мне ювелиром, а не кем-нибудь другим, в-третьих, что соблаговолил даровать мне возможность рассуждать здраво о политике! Видишь ли, сколько во мне одном высоких преимуществ, а ты неразумная…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тема следующего номера посвящена советской фантастике, а в этом мне хотелось бы пару слов сказать о фантастике несоветской. Точнее, о той фантастике, которая у нас практически неизвестна, поскольку издателями и переводчиками игнорируется. На статью материала у меня не хватает, а вот на колонку — как раз.

В принципе, предъявлять издателям претензии к количеству переводов было бы неправильно. Переводят у нас много. Однако белых пятен хватает. Причем не всегда речь идет о маргинальных авторах (их-то как раз публикуют довольно активно; по крайней мере, самых заметных). Нила Геймана, например, заметили только после выхода «Американских богов». Но его-то в конце концов перевели, а вот, например, Келли Линк и Майкл Маршалл Смит на русский язык, насколько мне известно, почти не переводились. Почему — могу только предполагать.

Сначала два слова о навигации по номеру. Активный отклик, как у читателей, так и у некоторых авторов, вызвали тема «Фантастика!» и колонка выпускающего редактора «Гагарин и пустота» в «КТ» #603. Поэтому материалы Михаила Ваннаха и Василия Щепетнева сегодня посвящены фантастике, а «Письмоносец» и «Переписка» — мнениям читателей о совместимости «гагаринского» духа с «гейтсовским». А наш новый автор, питерский математик Сергей Николенко открывает серию рассказов о семи знаменитых математических задачах, за решение каждой из которых в 2000 году была назначена премия в миллион долларов.

Противники гипотетических глобальных цифровых реестров, куда будет занесен каждый гражданин, обычно упирают на неприкосновенность личной жизни и прочие химеры, с которыми любой сотрудник патрульно-постовой службы справится одной левой. Лично я не очень верю, что государство в обозримом будущем сможет эффективно использовать такие массивы информации. Мне кажется, что поджидающие нас неприятности скорее будут носить случайный характер. Вряд ли среднестатистическому бедолаге угрожает повышенное внимание властей. Гораздо вероятнее, что какой-нибудь клерк без всякого злого умысла, нечаянно, нажмет неправильную клавишу как раз в тот момент, когда курсор стоит на вашей записи в БД. А найти и исправить подобную ошибку окажется не так-то просто. Вот вполне жизненная история. Не такая трагичная, как злоключения Сандры Баллок в фильме «Сеть», но в очередной раз напоминающая о том, чем человек, у которого нет бумажки.

Автор: Леонид Левкович-Маслюк

В последнее время поутих шум в массовой прессе по поводу «реформы науки», и причина ясна — заголовков не хватает. На научных страницах крупных изданий, в тематических медиа тема реформы слышна, но на первую полосу вынести явно нечего.

Пора заголовков типа «ученых посчитают и урежут» или «академические особняки пойдут с молотка» вроде бы прошла. Сейчас реформирование вступает в наименее заметную извне, но наиболее заметную изнутри стадию — собственно реорганизацию, с распределением ставок, назначением новых начальников и т. п. Одновременно оживилось более содержательное обсуждение ситуации. На www.scientific.ru, где отслеживается процесс реформирования, в декабре появилось заявление группы ученых (среди них, кстати, наш частый автор Михаил Бурцев) о намерении образовать независимую ассоциацию научных работников. Цель будущей ассоциации — «создание в России среды для результативной научной деятельности». Спустя неделю на www.polit.ru было опубликовано очень интересное письмо социолога Сергея Белановского с комментариями к его собственному исследованию (линк там же) о научном потенциале РАН. Среди выводов есть такие: 60% научных сотрудников — балласт (в гуманитарном секторе 90%), а по-настоящему эффективны и востребованы лишь 23% общей численности. И в письме, и в выводах Белановского много спорного. Но сегодня только такими острыми заявлениями по существу вопроса и на базе реально проведенного исследования можно стимулировать хоть какие-то осмысленные обсуждения. Такие обсуждения идут (в первую очередь, на указанных выше ресурсах), и одна из постоянных тем — объективная оценка всего и вся в науке при помощи рейтингов и индексов.