Мамина сказка

Миша лег в постель и просит:

— Мама, расскажи сказку!

— Но сейчас поздно, — отбивается мать. — Все сказки на покой ушли, в камыши спрятались.

— Как это? — удивляется Миша. — Разве они птицы или рыбы?

Миша удивляется притворно, он только делает вид, что всему верит на слово, а на самом деле он все понимает.

— Как это сказки спрятались? — переспрашивает он.

— А вот так. Встань завтра пораньше, выйди на берег и, может быть, увидишь, как сказки начнут из камышей выплывать. Может быть, они и тебе покажутся. Только пораньше встать надо, засыпай скорее.

Другие книги автора Александр Яковлевич Яшин

Весной в Подмосковье, пряча лыжи на чердак, я заметил развешанные по стропилам кисти рябины, которую осенью сам собирал, сам нанизывал на веревки, а вот забыл о ней и, если бы не лыжи, не вспомнил бы.

В давнее время на моей родине рябину заготовляли к зиме как еду, наравне с брусникой, и клюквой, и грибами. Пользовались ею и как средством от угара, от головной боли.

Помню, вымораживали мы тараканов в избе, открыли дверь и все окна, расперев их створки лучиной, а сами переселились к соседям. За зиму таким способом избавлялись от тараканов почти в каждом доме. В лютый мороз пройдет несколько дней — и ни одного прусака в щелях не остается. Вернулись мы в свою избу через неделю, мать принялась калить печь, да закрыла трубу слишком рано, не рассчитала, и к вечеру мы все валялись на сыром полу, как тараканы.

Александр Яшин

- Голоса весны - Лирическое беспокойство - Назови меня именем светлым...

ЛИРИЧЕСКОЕ БЕСПОКОЙСТВО Что-то мешает Работать с охотой. Все не хватает В жизни чего-то.

Днем не сидится, Ночью не спится... Надо на что-то Большое решится!

С кем-то поссориться? С чем-то расстаться? На год на полюсе Обосноваться?

Может, влюбиться? О, если б влюбиться! Что-то должно же В жизни случиться.

Если б влюбиться, Как в школе когда-то, Как удавалось В седьмом И в десятом

Александр Яшин

Сирота

Повесть

Когда Павлуша понял, что не осилит троих, он испугался и предусмотрительно заревел на всю улицу. Ребята опешили: как так? - сам первый бросился в драку, сам их поколотил, его не тронули, и орет во все горло.

- У, гнида! - с отвращением и ненавистью прошипел ему в лицо кривоногий некрасивый мальчишка, облизнул с верхней губы соленую кровь и сплюнул ее.Чего вопишь?

- А ты не лезь.

Кто собирал грибы, знает: стоит найти хоть один приличный гриб, и уже нет сил оторвать глаз от земли. Идешь по перелеску, по опушке, по лужайке и ничего не видишь, кроме мха, да кочек, да опавших листьев, ничего дальше своего носа. Мало того, и листья‑то частенько принимаешь за грибные шляпки. Азартные грибники так привыкают за лето ходить с опущенным взглядом, что и в зимнюю пору, оказавшись в лесу, уже не могут глаз поднять.

А я знаю еще таких, что как тронутые ходят по асфальтовым шоссе и все чего‑то ищут, что‑то подбирают. Чаще всего это автомобилисты — любители, собирающие на трактах всевозможные гайки, болтики, все нужное и ненужное: авось в хозяйстве пригодится.

Вечером в правлении колхоза собрались четыре товарища и идет у них разговор о том, что райком слишком давит, требуя изменения плана севооборота, его секретарь излишне строг с людьми, и вообще многое вокруг неправильно делается… Но вот Ципышев объявляет начало партсобрания и… как будто что-то в них переключилось…

Стихи известного советского поэта А. Я. Яшина (1913–1968) о Великой Отечественной войне.

Александр Яшин

Не верю, что звери не говорят

Не верю, что звери не говорят, Что думать не могут певчие

птицы, Что только инстинкты у хитрой

лисицы, И пчелы не знают, чего творят.

Попробуйте в роще уединиться, Укрыться под хвойный густой

наряд Да вникнуть в жизнь, что шумит

вокруг. Предубежденность на время

откинув,

И в сердце не будет места

гордыне, Вас трепет и робость охватят

Поэма Александра Яшина «Город гнева» (1943) посвящена подвигу Сталинграда.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Людмила Стефановна Петрушевская

Барби-волшебница и лес

Однажды вечером Барби (дед назвал ее Машенька) сидела и играла на своем игрушечном рояле, который ей купил дед на распродаже старинных игрушек: рояль был весь раскрыт, и в нем очень дрожали струны, но дед Иван починил, подвинтил где надо, закрыл его новой красивой крышкой из карельской березы, и Барби Маша вечерами играла на нем прекрасные вещи - вальсы Штрауса и Мееровича.

Людмила Стефановна Петрушевская

Барби улыбается

Жила-была Барби.

Ее хозяйка очень любила свою Барби, все время с ней всюду ходила, а тут взяла и потеряла.

Барби упала на скверике и лежала за кустом, а ее маленькая хозяйка уходила все дальше, прижимая к себе уже пустое одеяльце.

Барби лежала в траве до вечера, она по привычке улыбалась и смотрела широко открытыми глазами в небеса, но на душе у нее было тоскливо.

Людмила Стефановна Петрушевская

Человек

Жил-был один человек, и все над ним смеялись.

Идет он по улице, а на него показывают пальцами и хохочут.

Войдет в магазин - продавщицы от смеха путают гири, а кассиры слабеют, надрывая животики, и забывают давать сдачу.

И грузчики перестают носить товары, а с хохотом продают их каким-то посторонним людям.

Войдет он в столовую - у поваров начинается веселье, пригорает каша и в компот забывают класть сахар, а в котлеты мясо!

Людмила Стефановна Петрушевская

Дедушкина картина

У одной девочки напротив кровати висела картина, на которой было изображено солнышко, травка, лес и цветы.

И глубокой зимой, когда до весны еще так далеко, девочка перед сном смотрела на эту картину и мечтала о лете.

Но вот однажды она как-то вечером, уже уложенная спать, любовалась в полудреме своей любимой картиной и вдруг услышала, что кто-то плачет.

Девочка как была, в пижаме, выскочила из спальни и появилась в большой комнате, где при свете одной свечи сидела вся семья: мама плакала, папа курил, а бабушка находилась на диване с мокрым полотенцем на лбу.

Людмила Стефановна Петрушевская

Дядя Ну и тетя Ох

Жили-были дядя Ну и тетя Ох. Тетя Ох всегда говорила "Ох", а дядя Ну говорил только "Ну". Бывало, придет к ним почтальон и скажет: вам телеграмма! А тетя Ох вскрикнет: "Ох", а дядя Ну скажет только: "Ну!"

Повадились ходить к ним соседи. Сначала одна соседка пришла к ним за солью, говорит: "Дайте-ка мне соли". Тетя Ох сказала: "Ох" - и отдала всю соль. Соседка сказала: "Это все мне!" А дядя Ну ответил: "Ну". Тогда соседка взяла у них сахар, и какао, и пачку муки. Другой сосед пришел и взял рояль, еще один пришел и сказал: "Дайте-ка мне вашу картину", а третья соседка забрала стол и стулья на дачу. А тетя Ох каждый раз говорила только: "Ох", а дядя Ну отвечал: "Ну".

Людмила Стефановна Петрушевская

Гирлянда птичек

У одной девочки не было новогодней елки. А она так мечтала о елке и гирлянде птичек на ней. Она жила совсем одна, отец и мать ее сидели в тюрьме, а дедушка с бабушкой были заняты только тем, что писали жалобы в газеты. Отца с матерью у девочки посадили за то, что они подрались в своей машине и на ходу задавили очень дорогого лося со студии "Союзмультфильм". Отец с матерью работали мясниками: он - в магазине "Подарки", она - в магазине "Овощи-фрукты". И еще их посадили за то, что мама папе повредила череп, а папа маме сделал дырку пониже глаза, и они друг друга не простили, и каждый подал на другого в суд.

Людмила Стефановна Петрушевская

Гусь

Один молодой человек - большой неудачник и к тому же по имени Гусь опоздал на последний сеанс в кино. А все дело в том. что ему сказали, что это не только последний сеанс в нынешний день, но и вообще последний сеанс - после него закрывают кинотеатр. И не только этот кинотеатр, но и вообще все кино в мире. Так что это был по-настоящему последний сеанс.

Гусь долго собирался на этот сеанс и как всегда опоздал. Все уже было закрыто, над витринами и входом погашены огни. Уже были убраны фотографии, снята доска с названием фильма, так что Гусь даже не узнал, на какой фильм он опоздал.

Людмила Стефановна Петрушевская

Красивая свинка

Жила-была Свинка. Она была красивей всех. У нее была сестра Запятайка, которая была добрее всех. Затем шел младший братец Хвостик, который был самый любимый. Так все и было: Свинка красовалась, Запятайка всем помогала, а Хвостик был для поцелуев.

Мама Хрюня и папа Хряпа поругивали Свинку за характер, гордились Запятайкой, а Хвостика обожали.

Бывало, идут гулять: впереди бежит Хвостик, чумазый и веселый, за ним торопится заботливая Запятайка, следом спешат толстые Хрюня и Хряпа, а сзади плавно выступает красавица Свинка, которой неудобно за свою семью. Свинка всегда чистенькая, хорошо одетая и говорит так:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Впервые на русском языке книга классика эстонской литературы Оскара Лутса, написанная им в 1938 году и изданная на родине в 1988-м. “Осень” продолжает написанную до Первой мировой войны книгу “Весна” (“Картинки из школьной жизни”) с тем же героем — Тоотсом, где изображаются реалии жизни в Эстонии 30-х годов.

Наверное, не найдется людей, которым бы не нравились книги Оскара Лутса. Историями о жителях Пауивере зачитывались взрослые и дети… И, наверное, это оправданно, ведь героев книг Лутса невозможно не любить, невозможно забыть Тоотса и Кийра, Тээле и Арно, школьного учителя Лаури и церковного звонаря Либле

Первая книга из серии повестей Оскара Лутса о деревне Паунвере и её жителях.

Еще в юности Рюноскэ Акутагава определил для себя главную тему творчества: бесконечная вселенная человеческого духа и тайны человеческой психологии. Материалы для большинства своих новелл писатель черпал из старинных хроник, средневековых анекдотов и феодального эпоса. Акутагава подчеркивал, что психология человека мало меняется на протяжении веков, и с тонким вкусом, неподдельным юмором и ярким литературным даром создавал свои бессмертные новеллы.

Акутагава Рюноскэ - один из самых знаменитых писателей Японии XX века. Тончайший психолог, обладатель яркого провидческого дара, блестящий новеллист, он соединил своим творчеством европейский и восточный миры.