Маленькое летнее приключение

Одним не очень замечательным днем в дом сенсея наведывается его «любимая» тетушка, и сразу же начинает устанавливать свои порядки. А что делать в такой нервной обстановке ученику, когда его благополучие поставлено под сомнение? Естественно бежать из дома. А если банда головорезов за углом, желающая спустить с него шкуру? В этом без сомнения стоит разобраться, ну или, по крайней мере, попробовать выжить.

Отрывок из произведения:

Ветер весело шелестел зеленой листвой, качал макушки деревьев и раздувал белые простыни, вывешенные на заднем дворе просушиться на солнышке. Врывался в распахнутые настежь окна, теребил прозрачные занавески и немного разгонял духоту, устоявшуюся в домах. Он освежал и был благословением в этот день, когда с самого утра парило так, что специально ходить в баню сегодня было совершенно не обязательно. Но ожидание дождя затягивалось. Жемчужно белые пуховые тучи никак не решались пролиться водой, и словно в насмешку закрывали то одну часть голубого небосвода, то другую, неизменно оставляя на виду палящее солнце, лишь чуть набросив на него белесую дымку.

Другие книги автора Анна Этери

Особняк Анемона Арахуэнте овеян дурной славой, а его обитатели вызывают разносторонние чувства — от восхищения до испуганного трепета. И именно в этот дом устраивается работать Тея, амбициозная девушка, с зашкаливающим темпераментом и манерами дровосека. Правда, ей приходится обуздать свой нрав, прикинувшись холодной и расчетливой дамой, но насколько ее хватит? И сможет ли она выполнить тайную миссию и найти загадочную Зеленую Хризантему? Оригинальная история

Популярные книги в жанре Фэнтези

На выступе скалы, посреди мистического леса, из которого нельзя выбраться, располагается угасающая деревушка. Жители здесь один за другим таинственно пропадают: безмолвно и бесследно. Лишь в одном домике, где живут мальчик Мун и его мама, теплится надежда. Они стараются не поддаваться гнетущему влиянию леса, но однажды мама исчезает. Мун сразу же отправляется на поиски. Надежда мальчика – его изобретательный ум и волшебный город, что по легенде находится в дебрях таинственного леса…

Сестра Верховного лорда Кенцират, леди Джейм, борется за свое место в мире, полном опасностей, интриг и почти откровенного безумия. Она поступает в военное училище Тентир, сталкивается с ожесточенным соперничеством и открывает глубоко погребенные семейные тайны. Колледж тестирует ее, она испытывает училище и выносит решение…

Название романа — поговорка Трех народов Кенцир и означает отчаянную авантюру, увлекательную и опасную, от которой невозможно отказаться; кроме того, Джейм преследует молодой раторн (нечто вроде бронированного плотоядного единорога с дурным нравом).

Сегодня, числа 22 мая, я пишу это письмо, сидя в гостинице «Роял Мэджик» на четвертом этаже старого здания. Вонючий клоповник, но даже в нем можно жить. Я стряхиваю пепел дешевой сигареты на бумагу и размышляю, что обо мне подумает тот, кто читает это письмо. Впрочем, какое мне дело? Моя жизнь скоро закончится. Я уже слышу шаги и скрип старых лестниц. Они поднимаются сюда. Я слышу их тяжелое дыхание, пропитанное чесноком и виски, чувствую запах их вонючего пота, которое не могут скрыть дорогие одеколоны. Я почти вижу их красные мясистые лица. Да, я вижу. Френки Босс прислал за мной своих паршивых макаронников. Справа от печатной машинки на столе лежит полуавтоматический «кольт-1911». Дописав последнее слово… нет, не так. Когда я услышу, как скрипят половицы в коридоре, я перестану стучать по клавишам. Я возьму кольт и засуну его себе в рот. Я почти чувствую, как холодное дуло упирается мне в небо. Но я подожду. Я не спущу курок. В этот момент я подумаю о Глории. Я буду думать о ней, пока Никки Хаш на цыпочках, беззвучно, как этот громила думает, приблизится к моей двери. Он приставит волосатое толстое ухо, похожее на еврейский клецк, к замочной скважине. Он услышит тишину. В этот момент, отсчитав пять секунд, я положу палец на спуск. И подумаю: Глория. Никки Хаш повернет бритую голову и приложится к скважине глазом. Я прямо вижу этот выпуклый блестящий черный глаз и кровавую сетку каппиляров, идущих по желтоватому белку. Зрачок расширится, когда Никки увидит меня, сидящего спиной к двери. Передо мной печатная машинка с этим письмом (я постараюсь несильно забрызгать его кровью, я все рассчитал), в мое небо упирается сорок пятый… я думаю: Глория. Я вижу: Глория. Я чувствую твой аромат, подобный струйке сигаретного дыма, вырывающему из твоих алых губ. Алых, как кровь. Алых, как грех. Алых, как сама преисподняя. Моя спина дрогнет. Палец коснется холодного металла спускового крючка, нежно обнимет его… В этот момент Никки Хаш решит действовать. Громилы в коридоре за его спиной шумно сопят и воняют чесноком. Никки слегка отодвинется от двери, чтобы поднять ногу и вышибить дверь к черту. Да, так и будет. Они ворвутся в номер и начнут палить из всех стволов, ледяные шершни пронзят мою спину и разнесут к чертям печатную машинку с этим листком. Мое мертвое тело качнется вперед, затем назад и нелепо распластается на спинке стула. Когда вы читаете это письмо, я уже умер. В холодном номере дешевого отеля. В холодном ночном городе жестокости и насилия. В холодной одинокой ночи холодного двадцать второго мая, вторник. Глор…

«Они не могли бы быть более разными. Улита была солнечной, чересчур активной, крепко сбитой, как и положено крестьянской дочери. Её волосы, как бы в отражение её натуры, были ярко-рыжими, а лицо и руки были «поцелованы солнцем» – щедро покрыты веснушками. Ярко-голубые глаза всегда смотрели с любопытством и сверкали озорными искорками. Снежана же была мучительно-стеснительной девочкой с белоснежной кожей, что было отчасти причиной для её имени, и тёмно-пепельными волосами, с золотистыми прядками. Её карие глаза всегда смотрели серьёзно, почти настороженно. Когда она разговаривала с другими жителями деревни, они часто начинали нервничать под её внимательным взглядом. Казалось, она смотрела прямо вглубь души…»

«Кто он сейчас? Падкий на халяву торчок и лоботряс, порой сам себе противен. Живет, как последний алкоголик, в комнате с колченогой мебелью и засаленными обоями, мелочно треплет нервы соседке и ворует из ее кастрюль пищу. А накурившись в сопли, философствует о буддизме, воображая себя достигшим просветления. Ну ее к черту, такую жизнь! Уж лучше быть королем несуществующего королевства».

Паладин дороги собрался спасти девушку и освободить город Бликс от власти оборотней. Рыцарский подвиг — нелегкая задача…

Когда враг рядом, и опасность угрожает тебе, твоим друзьям, и твоей стране, ты не имеешь права стоять в стороне. Остается лишь избрать оружие; будет это меч или магия? И многие в такой ситуации изберут магию, ведь меч не может противостоять магии… но они забывают, что в мире есть вещи, не подвластны магии. Смогут ли герои этой книги сделать правильный выбор в тяжелый момент, и вспомнить, что магия не всесильна?..

Люди говорят, что жизнь это танец, который танцуют все живые… Этот танец полон ненависти, презрения и зависти. Танец, в котором одно неверное движение означает конец для вас, но не для других. Танец, режиссером которого выступает смерть. Танец, в котором есть ведущий, и есть те, кто должен держать ритм. И тот, кто этого не может сделать, должен погибнуть. Тот, кто не допустит ошибок, получит все: жизнь, славу, власть; другие — смерть и забвение… Это единственный из танцев, который танцуют все живые, несмотря на то, хотят они этого, или нет… Это… ТАНЕЦ ВЛАСТИ.

Эта история – словно разноцветная маска, скрывающая наши лица и сердца, в каждом из которых живет мечта о полете. Пико, застенчивый библиотекарь, поэт и собиратель историй тоже мечтает о полете, потому что любит Сиси, прекрасную крылатую девушку, которая не может полюбить бескрылого. Чтобы стать достойным её любви, Пико отправляется в Утренний Город, где хранится «Книга Полетов», дающая упорным обрести крылья.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Молодая учительница Рэйчел Стюарт, стремясь восстановить доброе имя погибшего отца, обращается за помощью к частному детективу Николасу Бонелли — сыну того самого полицейского, которого она считает повинным в несчастьях своей семьи.

Вряд ли кто из молодых людей мог предположить, что так неожиданно закончится начатое ими расследование.

Три друга построили машину времени, отправились на ней в далекое прошлое, на 150 тысяч лет назад, и основали там государство Мастодонию. Смогут ли они добиться политического признания Мастодонии в нашем времени, ведь в существование такой страны никто не верит?

Польский журналист, приехавший в Нью-Йорк на заседание Совета Безопасности случайно встречает в баре земляка. И тот рассказывает ему, как разрабатывал теорию дискретного времени, а потом предлагает продемонстрировать свое изобретение…

© Alexandre

Я поудобней устроился в кресле, еще чуть-чуть подвинул ползунок увеличения и нажал на REC. Шоу начиналось. Сквозь и без того прозрачные, да еще и небрежно задвинутые тюлевые занавески хорошо просматривалась вся комната.

Девушка уже заканчивала ежедневный ритуал убаюкивания своих золотых тотемов в разных маленьких гробиках с мягкой бархатной начинкой. Вот отправились ба-бай изящные сережки, вот накрылось крышечкой колечко с камешком. Браслеты, кулон, бусы - туда же. Ага. Заколка. Значит, сейчас начнется самое интересное. Вот темно-синяя кофточка медленно сползает с плеч, падает на пол, расстегнутая юбка.