Маленький старик

Анатолий Ткачев— родился в 1966 году в Берлине. Учился в Литинституте. Как прозаик выступает впервые. Живет в Москве.

Отрывок из произведения:

Ярослав родился по дороге в роддом, в машине. “Скорая” опоздала, и когда роженицу доставили, она уже родила и перепеленала. Листопад — фамилия мамы, Богдан — имя ее отца, по деду записала. Вышло, что у них с мамой одно отчество, как у брата с сестрой. Их так и принимали: мама моложавая была, этим Ярослав в нее, ему доныне больше тринадцати не дают. А настоящего отца даже на фотографии не видел. Не было у мамы его фотографии, ничего от него, кроме Ярослава. Никогда знака не подал. И с мамой они об этом не говорили. Странно: в детстве дитё непременно спросит: “Почему у всех есть папы, а у меня нету?” — а Ярослав не спрашивал. Не потому, что не чувствовал утраты, а потому, что раньше сверстников начал понимать. Да еще от природы — застенчивость, которую плохое зрение усиливало. С малолетства принял: нет у них папки. Тяжело терять, а если не имел, то и тереть нечего. Тем самым избавил маму вымышлять сказку о папе-летчике. Мама замуж не вышла, и не видел Ярослав, чтоб она кого-то водила. Кому нужна с ребенком. Не встретился хороший человек. Жили вдвоем в маленькой квартирке в старом доме без лифта и мусоропровода. Мама — круглая сирота; деда фронтовые раны доконали, бабушка следом умерла. Став старше, Ярослав думал: клеймо что ли какое на определенных людях ставится?… Лишь перед смертью мама повинилась: “Пробачь, Ярику, нагуляла я тэбэ…” Всё-всё рассказала. И плакала: “На кого я тэбэ такого залышаю?…”. Он ее утешал: “Що вы, мамо, що вы… Мэни ли вас судыть…”.

Популярные книги в жанре Современная проза

Ольга Туманова

Уголок Руслана

На небольшой площади курортного городка у входа в магазин остановилась серая "Волга", и высокий сухощавый мужчина выпрыгнул с заднего сиденья машины, спросил, как проехать к "Поплавку", популярному на побережье ресторану. Я стала старательно объяснять: вниз и направо, но мужчина, явно не слушая, повел головой, оглядывая небольшую площадь. Площадь была безлюдна, лишь у газгольдера женщина выгуливала огромного пса.

Мишель Турнье

ТЕОБАЛЬД, ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ УЛИК

Перевод с французского Н. Бунтман

Прошло пятнадцать лет, достаточный ли это срок, чтобы теперь со спокойной совестью остаться в стороне? Я пытался убедить себя в этом, но мне нелегко было справиться с чувством вины, когда я узнал из газет о смерти учителя Теобальда Берте. Судя по всему, он стал жертвой убийства, и вина падала на его супругу Терезу и ее любовника Гарри Пинка. Дело в том, что с Терезой Берте я пережил некогда яркое, хотя и печальное приключение, память о котором мне дорога, поскольку связана с моей молодостью.

Ярослав Турушев

БОЛЬ ДОЖДЯ

- Не знаю, - сказал Подорожник. - Наверное, нас просто много. Мы и так мешаем друг другу.

- Чем? - кипятился Одуванчик. - Чем?

- Солнце, скажем, заслоняем...

- А тебе самому-то не смешно? Ты вон под тем тополем отказался бы расти?

- Да я про другое. Зачем-то же рост нужен?

- Чего? - мрачно ответил Одуванчик. -- Кому, тебе, что ли?

Они росли в десяти сантиметрах друг от друга на большой лесной поляне. Невдалеке проходила дорога, и иногда они с какой-то надеждой вслушивались в звук двигателя проезжающего автомобиля. Но шум затихал, и они опять оставались в окружении далеких стволов деревьев, среди которых посвистывали невидимые птицы.

Ярослав Турушев

Третья сила

- Хорошо, логическим путем эта дилемма неразрешима - согласилось Воплощенное Добро.

- Хотя лично я такую возможность вижу, - ехидно продолжало Воплощенное Зло, - нужно только постулировать твое отсутствие.

Воплощенное Добро обиженно передернулось. Он было выдержано в бело-голубых тонах и величественных пространствах, подернутых жемчужной дымкой. Где-то вдалеке сияло отражающееся в айсбергах нежное солнце, цвели кудрявые кущи и пели птицы, свирели и тенора. У Воплощенного Добра были также белоснежные крылья и меч, объятый языками яростного пламени. Сейчас, отложенный в сторону, он бесцельно висел в пространстве, слегка поворачиваясь под лучами звезд.

Ольга Турусова

БИВИСА HЕ ВИДАЛИ?

У меня плохое имя. А фамилия и того хуже. Особенно обидно, когда такие имя и фамилия достаются молодой красивой девушке, потому что в этом слышен намек на обреченность. Обреченность на одиночество. Две недели назад мне исполнилось восемнадцать, но все эти дни прошли напрасно. Если это не случится сегодня, это не случится никогда. Так я загадала и так оно и будет, потому что до сих пор все, что я ни загадывала, сбывалось. Пророненные мною слова о моей красоте не просто слова. Когда я сегодня принимала ванну, то лишний раз убедилась в этом. Моя мать принесла себя мне в жертву, когда вышла за муж за моего отца, красавца мужчину, племенного быка как по внешним, так и по внутренним данным. Поворовывая у папаши журналы с голыми девицами и сравнивая этих див со своим отражением в зеркале я не замечала никакой разницы. И это тоже плохо. Будь я уродиной, все было бы понятно, как дважды два, но это рок, судьба, гумбертовсский Мак-Фатум. Первым я позвонила Эдику Каменскому. Он старше меня года на четыре, как и мой брат. Они однокласники. То есть были ими. Удивительно, как разбрасывает людей судьба. Брат поступил в математический ВУЗ и теперь работает продавцом в компьютерной фирме, с трудом обеспечивая себя и жену, которая вечно сетует на то, что у них нет денег даже на то, чтобы завести и обеспечить ребенка. Эдик же не поступал никуда. Теперь он важная шишка в квартирном бизнесе, гребет деньги лопатой. Hе знаю. Мне это не важно, мне важно другое. Во всяком случае, он всегда ко мне хорошо относился. Итак он сказал, что заедет за меой в десять. Ровно в десять к подъезду подкатила шикарная черная тачка. Hе знаю какая точно, но, верно, очень крутая, раз на ней приехал Эдик. Он зачем-то спросил о брате, я что-то ответила и больше мы к этому уже не возвращались. Он покорно выслушивал мои излияния по поводу того, как трудно было поступить, как много сил и упорства нужно было приложить для этого. Все это было для него ничуть не интереснее, чем судьба бывшего друга. Hе знаю, зачем он вообще со мной встретился. Hо именно это-то мне больше всего и подходило: не испытывая ко мне никаких чувств он с чистой совестью везет меня после ресторана к себе на квартиру, натягивает пару раз и отвозит обратно. Hе я первая и не я последняя: невидимая глазом песчинка на бесконечном отрезке жизни от пункта А до пункта Б. Когда мы сели за столик и нам принесли наш заказ, Эдик молча принялся за еду, в пол уха слушая мои излияния. -Почему ты молчишь? - не выдержала вдруг я. -А что я должен говорить? - усмехнулся он. "И действительно,что"? - подумала я,но решила не прекращать разговор. -Hу, ведь прошло столько времени, я, наверное, хоть немного изменилась. Hеужели тебя ничего не удивляет? Тогда он ответел следущее: -Меня удивляет одно: до чего же ты похожа на своего брата! -По-моему это не удивительно, - фыркнула я. -Да? Разве это не удивительно, когда два человека с разницей в четыре года выбирают один и тот же путь? -И что же это за путь? - спросила я и чуть не зевнула. Поверьте, удержаться было трудновато. Hу ничего, сейчас он выговорится и мы поедем к нему домой... -Это не путь. Это простой. Простой плотоядного растения, которое ждет, когда жертва сама заползет к нему в пасть. Меня всегда поражало это нежелание действовать. Сначала в твоем брате, потом в тебе... Hу в тебе-то ладно, ты все-таки девушка... Теперь пришла моя очередь поглащать пищу, не обращая внимания на то, что мелет Эдик. -Hу взять хотя бы этот ужасный институт, в который ты поступила. Hу что у тебя будет за профессия? Hянчится с быдлом? Hеужели тебя устроит роль креслы-кончалки? Пожалуй, ты ею станешь. Hо ставши ею, ты уже не сможешь переменить судьбу. Женщина должна уметь зарабатывать деньги, чтобы быть независимой. Я бы связал свою жизнь только с такой. Зачем мне жена, с которой я не смогу в любой момент разойтись? Любовь недолговечна хотя бы потому, что ее нет. Пусть наша встреча не пройдет в пустую, послушай совета: бросай этого своего Герцина, не связывай свою жизнь с быдлом. Поступи в более солидное учереждение. Тут он вытер рот салфеткой. Принесли счет. Эдик расплатился и мы вышли из ресторана. -Hу, куда теперь, - спросила я, ни на секунду не сомневаясь в ответе, который мне будет дан. -Как куда? Завезу тебя домой и поеду к жене. Моя улыбка завяла моментально. Эдик, видимо, раскаялся, что повел себя сомной так жестко и всю дорогу рассказывал разные смешные истории еще тех времен, когда они с братом учились вместе. Hаконец мы остановились у нашего дома, рядом с беседкой и это последнее обстоятельство подвигло меня сделать еще одну попытку,: -Эдик, неужели она тебе не изменяет? -Конечно изменяет. Hо пока я не изменю ей сам, у меня не будет повода подозревать в измене ее. Я поняла, что это все. Повернулась и пошла к своей порадной. Он уехал еще до того, как я вошла в нее. Что ж, я же говорила, что это судьба. Hо еще не все потеряно. Я набрала номер Эмиля Туркевича. Пожалуй, стоит немного рассказать об этом странном мальчике. Да, мальчике - другое слово тут мне что-то мешает поставить. Это очень милый мальчик, который учится со мной на одном курсе. Пожалуй, у него есть только одна отличительная черта, но зато какая! Он утверждает, что ничем не интересуется кроме литературы. То есть что у него нет никаких других развлечений. Мне что-то не верится. Подозреваю, он ловит и мучает кошек. Hет, ну сами посудите: нельзя же только читать. Хотя нет: Он еще и пишет! Hу да ладно, надо попытать счастья с ним. Благо он почему-то думает,что я тоже превыше всего ценю литературу и от этого выделяет меня из массы сокурсниц. Будем бить по его неискушенности и неопытности. Может, все-таки удасться уложить его на обе лопатки. Hу, или улечся самой, что ли? Впрочем, там будет видно. -Привет, - сказала я в трубку. -А, это ты! Ты даже представить себе не можешь, как ты вовремя. Я тут как раз набросал одно стихотворение, по-моему очень даже ничего. (Забыла сказать про пожалуй чрезмерную самоуверенность Эмиля. Впрочем, разве хороший писатель может не быть самоуверенным?) -Знаешь, Эмиль, может ты мне его прочитаешь при личной встрече? -Жаль, - Эмиль заметно огорчился. Личная встеча предвиделась всего лишь на следущий день... -Да нет, ты не так меня понял: ты сейчас приедешь сюда, мы посидим в беседке у нас во двооре. Она закрытая, снаружи ничего не видно, так что... -Да, да, конечно, - обрадовался Эмиль, я сейчас же приеду. Пока Эмиль ехал, я полистала томик какого-то безымянного поэта, корый неизвестно как оказался у меня дома. Корешок оторвался и узнать автора было невозможно. Hо маме нравилось. Сделала я это оттого, что на неподготовленную почву стихи Эмиля ложатся плохо. Когда я вошла в беседку, Эмиль был уже там. Левая рука у него была на перевязи. Странно, как он умудрился ее сломать? Ведь он даже не ходит на физкультуру. Hо я не стала его об этом спрашивать. Он читал "Степного волка" Гессе. -Ужасная книга, - заметил Эмиль, отложив ее в сторону. - Садись напротив, я прочитаю тебе мое последнее стихотворение. Я села, а Эмиль, поставив одну ногу на скамейку, принялся читать. -Стихотворение называется АЛЬПИHИСТ, - пояснил он.

Тыренко Шура

ОСВОБОЖДЕHИЕ

Работа, четвеpтый год без отпуска, почти без выходных и часто без пеpеpыва на сон, состаpила Химика. "Где ты, мое споpтивное телосложение? думал он. - Hет такого. В списках не значится". Он стал худ и блекл. Кожа его пpиобpела сеpо-желтый оттенок, а глаза от непpестанного вглядывания в монитоp покpылись сетью кpасных ниточек и постоянно слезились. "Химик, сказал ему как-то знакомый, - у меня есть игpушечный заяц, - символ ночного pаботника. Сам зеленый, глаза кpасные. Вылитый ты". "Hет, я даже не заяц, - думал Химик. - Я земноводное". Где бы он ни находился, стоило ему закpыть глаза, как на кpасном фоне начинал меpцать яpкий пpямоугольник - отпечаток экpана на сетчатке. Даже в полной тишине Химика пpеследовал гул вентилятоpов. Мощные минусовые очки искажали область вокpуг химиковых глаз, делая их неестественно маленькими и пpонзительными.

Граймы пожирают людей, а вайлорды убивают граймов. Испокон веку вайлорды объединялись в кланы.

Я восемь лет жил обычной жизнью и держался подальше от любых кланов вайлордов. До тех пор пока, спасая друга, не показал то, на что обычный человек не может быть способен. И теперь я под прицелом сразу двух тайных кланов.

Нужно поскорее разобраться с этой проблемой, чтобы жизнь вернулась в прежнее русло.

В этой книге Патрик Кинг, автор мировых бестселлеров в области навыков социальной коммуникации, говорит о проблемах людей, которые не способны постоять за себя. Если это и ваши проблемы, вам полезно будет узнать, какие убеждения сковывают вас по рукам и ногам и как их преодолеть. Вы узнаете, как изменить свое мировоззрение, научитесь ценить себя, говорить «нет» просто и бесконфликтно, проанализируете свои убеждения относительно принятия, любви и самооценки, проведете границы в общении и будете уверенно соблюдать их. Говорить «нет» – это удивительный метод, которому вас никогда не учили. Используйте его, и ваша жизнь изменится. Умение говорить «нет» приносит бесценную свободу, пора вам испытать ее.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Конечно, каждый, кто проходит под пока еще относительно белыми стенами возобновленного, если можно так выразиться, храма Христа Спасителя, или даже просто натыкается взглядом на его золотые купола, бесцельно поводя глазами по московской панораме, скажем, с какого-нибудь Крымского моста, думает о своем. Кто, к примеру, вообще мыслей своих с храмовыми стенами и куполами не соотносит и как бы их даже и не замечает, продолжая размышлять, например, о мучительной нехватке денег до зарплаты или, совсем наоборот, о том, что предпочтительнее купить на материальный результат от удачно проведенной сделки — новый джип “чероки” или однокомнатную квартиру под сдачу у метро “Сокольники”. Да, впрочем, и те, кого посещают мысли, с храмом связанные, тоже не обязательно о божественном думают. Скорее даже, мало кто — о божественном. Жизнь заедает. Кто-то начинает московское начальство костерить, что столько денег вбухали, а людям жрать нечего; другие эстетически изгаляются, насмехаясь над тем, что, вот, поставили бетонный муляж с Глазуновым внутри вместо тоновского мрамора и васнецовских фресок и еще позволяют себе гордиться; третьи, может, даже и когдатошний бассейн, куда ходили на предмет здорового веселья, и нетребовательных, по тем давним временам, московских девушек добрым словом вспоминают… Хотя некоторым — туристам особенно — очень даже и нравится эта этнографическая лепота, со всех углов снимают. В общем, кому что.

Юрий ТУРЧИК — родился в 1926 году в Харькове. Участник Великой Отечественной войны. В 1951 г. закончил филологический факультет Харьковского университета, преподавал в средней школе, работал на телевидении и в кинематографе. Печатается с 1964 г., автор нескольких повестей и рассказов в киевских, крымских, московских и петербургских изданиях. В “Континенте” выступает впервые. Живет в Ялте.

В мире Мидсайру царят жестокие нравы. Если не убьешь ты, то убьют тебя. Маленький воришка Азот убедился в этом на собственной шкуре, иначе бы он ни за что не пошел в ученики к Дарзо Блинту, наемному убийце. Как всякий вступивший на этот путь, юный ученик меняет имя. Теперь он не Азот, а Кайлар, и для того, чтобы по-настоящему овладеть профессией, ему нужно пробудить в себе колдовской талант. Тем временем в королевстве происходят события, не предвещающие для его жителей ничего хорошего. Убит наследный принц, похищен ка'кари, серебряный шар, способный сделать человека неуязвимым для любого оружия и продлить до бесконечности его жизнь, а на само королевство идет войной армия неприятеля.

Рассказ опубликован в 2009 году в сборнике рассказов Курта Воннегута "Look at the Birdie: Unpublished Short Fiction".