Маленький Клаус и большой Клаус

В одной деревне жили два человека; обоих звали Клаусами, но у одного было четыре лошади, а у другого только одна; так вот, чтобы различить их, и стали звать того, у которого было четыре лошади, Большой Клаус, а того, у которого одна, Маленький Клаус. Послушаем-ка теперь, что с ними случилось; ведь это целая история!

Всю неделю, как есть, должен был Маленький Клаус пахать на своей лошадке поле Большого Клауса. Зато тот давал ему своих четырех, но только раз в неделю, по воскресеньям. Ух ты, как звонко щелкал кнутом Маленький Клаус над всей пятеркой, – сегодня ведь все лошадки были будто его собственные. Солнце сияло, колокола звонили к обедне, люди все были такие нарядные и шли с молитвенниками в руках в церковь послушать проповедь священника. Все они видели, что Маленький Клаус пашет на пяти лошадях, и он был очень доволен, пощелкивал кнутом и покрикивал:

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Константин Дмитриевич Ушинский

Мышки

Собрались мышки у своей норки, старые и малые. Глазки у них черненькие, лапки у них маленькие, остренькие зубки, серенькие шубки, ушки кверху торчат, хвостища по земле волочатся. Собрались мышки, подпольные воровки, думушку думают, совет держат: "Как бы нам, мышкам, сухарь в норку протащить?" Ох, берегитесь мышки! Ваш приятель, Вася, недалеко. Он вас очень любит, лапкой приголубит; хвостик вам помнет, шубочки вам порвет.

Константин Дмитриевич Ушинский

Ворона и рак

Летела ворона над озером; смотрит - рак ползет: цап его! Села на вербу и думает закусить. Видит рак, что приходится пропадать, и говорит:

- Ай, ворона! ворона! знал я твоего отца и мать, что за славные были птицы!

- Угу! - говорит ворона, не раскрывая рта.

- И сестер и братьев твоих знал - отличные были птицы!

- Угу! - опять говорит ворона.

- Да хоть хорошие были птицы, а все же далеко до тебя.

Владимир Карпович ЖЕЛЕЗНИКОВ

Вожак

Рассказ

В своих произведениях известный детский писатель рассказывает о жизни современных мальчишек и девчонок, о сложных жизненных ситуациях, в которые попадают герои, о том, как важно для людей взаимопонимание.

- Пойдём на Чатыр-Даг, - сказал первый мальчик.

- Скучно, - сказала девочка. - Мы там недавно были.

- Давайте искать сердолики, - сказал второй мальчик.

- Жарко, - ответила девочка. - Солнце слепит глаза, и ничего не видно.

Борис Степанович Житков

Тихон Матвеич

Это было в царское время на грузовом пароходе. Он ходил на Дальний Восток. И все это началось с порта Коломбо, на острове Цейлоне. Это английская колония, а туземное население - сингалезы. Они шоколадного цвета, и мужчины здорово похожи на цыган.

И вот на пароход приходят два сингалеза. Один высокий и статный, другой - пониже, широкий, на редкость крепко сшитый человек. Он-то и говорил, высокий больше молчал. Можно было понять, что он говорит про зверей. Он говорил на ломаном английском языке. Его обступили машинисты. Кто-то грубо спросил, где у него левый глаз. Левого глаза, действительно, не было. Он сказал, что глаз ему выбил тигр.

(набросок сценария мультфильма)

по мотивам рассказа Дж. Родари

"Как Марко и Мирко ловили бандитов"

«Охота на Снарка» (англ. The Hunting of the Snark) — поэма Льюиса Кэрролла, написанная в 1876 году, образец литературы абсурда. Основа сюжета — охота команды из девяти человек и бобра за таинственным Снарком.

ОБЪЯСНЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ СЛОВ, ПОНЯТИИ И ВЫРАЖЕНИИ, ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ В СКАЗКАХ

Азовка-девка; Азовка - мифическое существо, одна из <�тайных сил>. Стережет клады.

Артуть - ртуть. Артуть-девка - подвижная, быстрая.

Балодка - одноручный молот.

Бассенький,-ая - красивенький,-ая.

Бергал - переделка немецкого <�бергауэр> - горный рабочий. Сказителем этого слово употреблялось в смысле <�старший рабочий>.

Блазнить - казаться, мерещиться; поблазнило - показалось, почудилось, привиделось.

Д о р о г о й д р у г!

Эта книга — о судьбах молодых и старых людей, об их самоотверженности, благородстве и патриотизме. Чтобы роман был правдивым, я попросила бывших участников Сопротивления помочь мне. Они откликнулись горячо и охотно. Вспоминали свою жизнь в подполье, приносили документы и фотографии, советовали, поправляли меня, если я ошибалась. Некоторых из этих людей ты встретишь здесь — они стали героями книги.

Мне хочется от всей души поблагодарить советских и французских друзей, которые так помогли мне: Вадима Александровича Барсука, Матвея Яковлевича Боярского, Базиля Кальфа, Игоря Александровича Кривошеина, ныне покойного Гастона Лароша, Николая Николаевича Роллера, Шарля Тийона, Георгия Владимировича Шибанова, Михаила Михайловича Штранге, Константина Константиновича Хазановичи.

Н. К А Л Ь М А

Рисунки Т. Горб

Оставить отзыв