Мальчишки

Юрий ИОФЕ

Мальчишки

БЛИЗОК день: в пустоту пространства,

Тяготение преоборов,

Уплывет межпланетный транспорт

На разведку других миров.

За космическим океаном

Выйдя на берег в первый раз,

Селенитам и марсианам

Кто-то глянет в глубины глаз.

И, убитый не скучным гриппом,

Не осколком земной войны,

Захлебнется предсмертным хрипом

На гранитных полях Луны...

Я слежу из окошка часто,

Другие книги автора Юрий Матвеевич Иофе

Юрий ИОФЕ

Земное небо

Раскаленный небосвод высок.

Хоть бы тучка с носовой платок!

Но повсюду видится одно

Ярко-голубое полотно.

И не верится, что там, за ним,

Этим небом, близким и земным,

Черный холод вечности застыл

С мертвыми пылинками светил.

Почему стремится человек

От прохладных полноводных рек,

От привольных плодородных нив

В пустоту, простертую над ним?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Далеко-далеко, за гранью нашего пространства, великий завоеватель Гур Пятый Хват вёл военный совет.

— Армия империи начинает самую славную войну в истории! — заявил он. — Мы вторгнемся в параллельную Вселенную, где живут чудовища невиданного размера и свирепости — и завоюем её! Вопросы есть?

— Ваше Величество! — осторожно начал один из генералов. — Если чудовища настолько страшны, почему вы уверены, что мы их победим? А вдруг они победят нас?

Предлагаемый рассказ опубликован в американском журнале научной фантастики «Аналог», 1988, № 1. Насколько нам удалось узнать, это первая публикация Элис Лоренс, и это, к сожалению, практически все, что мы можем о ней сообщить, потому что ее фамилия не встречается ни в американских справочниках, ни в критических статьях и обзорах. Но это вместе с тем дает повод заключить, что на русском языке ее произведение публикуется впервые.

(© «Изобретатель и рационализатор», № 8, 1988.)

Речь идёт о стране, которой никогда не было и никогда не будет.

Особенно народ беспокоился по поводу убийства. В прошлом году в загородном парке небольшого города Соснова нашли тело молодой женщины — Эльвиры Босуорт. Она была заколота кинжалом, который валялся рядом. Тут же лежала распотрошенная девичья сумочка, из которой, как позже выяснилось, пропало пять тысяч рублей. Усиленный полицейский розыск не дал никаких результатов. И кому-то из населения (на кого укажет беспристрастный жребий) грозил солидный тюремный срок.

Дин уже несколько лет промышлял к югу от столицы, в местности, изобилующей скоростными шоссе, а следовательно, и автомобильными кладбищами. Попадался он редко, можно сказать, и вовсе не попадался, разве что когда иному ретивому охраннику взбредало в голову завести натасканную собаку, которая не брала еды из чужих рук. Но ученые собаки стоили нынче дорого, так что обычно сторожа держали голодных злобных дворняг, с которыми Дин мигом находил общий язык, подбрасывая им кусок мяса, сдобренный снотворным. Словом, нужда и профессиональный опыт научили Дина преодолевать боязнь собак, присущую с младенчества, с тех самых пор, когда в городском парке его еще мальчонкой облаяла овчарка и пришлось год лечиться от заикания. Дин теперь всегда посмеивался, когда видел, как на глазах засыпают сторожевые собаки, освобождая дорогу, и удивлялся своим детским давнишним страхам.

Сеял еще по-летнему солнечный дождь. Со склона сопки, под кедрами которой я сидел, видно море с четкими границами глубин, узкая полоска пляжа с валиком прибойного хлама — в нем так любит копаться старик. В йодистых водорослях он ищет куски отмытого матового угля. И в очаг подкладывает его руками, не запачкав их. Сырой ветер поздней осени, мечущийся по опустевшему побережью, только усилит уют одинокого жилья в отсветах вечернего пламени.

Впрочем, это не для меня. После «бабьего лета» я всегда уезжаю с побережья. А весной, уже в который раз, бросаю ихтиологические занятия, город и возвращаюсь в рыболовецкую артель. Старик остается. Он стережет кунгасы, лебедки, чинит ободранные бурями бока сараев, слушает вой заблудившихся штормов…

Рассказчик приехал, чтобы полюбоваться красотой возрожденного советскими архитекторами XXI века древнего Хорезма. В Куня-Ургенче он услышал легенду о любви шахини Рухсар-бану и зодчего Искендера…

Космический турист, остаётся в космосе в полном одиночестве, еще не понимая того, что ничто в этом мире не совершается спонтанно, в силу стечения обстоятельств. У всего в этом мире есть причины, есть и требуемые в этих обстоятельствах поступки, из которых проистекают столь же ожидаемые последствия. И все наши встречи и все наши расставания имеют столь же закономерные причины и столь же закономерные последствия. В том числе и встреча с прекрасной незнакомкой, который доставляет путешественника на остров в Тихом океане. И ее просьба о скромной помощи в качестве благодарности за его чудесное спасение. Однако в его сознание закрадывается подозрение, не является ли спасшая его от смерти женщина представительницей иной цивилизации. …Они наказали Содом и Гоморру за пороки и пообещали вернуться через 50 лет, чтобы проверить, исправились ли люди. Но обещания своего не сдержали. Может быть, они тоже не справились с собственными грехами?

Борис Захарович Фрадкин известен, в основном, двумя своими произведениями — «Пленники пылающей бездны» и «Тайна астероида 117-03».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Генрих Иоффе

С. Карпенко. Очерки истории белого движения

С. В. Карпенко. Очерки истории белого движения на Юге России (1917-1920 гг.). М., Издательство Ипполитова, 2002, 351 с.

Начиная примерно с 30-х гг., "национализированная", огосударствленная советская историография игнорировала изучение истории белого движения. В лучшем случае оно представлялось неким тусклым фоном, на котором героизировалась история "красных". Когда грянула горбачевская перестройка, а за ней начались ельцинские "реформы", историческая мысль совершила крутой поворот. Началась энергичная ликвидация так называемых белых пятен, а белое движение было одним из них. В целом этот поворот был неизбежным. Однако помимо стремления к познанию эпохи гражданской войны, в него (особенно на первых порах) вмешались эмоции отвержения от идеологического давления недавнего прошлого и эйфория от неожиданной интеллектуальной свободы. В результате произошло не восстановление историографического "баланса", а новое его нарушение, только, если так можно сказать, с обратным знаком. Теперь (прежде всего в "массовой", популярной исторической литературе) уже "красные" либо вообще стали исчезать из поля "исторического зрения", либо превращались в маловыразительный фон, на котором героизировалось белое движение.

Эжен Ионеско

Фотография полковника

Я пошел взглянуть на этот прекрасный квартал с его белыми домами, вокруг которых цвели сады. Широкие улицы были усажены деревьями. Новые, сверкающие машины стояли у ворот. Небо было чистое, залитое голубым светом. Я снял плащ, перекинул его через руку.

-- Таково правило,-- сказал мне мой спутник, муниципальный архитектор,--здесь всегда хорошая погода. Поэтому участки стоили очень дорого, виллы строили из лучших материалов. Это квартал зажиточных, веселых, здоровых, приятных людей.

Л. Г. Ионин

ИДЕНТИФИКАЦИЯ И ИНСЦЕНИРОВКА

Гибель советской моностилистической культуры привела к распаду формировавшегося десятилетиями образа мира, что повлекло за собой массовую дезориентацию, утрату идентификации на индивидуальном и групповом уровне общества в целом.

В таких обстоятельствах мир для человека и человек для самого себя перестают быть прозрачными, понятными, знакомыми. Но такое положение не длится долго, немедленно начинается поиск новых культурных моделей, идеологических схем, призванных восстановить мир пусть как иное, чем раньше, но равным образом упорядоченное целое. С точки зрения феноменологической утрата идентификации проявляется как потеря способности вести себя так, чтобы реакции внешнего мира соответствовали твоим намерениям и ожиданиям. Человек видит, что мир перестает реагировать на его действия адекватным образом. Партнеры по взаимодействию, которые раньше не представляли проблемы и протекали, как бы сами собой, теперь перестают "узнавать" его; самые элементарные и привычные из них не вызывают столь же элементарной и привычной реакции. Человек перестает отражаться в зеркале социального мира.

Сергей Ионин

РЕФЕРЕНТ

На следующий после собрания день с утра Николай Фаддеевич "разгонял" многочисленных секретарш дирекции и машинисток, чтобы им "жизнь медом не казалась". Этому упражнению он выучился, проходя службу в войсках МВД, у старшины роты, воспитавшего в подчиненных бдительность и готовность к действию.

И сейчас Вершиков собрал в директорском кабинете секретарш и машинисток и, развалясь в кресле шефа, сказал, что, по его мнению, вклад их в улучшение делового климата канцелярии совершенно никакой, если не сказать, разрушающий атмосферу истинного канцелярского патриотизма.