Мальчик из пальчика

Михаил Дмитрук

Мальчик из пальчика

В журиалистской практике бывает всякое. Один случай оставил у меня особое впечатление, я переживаю по сих пор. Мне пришлось быть не только автором статьи о необычной судьбе человека, но и принять в этой судьбе некое участие, проявить сочувствие и помощь. И вспоминаю теперь об этом с содроганием. Ведь случай связан с ужасным по своим последствиям меднцииским экспериментом - после серьезной травмы руки героине моего очерка попытались сделать новый палец из "частей" младенца, убитого в утробе его матери...

Другие книги автора Михаил Алексеевич Дмитрук

Автор выпуска — первый советский журналист, испытавший погружения в необычное состояние сознания по методу С. Грофа, рассказывает о результатах этого погружения, о том, какое благотворное влияние они могут оказать на психику испытуемых, избавляя их от комплексов, стрессов и болезней, «заложенных», возможно, еще при рождении.

http://znak.traumlibrary.net

Может ли обычный человек развить в себе исключительные способности? Сказывается, да — в этом убеждены очень многие исследователи.

О возможных путях пробуждения дремлющих в нас талантов рассказывается в этой брошюре, рассчитанной на широкий круг читателей.

http://znak.traumlibrary.net

Эта брошюра посвящена поискам советских и зарубежных ученых в области, которая для большинства читателей до последнего времени была неизвестной. Парапсихология, психотроника, биоэнергетика — так называется она в разных странах.

http://znak.traumlibrary.net

Михаил ДМИТРУК

НЕИЗВЕСТНЫЙ АСПИРИН

посрамил официальную науку и подпольное знахарство, но подтвердил...

пользу православного поста

ТАБЛЕТКА ВЕЛИЧИНОЙ С ПЛАНЕТУ

А все началось в 1897 году, когда случилось обострение ревматизма у отца немецкого фармацевта Феликса Гоффмана, работавшего на фирме "Байер". Он пытался облегчить страдания старика самыми разнообразными лекарствами. Боли в суставах снимала салициловая кислота. Но она вызывала кровотечения в желудке. И тогда Гоффман решил "спрятать" кислоту в другое вещество, которое протаскивало бы ее через желудок в кишечник, всасывалось бы в кровь, а потом высвобождало бы лекарство в больных органах. Такова была задумка. Как она реализовалась, мы начинаем понимать только сейчас. Но сто лет назад Гоффман праздновал победу. Созданная им ацетилсалициловая кислота уменьшила побочные эффекты лекарства - отец стал его принимать и почувствовал облегчение. Владельцы фирмы заинтересовались этим случаем и выделили деньги на исследования новинки. Оказалось, что она обладает целым букетом эффектов жаропонижающим, обезболивающим, антивоспалительным, антиревматическим и так далее. Неудивительно, что аспирин (так назвали этого рекордсмена по борьбе с симптомами) начал триумфальное шествие по планете. Ученые всего мира стали исследовать его строение и свойства, радостно сообщая друг другу о своих открытиях, которых с каждым годом становилось все больше. Например, в российском журнале "Экспериментальная и клиническая фармакология" за последние годы почти треть статей посвящена аспирину. Главный вывод, который сделала аспириновая наука, - надо бороться за чистоту препарата. Чтобы как можно больше салициловой кислоты было в связанном виде, а в свободном - не больше 0,3 процента. Мол, тогда его вредные эффекты будут минимальными. Столь "чистый" аспирин могут делать в западных странах. А российский считается "грязным": в нем салициловой кислоты больше 0,3 процента. Уступает он и по другим параметрам. Поэтому наш аспирин не выдерживает конкуренции, и российские средства массовой информации взахлеб рекламируют западный товар. Дескать, мы теперь имеем счастье пить самый чистый, самый шипучий, ну просто сногсшибательный аспирин... Но так ли он хорош на самом деле? Этот крамольный вопрос неожиданно прозвучал в одном из медицинских университетов Москвы. Здесь ученые не поддались глобальному аспириновому гипнозу, который прет чуть ли не изо всех газет, радиоприемников и телевизоров. Эти исследователи попытались понять главную причину физико-химической активности аспирина. И сделали удивительные открытия, которые наверняка будут интересны любителям "лекарства века".

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Ну, вы же знаете Джорджа.

Только что в комнате не было ничего, утверждает он, кроме него самого, его ТВ, его видеомагнитофона и венецианского окна, из которого видно полгорода, а уже через мгновенье появилась красивая рыжеволосая девушка в чем-то вроде блестящего красного комбинезона. Она парила в воздухе у него над головой. Не на самом деле парила, не плавала, а типа лежала, раскинув ноги, и глядела на него вниз. Ну, вы же знаете Джорджа.

Вот вы смотрите на меня, мистер Великий Журналист, как будто и не ожидали увидеть маленького седобородого человечка. Он встречает вас в космопорту на такой развалине, какую на Земле давно бы уже зарыли. И этот человек, говорите вы себе, это ничтожество, пустое место — должен рассказать о величайшем событии в истории иудаизма?!

Что? Не ошибка ли это? Пятьдесят, шестьдесят, я не знаю сколько, может, семьдесят миллионов миль — ради несчастного шлимазла с подержанным кислородным ранцем за спиной?

Первый раз они встретились зимой возле старой баржи, на которую их привезла лодка. Следующая встреча состоялась уже летом на той же барже над черной водой.

fantlab.ru © ZiZu

После гибели в сражении при Сатурне Серый волк возрождается на другом краю галактики. Здесь он обретает статус космического хранителя, для чего ему приходится выполнить задание, которое выполнить нельзя, разве что применить необычный способ поверить в то, что цель может быть достигнута. Это трудно, но еще труднее убедить в этом окружающие его странные существа, для которых выживание стало символом веры.

Произведение входит в антологию «Фантастика 78».

Дмитрий КАРАСЕВ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Сергей открыл глаза. На глиняном полу рядом с его рукой дрожали зеленые и желтые пятна света. В дверной проем заглядывал яркий шар. Где-то рядом стучали молоты. Сергей встал и сделал три шага к двери.

Сруб нагрет, от него тепло рукам и щеке. Длинный лист, похожий на пальмовый, покачивается от влажного ветра вместе со своей полупрозрачной тенью. Перед хижиной площадка, на другом краю которой мечется пламя в горне, звенят молоты, жарко гудит наковальня. Земля поворачивается перед глазами, как в неокончившемся сне. Справа, из-за рядов зеленых кустов, напоминающих огородные грядки, поднимается вверх огромная металлическая колонна.

Каждое утро, когда мы встречаемся взглядами, я сухо киваю ему. Он брезгливо наклоняет в ответ голову. Наверное, он бы с удовольствием отвернулся, но я уже держу в руке бритву, и мы начинаем бриться.

Я бы тоже предпочел не рассматривать ежедневно эту унылую физиономию с двумя глубокими бухтами-залысинами, маленькими, чересчур светлыми, почти водянистыми глазами и скошенным подбородком, но не бриться же на ощупь. К тому же моя неприязнь к себе не ограничивается, увы, внешностью. Дело в том, что я тяжелый человек. И не просто тяжелый человек, а тяжелый человек, знающий, что он тяжелый человек.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ФАБИАН ДОБЛЕС

ПИСЬМО

Пер. с исп. Н. Лопатенко

Случилось невероятное, мама. Результаты последних анализов, проведенных вчера в химической лаборатории университета, не оставляют и тени сомнения в том, что происходит с Альфонсо. Вот уже второй год мы работаем вместе, за это время всякого навидались. Но как бы трудно нам ни бывало, неизменно его помощь, участие в общем деле приносили прекрасные результаты. Ты знаешь, мне чужды всплески каких бы то ни было эмоций, тем более - в оценке человеческих возможностей, и все же признаюсь тебе: коллеги по факультету убеждены, что Альфонсо - гений, и потенциал этого гения уникален.

После командировочных посиделок летчик-испытатель Андрей Коршунов просыпается поутру не только в чужом номере, но и в чужом времени и даже… в чужом теле. На дворе 41-й, через месяц начнется война, а он теперь — летчик-истребитель Злобин, прибывший в Москву за новым назначением. Их, асов ВВС, собирают в спецдивизию, которой предстоит драться на самых ответственных участках фронта. Пути назад нет. На извечные вопросы “Кто виноват?” и “Что делать?” ответы будут, но позже. А пока с опытом летчика 90-х за плечами и песнями Высоцкого в репертуар Коршунов принимается творить новую историю.

Хроноагент — сотрудник Монастыря или ЧВП, работающий в Реальных Фазах с целью осуществления определённого воздействия на её историю, развитие науки и техники, корректировки политических событий и т.д. Как правило, Хроноагент работает в виде своей Матрицы, внедрённой в избранного носителя.

При этом Матрица носителя сохраняется в Монастыре на компьютере. Хроноагент действует в образе носителя, используя его навыки, служебное положение и личные связи. После завершения операции носитель воспринимает всё так, словно он проделал это сам. Правда, он не всегда может объяснить даже самому себе, почему он поступил таким образом.

Кто сказал, что в Средневековье не было летчиков? А если в одном из таких романтических миров вдруг возникает межфазовый переход и отмечается работа мощного дезинтегратора, грозящего миру катастрофой? Хроноагент экстракласса Андрей Коршунов, в прошлом ас, участник воздушных сражений Великой Отечественной, отправляется туда, правда, не на«Яке», а с мечом в руке, чтобы навести порядок. С уверенностью в победе и... без надежды на отдых. Ведь за этой «командировкой» обязательно будет следующая, за ней — ещеодна, куда-нибудь в «горячую точку» в будущем или настоящем, туда, где зафиксирован прорыв Черного Вектора противодействия, сильного и жестокого врага, вознамерившегося захватить тысячи параллельных фаз-миров, коверкая их историю и превращая обитателей впослушных исполнителей своей злой воли.