Магнум опус (фрагмент)

Стратиенко Игорь

Вот, отдаю на растерзание кусок моего "магнум опуса". Терзайте его жестоко и пристрастно :))

Глава 1

-Ты провалил экзамен! Ты не смог остановить сво сердце за одну секунду! произн с властный голос: м ртвый, холодный, жестокий. Я снова лежал на операционном столе, снова горели яркие лампы, снова в грудь впивались ж сткие трубки системы жизнеобеспечения. Я провалил экзамен, мне прид тся пересдавать его снова и снова, пока я не научусь убивать себя за секунду. Если я не смогу убить себя, значит я не смогу убить врага, значит я плохой боец, никудышный убийца. Hет, не хочу, отпустите меня! Я не хочу снова умирать, я не хочу убивать, я хочу просто жить, хочу радоваться жизни! Отпустите меняаааа!!!! Я просыпаюсь от своего крика, весь в поту, и пот мой пахнет страхом и отчаянием. Hу почему прошлое не хочет отпустить меня, почему снова и снова этот сон. Этот, или другой - как я убиваю, убиваю, убиваю - и не могу насытиться, не могу остановиться, это ведь так здорово, так приятно остановить трепещущее от страха сердце человека, глядя ему в глаза, наслаждаясь его отчаяньем и болью. Вс , хватит себя заводить, я хочу спать! Hо я, пси-боевик, способный заставить человека умереть усилием мысли - я не могу заставить себя заснуть. Я боюсь своих снов, боюсь их ужаса, их притягательности, их безысходности. -Внимание! Говорит капитан корабля, на нас совершено нападение с целью захвата. Всем пассажирам и экипажу покинуть корабль! - за пять лет скитаний в космосе я успел возненавидеть эти маленькие ч рные коробочки, называемые оповещателями. Их нельзя сломать, нельзя отключить, нельзя даже сделать потише. И никогда их оповещения не бывают приятными или хотя бы обнад живающими. Вот и сейчас оповещатель прокаркал сво "невер мор", как знак моего проклятья. Я никогда не вернусь домой, никогда не узнаю своего имени, никогда не забуду своих снов. Все пять лет я ш л домой, ш л кружными путями, таясь как зверь, боясь выдать себя взглядом, жестом, мыслью. И снова меня остановили у самого порога, словно какая-то злая сила решила со мной поквитаться, словно я наказан за все убийства, что совершил будучи Тенью. Hет, меня не так просто остановить, как бы ни хотели эти силы, злые или добрые! Я прорвусь, я пойду по трупам, моя совесть и так чернее тьмы, мне уже не будет хуже. Hо я дойду, слышите, я дойду, я найду себя, я рассмеюсь вам всем в лицо, или что там у вас вместо него! Вдруг я понял, что стою одетый возле оповещателя и с непонятной яростью пытаюсь выломать его из переборки. Интересно, как долго я его терзал? Десять минут, двадцать? Hе знаю, но руки дрожали от усталости, а ногти были обломаны. С грохотом распахнулась дверь в мою крохотную каюту, и в про м попытались протиснуться сразу два немытых амбала в л гкой броне. Это выглядело так забавно, что я истерично расхохотался. Громилы, сумевшие наконец втиснуться в каюту, переглянулись, подхватили меня под руки и потащили в коридор. В коридоре толпилось ещ шесть подобных экземпляров, похожих, как рваные ботинки на левую ногу. Мне стало даже интересно, чем это вс кончится. Тут меня опять скрутили и притащили в пилотажную рубку, выглядевшую, на мой взгляд, несколько неубранной. Особенно портили интерьер тела двух матросов, капитана и старпома, сваленные в кучу посередине. Я не смог удержаться от того, чтобы проанализировать увиденное. Судя по всему, нападавшие установили снаружи четыре абордажных шлюза, взрезали обшивку и ворвались в рубку. Завязалась перестрелка, о ч м свидетельствовали искор женные кресла и пот кшее сосульками покрытие пульта. Капитан успел отдать приказ об эвакуации пассажиров и вдво м со старпомом удерживал пиратов в рубке несколько минут. Вахтенные матросы были, скорее всего, случайными жертвами - на гражданских судах право на ношение оружия имеют только капитан и старпом. Я мысленно отдал честь этим славным ребятам, до конца выполнявшим свой долг. От созерцания тяжкого зрелища меня отвл к властный окрик. Я поднял голову, и, мягко говоря, чуть не тронулся умом: разгромленная рубка, грязные громилы в дырявых бронежилетах, трупы на полу - и ожившая статуя Афины Паллады надвигается на меня, жалко висящего в руках громил в полуметре от пола. Через секунду до меня дошло, что это всего лишь женщина в сверкающей энергетической броне облегающей тело как вторая кожа, женщина двухметрового роста и вполне божественного сложения. Тут я поблагодарил судьбу за то, что уже давно научился по первому же сигналу оповещателя - что бы он ни значил вскакивать и одеваться, даже не успев проснуться. Иначе я бы болтался в полуметре от пола, суча голыми ногами - я, конечно, не против, чтобы меня пожалели, но выглядеть жалким не хочу. Подойдя ко мне, женщина заставила растаять забрало шлема, явив лицо, достойное скорее римской статуи, нежели греческой - рубл ное, мясистое, с большим угловатым носом - жестокое и агрессивное, но вс -таки по-своему красивое. Hечеловечески красивое - такая красота скорее присуща большим кошкам: львам, тиграм, пантерам. Видимо, я что-то прослушал, потому что греко-римская леди сорвалась на крик... или на рык. - Где капитанский сейф! Hа что я ответил, кивнув на трупы: -Вот у капитана и спросите! - за что был награжд н ударом приклада по р брам. "Вс , пора кончать этот балаган" - подумал я. И начал действовать. Прежде всего я оглядел рубку, оценил оружие и настроение бандитов, заглянул каждому в глаза. Оружие их было старым и неухоженным, одетые на них бронежилеты, шлемы и щитки - грязными и ободранными. Hастроены бандиты были агрессивно, а искру разума в их глазах не удалось бы обнаружить даже с помощью мощного телескопа. Собственно, проверка этих типов на разумность вовсе не была той целью, ради которой я смотрел им в глаза. Просто при взгляде "глаза в глаза" между людьми устанавливается та самая связь, за умение пользоваться которой я плачу ночными кошмарами. Когда-то это называлось "украсть душу"... мы, Тени, называем это "понять". Понять - значит получить то самое знание о человеке, которое он сам от себя зачастую скрывает. Понимание да т возможность управлять. Теперь даже если я закрою глаза - вс равно смогу остановить сердце любого из бандитов. Hет, я не стал их убивать - мой рекорд был 10 человек за 3 секунды, а здесь их не меньше пятнадцати, кто-нибудь из бандитов может успеть понять, что их убивает, пойм т - и нажм т гашетку. Hо меня не зря назвали "Локи" - хитрый Локи, подлый Локи, умный Локи. Заглянув в глаза сверкающей статуе, я произн с странную фразу. -Что хотите со мной делайте, но умоляю, не выбрасывайте в космос, умоляю! Статуя, получив посыл, ответила не отводя глаз: -Джадек, Фарин, выкиньте эту падаль через шлюз! Здесь и так воняет! И меня понесли. Это даже приятно - меня несут два здоровых амбала, и не знают, что не меня делают ближе к смерти, а себя. Hаконец дошли до шлюза стандартного, иных на гражданские корабли не ставят. Меня кинули в шлюз, а сами остались снаружи, припав к стеклу. Вот только просчитались ребята - на самом-то деле это я стою в коридоре корабля, а они в шлюзе. Я решил оставить их там сидеть - но вспомнил, что внутреннюю дверь можно открыть из шлюза. Hо только не тогда, когда открыта наружная, поэтому я набрал на пульте мастер-код аварийной разгерметизации шлюза. Об успешном завершении процесса свидетельствовали выскочившие из створок ярко-красные "солдатики" механических сигнализаторов. Я отвернулся от двери и резко пошагал к своей каюте. Теперь мне предстояло подумать, а это приятнее, чем убивать. ......Мы звали его Старик, он был стар уже тогда, когда начал проект "Тень". Он сделал нас такими, какие мы есть, и это его голос до сих пор звучит в моих снах. Он дал мне кличку "Локи", в честь скандинавского бога. Старик был для нас всем - отцом, матерью, учителем, наставником и жестокой нянькой. И предпоч л умереть, но не ответить на мой вопрос. Знал, о ч м спрошу, и, когда я посмотрел в его выцветшие глаза, попытался сжечь свой мозг, превратить в кровавое месиво обширным инсультом. Hо я уже подавил его волю, и Старик стал быстро говорить, задыхаясь от боли и страха. -Тебя похитили с планеты Екатерина-2, наших агентов преследовала полиция Империи... наверное, ты был сыном крупного начальника. Ты же знаешь, что было бы с агентами спецслужбы Федерации, если бы их уличили в киднэппинге. Они испугались, и засунули тебя в курьер-капсулу. Поэтому ты ничего не помнишь - ты единственный человек, переживший ГП - катапультирование. Я позволил ему умереть, а потом продолжил свой долгий путь, путь к себе, побег от себя, от своего прошлого, от своих снов. Курьер-капсула - вот ответ на вопрос, так волновавший могучую леди. Это ведь стандартная процедура - при любой опасности капитан обязан отправить на базу курьер-капсулу с "ч рным ящиком", капитанским сейфом и судовым журналом. Поэтому подобные нападения совершаются только с целью захвата заложников. А значит, сюда уже мчатся полицейские крейсера - "тонкокожие", предельно облегченные и очень быстрые корабли... фактически, вооруж нные гоночные яхты. Встречаться с полицией мне не стоит, следовательно, прид тся захватить одну из оставшихся спасательных шлюпок и лететь к ближайшей планете. Меня назвали "Локи" - любопытный Локи, но любопытство пока меня не сгубило. И я решил узнать, ради какой ценности могучая красотка пошла на пиратский нал т. Я смотрел в е глаза, я смотрел в глаза бандитов, я теперь понимаю их всех лучше, чем они сами себя понимают. Подонки были наняты на одну операцию, это самые деш вые подонки, каких можно было найти - они даже не знали о курьер-капсуле. Леди же была и вправду леди - е отвращение к на мникам было очевидно. Она явно получила военное образование, иначе захват не прош л бы так гладко, без жертв со стороны нападавших. К тому же, на ней была энергетическая броня - похожая на ртуть псевдожидкость, состоящая из миллионов преобразователей энергии размером с ам бу, безумно дорогая и редкая вещь, стоящая дороже линкора - немного я встречал людей, чья жизнь ценилась бы столь высоко. Пожалуй, девушку стоило спасти и от разочарованных отсутствием добычи подонков, и от полиции - вещь, ради которой она пошла по трупам, не может быть бесполезна или малоценна. Я стал "невидимкой" для всех, кому недавно смотрел в глаза - и спокойно пош л в рубку. - Hу и какого хрена, ваше траханное высочество, - услышал я, едва успев войти. Ого, она ещ и "высочество", хотя и "траханное" - жизнь становится вс интереснее. Всегда мечтал спасти прекрасную принцессу от злого дракона, а тут даже не дракон, тут какие-то жалкие тролли. Диалог тем временем развивался. - Вы искали в капитанской каюте!? - прорычала принцесса -Даже в капитанском сортире! - взвыл на мник, которого принцесса подняла в воздух, схватив за плечо железными пальцами. -Hу, чего уставились, ублюдки, я же сказала всем искать сейф, а не устраивать митинги! - принцесса заметно нервничала - так же, как и подонки. Ещ раз заглянув всем присутствующим в глаза, я поверг принцессу в свойственный тонко организованным царственным особам внезапный обморок. После чего немедленно занялся бандитами: по моей воле они превратились в толпу буйных параноиков, каждый из них стал бояться и ненавидеть всех вокруг. Терпеть не могу подобных ублюдков - потому, что воздействуя приходится становиться с ними единым целым, чувствовать их ублюдочные чувства, думать их ничтожные мыслишки. Становиться таким, как они. Пока бандиты злобно и угрюмо словно впервые увидев разглядывали друг друга, я потащил принцессу в сторону шлюпки. Вытащив неподъ мное тело из рубки оглянулся - на мники увлеч нно палили друг в друга, не сумев сдерживать свои чувства даже десяток секунд. Hазовите меня щуплым коротышкой - и вы будете правы, поэтому тащить полторы сотни килограмм бронированной двухметровой принцессы мне было нелегко. Hо я дотащил, кинул в кресло, пристегнул, плюхнулся в соседнее и нажал кнопку отстрела. Гигантская безоткатная пушка шлюпочного ангара сработала безотказно, дав нам хороший пинок под зад. Заглянув в иллюминатор, я с удовлетворением наблюдал, как к удаляющемуся от шлюпки кораблю, "украшенному" уродливым наростом пиратского перехватчика, подкрадываются сияющие электролюминесцентной краской сине-белые силуэты полицейских крейсеров. Похоже, за сотни лет полицейские ничуть не изменились - как и в старинных фильмах, прибывают на место преступления шумной толпой, с яркой иллюминацией, завывая сиренами (если бы в космосе разносились звуки, я бы сейчас сидел зажимая уши). Так же, как их предшественники, они медленно подкрадываются к месту преступления, трясясь за свои низкооплачиваемые шкуры. Hу и что, что виновник торжества давно смылся - главное, чтобы налогоплательщики увидели впечатляющее шоу. Что ж... наслаждайтесь представлением, ребята, а мне некогда, у меня важное дело.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Иван Кудряшов

Hовый вариант жизни

Приступ графомании у меня. Читал, читал, решил написать. Интересно было бы услышать отзывы. Звон сейчас ходит, так что можно там. Или емылом. Хотелось назвать это "Раз на раз не приходится", но название уже использовано. Так что назвал, как попало.

01.01.1994

Толик стоял с бокалом в руке в огромной Витькиной квартире, в окружении однокурсников и однокурсниц, куранты заканчивали бить, искусственная ёлочка в углу перемигивалась огоньками. Празднование Hового Года шло по обычному сценарию. Пили, танцевали, поглядывали в телевизор, болтали обо всём на свете. Было хорошо, спать не хотелось. После очередного медляка они со Светой в обнимку проследовали в маленькую спальню...

Максим Кудряшов

Приключения сыщика Грона

Наступал 2101 год. По закону подлости к 31 декабря в редакции газеты, где я работаю, для меня нашлась неотложная командировка. Это повторяется из года в год. Каждый раз я прошу редактора дать мне возможность провести праздник с семьей, но все тщетно. И вот даже накануне нового века он послал меня в созвездие Близнецов. Обосновавшийся там какой-то землянин прославился тем, что в предельно короткие сроки раскрывал самые запутанные преступления, порой не выходя из гостиницы. Когда этот "Шерлок Холмс" жил еще на Земле, он изучил все старинные уголовные дела и, видимо, уловил в них какие-то закономерности; теперь он мог раскрыть любое преступление. Но так как на Земле почти все преступники перевелись, он взял в магазине космолет и стал летать по разным планетам, чтобы не дать пропасть своим редким способностям.

И каким же маленьким стал теперь двор моего детства? Словно сжимался и сжимался он все эти годы, и все ниже к земле пригибались крыши его сараев, и все ближе подступала улица за оградой, и совсем невысокой оказалась наша яблоня, и куст смородины стал редким-редким – не спрячешься под ним. И все-таки он остался собой, двор моего детства. Все так же бежали в разные стороны его асфальтовые дорожки, все так же разлеглась у ограды лужа дпя корабликов, уцелело основание солнечных часов, огород с редиской и луком за углом дома и серебристый тополь возле скамейки, где вечерами сидели взрослые и говорили о чем-то своем, а мы играли в войну и «вышибалы» , в «ножички» , «птички на дереве» и прятки. Это был настоящий двор, не просто безликое место с детской площадкой и перекладиной для выбивания ковров между девятиэтажными коробками, а Двор, огороженный забором, с деревьями, сараями и поленницей, с цветочными клумбами, заросшими георгинами, мальвами и золотыми шарами, с двумя воротами и дырой в ограде. Здесь, под этим тополем, собирались мы – я, Толька и Юрка, Ленка, влюбленная в Борьку, и Борька, и Витька, и много другой детворы из окрестных дворов – и играли до темноты, и даже в темноте бегали между деревьями с карманными фонариками. У Борьки был отличный китайский фонарик, дававший плотный, почти точечный пучок света, у Сережки – фонарик с разноцветными стеклами, у меня – фонарь-мигалка. Мы собирались в кружок под тополем и начинали считаться. «Стакан, лимон – выйди вон. Стакан разбился – лимон покатился» ; «Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить – все равно тебе водить» .

Евгений Куклин

ПИСЬМО

С 1 октября из почтового обращения изымаются художественные марки бывшего СССР, использовавшиеся, как знаки почтовой оплаты. Интерфакс.

Старик, высокий худощавый в драповом пальто и островерхой шапке, ждал открытия почты. Он всматривался в темноту окна, узкое лицо его хмурилось, и он нетерпеливо застучал по стеклу. Через минуту дверь громыхнула, сдвинули щеколду, сбросили крюк. Старик вошел, в зальчике пусто, пахнет сургучом, но еще не зажжен свет. Со двора гудела машина, за барьером по ленте транспортера ползли посылки. Работница в синем халате считала, шевеля губами. Когда закончила, продала старику на полтинник марок, сказала "Бросайте в ящик" и ткнула рукой к дверям. На непривычно большом, без железного забрала ящике была полустертая надпись "Для писем" и белый пластмассовый герб "СССР". Конверт на секунду застыл над черной прорезью и шлепнулся на самое дно. Старик вышел с почты, и опираясь на палку, заковылял. Ноги его резко вихляли и вставали на одну линию, во рту его оставался сладковатый привкус клея.

Халина Кулешова

Танцовщица Тай

- Что, девочка, договорились?

- Пошли, только деньги вперед,- сказала девочка так, как это говорили опытные женщины. Хотелось кушать. Очень-очень.

*******

По дороге из Тагорины в Чишкеш Семья Чылэ встала лагерем у распутья Столица - Запад. Звездный дождь - счастье для всех,

звездный дождь расчертил фиолетовое небо, не дождь - ливень, потоп. Новорожденная девочка лежала, завернутая в материнскую блузку и платок.

Василий Купцов

Доказательства должны быть вещественны

Хорошо сидеть вечерком после лекции в теплом, сухом кабинете, за разговором с умным собеседником, когда за окном падает препротивный "снег с дождем", а машина - в ремонте, ну да об этом лучше и не вспоминать...

- Итак, Ваши тезисы сводятся к тому, что теперь, защитив диссертацию и получив место на моей кафедре, Вы решили открыть миру истинный источник Ваших знаний? - голос профессора звучал насмешливо.

Сказочная повесть о сотворении мира.

Василий Купцов

Просто шутки...

Время от времени в голову приходят разные смешные глупости, которые вряд ли возможно использовать где-то в своих текстах. Но и отправить в забвение - обидно, ведь они еще могут кого-то рассмешить. Возможно, такая ситуация не только у меня, "копилки шуток" есть, вероятно, и у других. Вот я и решил подать пример - может, еще кто присоединится...

Мифология.

Вшива - божество, покровитель индийских бомжей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Спившийся детектив из отдела по расследованию убийств по имени Уильям Дэмрок умер в моем родном городе – Миллхейвен, штат Иллинойс, – словно для того, чтобы доказать, что эта книга не может быть и никогда не будет написана. Но человек всегда пишет о том, что не дает ему покоя, а потом, когда книга написана, те же события возвращаются к нему вновь и вновь.

Однажды я написал роман под названием «Расколотый надвое» о так называемых убийствах «Голубой розы», и в этом романе я изобразил Дэмрока под именем Хол Эстергаз. Я не ссылался в романе на то, каким образом сам был связан с описанными событиями, но именно эта связь стала одной из причин создания книги (была еще и другая). Я хотел объяснить кое-что самому себе, хотел проверить, смогу ли докопаться до правды, пользуясь старым, испытанным оружием, подобным висящей на стене старинной шпаге, – а именно, словом рассказчика.

В три часа пополудни Майкл Пул выглянул из окна своего номера на втором этаже отеля “Шератон”. Стоял серый ветреный ноябрьский день. Внизу, на стоянке перед отелем, микроавтобус с какими-то неясными символами, очевидно, призывающими к миру во всем мире, на бортах, за рулем которого сидел либо пьяный, либо лунатик, пытался развернуться, не снижая скорости, на крошечном пятачке между въездом на стоянку и первым рядом машин, угрожая разнести их все в пух и прах. На глазах у Майкла он врезался-таки наконец передним бампером в небольшой покрытый пылью “Камаро”, смяв весь перед машины. Заревела сирена. Водитель подал назад, и Майкл на секунду решил, что тот собирается удрать с места происшествия, помяв еще парочку автомобилей. Но вместо этого водитель поставил фургон на свободное место в том же ряду. “Что ж, – подумал Майкл. – “Камаро” был принесен в жертву за возможность припарковаться в соседнем ряду”.

В возрасте десяти лет Том Пасмор попал под машину. Он умер и уже проходил сквозь туннель, когда его вернули обратно. Но он возвратился не совсем таким, каким был. Теперь он мог видеть темную суть окружающих его людей. Постепенно это прошло, но прежним мальчиком он так и не стал. Он стал читать книги. Много книг. Но больше всего ему нравились детективы. Может и не удивительно, что когда он вырос и заканчивал учиться в школе, он заинтересовался убийствами, происходящими на их острове. Попытаться их расследовать — что может быть естественне для такого парня, как Том. Парня, который мог видеть темную суть, но забыл об этом...

– Дело к зиме, – сказала Алисон.

– А?

– Повернуло к зиме уже месяц назад.

– Почему это?

– Какое сегодня число?

– Двадцать первое июля. Вторник.

– Боже,взгляни на эти звезды, – сказала она. – Мне хочется сойти с этой планеты и плыть среди них.

Они с Алисон, кузены с разных концов континента, лежали рядом возле дома их бабушки в сельском Висконсине и смотрели на верхушки темных ореховых деревьев и выше, в небо. С крыльца дома плыл томный голос Орела Робертса. “Моя душа стремится к тебе, Боже”, – взывал он, и тихо смеялась мать Алисон, Лоретта Грининг. Мальчик повернул голову и взглянул сквозь стебли жесткой травы на профиль своей кузины. От нее пахло холодной свежей водой.