Магия на службе у государства

Во все времена существовали люди, обладающие необычайными способностями, которые могли усилием свой воли изменять ход каких-либо событий, исцелять различные недуги или предсказывать будущее. Не секрет, что государственные мужи таких людей побаивались и поэтому стремились быть с ними в дружбе, а ещё лучше, чтобы легче было контролировать, – иметь их у себя на службе.

Именно поэтому еще издревле стали появляться в окружении правителей провидцы. Наиболее умные правители использовали таких людей не только для предсказаний собственной смерти, но в первую очередь применяли такие способности для укрепления обороноспособности страны. Наша книга рассказывает о том, существует ли на самом деле боевая магия, чем занимаются так называемые лаборатории-Х, используются ли сверхъестественные способности человека для охраны государства.

Отрывок из произведения:

Выдержка из «Толкового словаря живого великорусского языка Владимира Даля»:

«МАГИЯ - знание и употребление на деле тайных сил природы, невещественных, вообще не признанных естественными науками. Предполагая в делах этих связи человека с духовным миром, различают белую и черную магию: последняя есть чернокнижие, чародейство, волховство, колдовство, волшебство; знахарство может относиться и к тому, и к другому виду. Магический - к магии относящийся. Маг, или магик, - обладатель таинств магии, в том или в другом значении».

Другие книги автора Павел Гросс

Павел Гросс

Солнцеликий(c)

Джордан ухватился иссеченными в кровь руками за корявые прутья клетки. Вокруг не было видно ни одной живой души. Только одиночки-шакалы, где-то вдали подвывали серебряному диску луны, безмолвно подвешенному к усыпанному звездной порошей, небу. Вдруг он почувствовал, как что-то жгучее скатывается по его щеке. Это была слеза. Он провел ладонью по изможденной коже и прошептал, едва улавливая словарный запас, который, не смотря ни на что, все же остался в нестертом, по счастливой случайности, мегабайте памяти матрицы искусственного интеллекта: - ...технология не подвела меня и на этот раз... положение стало безвыходным... Джордан прокашлялся и осел на земляной пол, опершись двумя руками позади себя так, чтобы не упасть на спину. - Да кто же мог предвидеть то, что случилось? Кто? Высший совет или еще кто-то или что-то? Вряд ли тогда, в начале эксперимента никто ничего просто и не мог предвидеть... Моя голова, казалось, раскалывалась на сотни тысяч мелких кусочков, именно поэтому я так и не расслышал того, о чем говорили туземцы. А говорили они вполголоса, жуя красноватую траву, с малюсенькими шипами, рассыпанными острыми кольями по краям поглощаемых ими стеблей. В тот момент я пожалел, что не могу еще говорить с ними. Не потому, что не знаю их языка, а оттого, что после перемещения в параллельное измерение, у меня по не понятной причине, отнялся язык. Ты, вроде бы хочешь пошевелить им, но... вместо нормальной речи, голосовые связки выдают только нечленораздельное мычание. Что-то вроде: а-а-э-э-у-у-а-а... А это, стоит заметить, совершенно не удобно, особенно тогда, когда ты должен принести в чуждый для тебя мир частичку своего. Ведь ты, вернее, я - солнцеликий! Я приподнялся на локтях и решил идти домой, и, встав, наконец, на ноги, стал быстро приводить свой костюм в порядок. Я был крайне удивлен тому, как они смотрели на меня; видимо эта несложная операция очень заняла окружающих меня папуасов. Затем я раскланялся в разные стороны и направился по той же тропинке в обратный путь. И тут в голове что-то щелкнуло, видимо подключился очередной блок памяти. - Черт, - прошептал я, резко остановившись на месте, - как же так? Куда я иду? Но через минуту я вспомнил, что нахожусь в этом совершенно невообразимом месте вот уже третью неделю, даря туземцам свои знания, главным образом из области... хотя, какое это имеет теперь значение? Я для них - солнцеликий, тот, который несет правду, тот который несет мир и взаимопонимание, тот, которого можно назвать божественным посланником. А если все это именно так - я добился основной цели миссии. Помню, как я стоял, и наблюдал, пока несмышленые туземцы меня не заметили. Двое мужчин возились с чем-то на крыше одной из многочисленных хижин. Несколько молоденьких девушек, с губами-персиками, и еще, кажется, темнокожий мальчуган, сидя на земле, рукодельничали: плели циновки из листьев кокосовой пальмы и... подавали их по готовности, тем, кто чинил крышу. Тишина, покой и постоянное благоденствие. Сказка! И тут... Туземцы, наконец-таки, заметили меня. Пронзительные крики переплелись в одно, едва уловимое мгновение, с диким визгом, началась жуткая суматоха. Все без исключения женщины в ужасе хватали свои чада, которые от этого еще сильнее начинали вопить детским, надрывным криком. Подростки мечутся и визжат, визжат и мечутся, словно ошпаренные кипятком кошки. А на обширную площадку, разлившуюся прогалиной среди пальм, сбегаются... вооруженные мужчины, в набедренных повязках и смотрят... враждебно и угрюмо. Помню, как в этот момент у меня заколотилось сердце, готовое в любой момент выскочить из груди и упасть прямо перед моими ногами. Не трудно было заметить, что мое появление было им крайне неприятно... А матрица в этот самый момент искала самый удобный выход из сложившейся ситуации. Представляю, как по ее тонюсеньким жилам бегали взад-вперед мельчайшие частицы протовещества, то и дело, сталкиваясь, друг с другом... Хотя, будь я на их месте, вел бы себя, наверное, во сто крат хуже. И это было бы совершенно нормальным поведением обычного МАТРИЧНОГО, но... я солнцеликий и это - совершенно разные, несовместимые друг с другом, вещи. Туземцы позже рассказали мне, что появившаяся изниоткуда капсула, привела их трепетный ужас. Еще бы, прямо из воздуха, на вершине небольшого пригорка, возле пожухлого куста, совершенно неожиданно, появляется нечто... шипит, и через мгновение разваливается на четыре равновытянутые по длине, половинки. Они тогда думали, что пришел, предреченный в старинных легендах, конец света. И, естественно, туземцы ошиблись... Здоровые, полные сил мужчины, начали тут же убивать свиней и собак, с единственной целью, попытаться, хоть как-то, но умилостивить невиданное чудище. А отчасти... как следует набить животы перед апокалипсисом. Многие жители мира скрылись высоко в горах, но только тот, кто мог хорошо бегать; а некоторые, особо рьяные почитатели солнцеликого, (я был крайне удивлен!) принялись рыть палками землю для... собственных могил. Они даже ложились в них, скрещивая руки крестом у себя на груди, ожидая конца всего сущего. И только на следующее утро, когда спал предрассветный, словно парное молоко туман, набравшись храбрости, они выбрались на холмик с успевшим обуглиться кустиком, дабы посмотреть на крестообразные останки капсулы и... на меня солнцеликого. И увидев человека эпохи МАТРИЧНЫХ, тут же приняли меня за духа святых предков. В принципе, Высший совет оказался прав в расчетах. Они на протяжении длительного времени, но изредка, подбрасывали туземцам информацию: то о солнцеликом, который отдал жизнь за таких же, как и он, то о религии МАТРИЧНЫХ, которая, по их мнению, должна быть непоколебимой. И... слаборазвитый народ, умеющий плести циновки из пальмовых листьев, да строить шаткие бамбуковые домики, им поверил. И вот, наконец, появился тот, которого они так долго ждали, быть может, две тысячи лет с гаком. Один, из пришедших на холм держался позади всех остальных. Я грешным делом смекнул, что он местный шаман, об этом, по крайней мере, говорили его пылающие внутренним огнем глаза. Конечно же, он знал о МАТРИЧНОМ, вернее, солнцеликом, почти все. Но он до сих пор никогда не видел того, кто сможет пожертвовать собой ради его народа. И вот долгожданный час наступил... Так он, довольно долго, не решался подойти ко мне, ощущая всеми своими членами трепетный ужас перед появлением солнцеликого. Тогда я сам решился первым шагнуть к нему. Первое, что он хотел сделать - убежать, куда глаза глядят. Но тут же был остановлен остальными мужчинами, некоторые из которых уже успели даже потрогать останки капсулы, распластавшиеся на вершине холмика в виде их древнего тотема - креста. Более того, самые смелые теперь трогали меня, кто за руки, кто за ноги, не веря глазам своим, и, предвкушая при этом истинное наслаждение, чего нельзя было сказать обо мне. Посмотрев на меня, он долго смеялся, а затем... стал прыгать с ноги на ногу, стоя на месте. Видимо ожидание, ох, как же я ошибался, привело шамана в этот дикий, почти неописуемый восторг. А во что верил я?!.. Трудно сказать, по крайне мере, теперь, когда шаман, в сопровождении своей охраны, рыщет по деревне в поисках копья, которым, а об этом говорится в древних преданиях этого мира, я - солнцеликий, во имя спасения страждущих... Жуть, но факт остается фактом, тем более что папуасы уже успели соорудить возле кустика на холмике, из останков моей капсулы, что-то вроде смертельного одра, а проще говоря - креста, на котором я утром, а осталось не более получаса, должен быть распят. Да-а-а, но ничего не попишешь. Я, конечно, пытался связаться с Высшим советом, но все мои попытки оказались всего лишь шаткой надеждой, которой теперь не суждено исполниться никогда. Когда меня готовили к путешествию, помню, как сейчас, главный судья тот, что с седой, как у старика бородой, ласково сказал: - Будь воля моя, я бы не стал проводить этот эксперимент. Поверь мне! Но... ты избран МАТРИЧНЫМИ с единственной целью... Он приложил к губам массивный кулак, прокашлялся в него, а затем в таком же спокойном тоне продолжил: - Наша энергия на исходе, и только ты можешь исправить все, что спустя несколько недель может быть уничтожено. Только ты и никто кроме тебя. Помню, как я тогда испугался этих убийственных слов. Даже чуть было не потерял сознание. Но, не смотря ни на что, прошептал так тихо, что никто, кроме главного судьи меня не мог услышать: - А как же технология, как же гигантские платы, установленные на улицах городов и весей, как же, в конце концов, глобальный разум. Я должен принести себя в жертву, но дать при этом всем МАТРИЧНЫМ один единственный шанс... выжить?!.. По моим щеками пробежали тоненькие, но горючие, как кипяток, ниточки слез, а главный судья улыбнулся и склоклонившись к моему уху, тихо сказал: - Да, ты прав, только так мы сможем сохранить всех МАТРИЧНЫХ... только так. Других вариантов у нас нет! Мое сердце сжалось в жалкий, почти отсутствующий в груди комок. Я зарыдал, но судья, склонив голову на бок, продолжил: - Но твоей жертвы не будет. Ты останешься жив. Технология, сын мой, технология... технолог... техноло... Далеко впереди замаячили светляками горящие факелы туземцев. Кто-то отдаленно кричал: - Да, не забудьте, что солнцеликого в начале стоит прибить по рукам и ногам к распятию, дать ему повисеть дня три, и только потом... потом проткнуть его этим самым копьем! Иначе он не спасет нас! Как жаль, что я слишком привык к этому народу, к каждому члену этого, не растленного МАТРИЧНОЙ цивилизацией, обществу... как жаль, что я, в конце концов, научился понимать их язык. - А как же... технология?!.. - прошептал солнцеликий, глядя на приближающуюся к клетке толпу. Он попятился к двум, приставленным вплотную друг к другу, плетеным корзинам и... тут же укололся. Сонцеликий пошарил по земле окровавленной рукой и, нащупав то, что причинило только что ему боль, преподнес ЭТО к лицу. Венок, обычный терновый венок и ничего больше... - ...технология не подвела меня и на этот раз... положение стало безвыходным...

Павел Гросс

Скалли(c)

(из цикла рассказов "Темные истории" (c))

Привет, привет, проходи, не стесняйся... Только не шуми, пожалуйста! Видишь, на моих коленях лежит старая книга. Это очень древний трактат о... ведьмах. Ну не шуми же, прошу тебя. Ты взволнован?! Давай-ка лучше я на минутку отложу свое чтение и расскажу тебе об одной из них... ведьме по имени Скалли.

О, мученица, смерть принявшая за Правду, Когда воспрянет мир от власти Предрассудков, Покрывших память о тебе Гнуснейшей ложью, Пусть о тебе вспомянут Добрым словом.

Павел Гросс

Проклятый остров

(из цикла рассказов "Темные истории" (c))

Не спишь?! Нет, нет, я не собираюсь тебя пугать, ни в коем случае... Я расскажу тебе довольно старую можно сказать, древнюю легенду, хотя, стоп! Это вовсе не легенда. Возьми в руки географический атлас, и найди на нем остров Великобритания. Нашел? Теперь отыщи Шотландию. Именно о ней сегодня мы с тобой и поговорим...

На северо-западе Шотландии в горной долине есть небольшой старинный городок Олден...

Смерть местного Санта Клауса в маленьком провинциальном городке в канун Рождества…

Нелепость?

Нет...

Одно из абсолютно идентичных преступлений, происходящих раз в год. Всегда - в канун Рождества. Всегда в маленьком городке...

"Работа" маньяка?

По крайней мере такова версия Скалли, начинающей собственное расследование.

Но факты говорят о другом. О чем-то куда более странном...

Так начинается новое дело "Секретных материалов"...

Дядя Сэм проснулся в тот момент, когда рядом с ним с грохотом обрушились стропила. Гадство какое, подумал он, отползая от извивающихся языков пламени, едва-едва не хватающих его за дырявые башмаки. Какой-то пьяный ублюдок поджег чердак. Поджег, кол ему в жопу! Договаривались ведь не разжигать костер ночью. Нет, кому-то… холодно стало…

Справа от Сэма что-то с хлопком взорвалось и он, чуя нутром, запах курносой… коснулся чьей-то холодной ладони. В слуховом окне появилась чумазая физиономия Хриплого.

Павел Андреевич Гросс

Морфология Кер

"Рыщут и Злоба, и Смута, и страшная

Смерть между ними:

Держит она то пронзённого, то не пронзённого ловит,

Или убитого за ногу тело волочит по сече;

Риза на персях её обагровлена кровью людскою.

В битве, как люди живые, они нападают и бьются,

И один перед другим увлекают кровавые трупы."

( "Илиада", перевод Н. Гнедича )

От автора: Сюжет основан на реальных событиях и фактах..

Павел Гросс

Эмиссар(c)

Роман

(кибер-панк... фрагмент)

Из рекламы:

Около дома на скамейке сидят три подростка, кушают шоколад. "...у меня стрелялка есть новая - отпад, монстры - жуть... Тихонько открывается дверь парадной. Из нее выходит детина- подросток с опустошенным лицом. Проходя мимо трех приятелей, сидящих на скамейке, разворачивается на месте, замирает с вынесенной в ударе ногой, бросает им: - All be back! ...и идет дальше. Подросток, разжевывая шоколадку: - Уроды, они такие же, как Паша..."

Банки грабят часто. Но - часто ли грабители, оставляющие за собой вереницу убитых и вскрытые сейфы, появляются из монитора банковского компьютера? Бред одуревших от ужаса свидетелей? Скалли предполагает именно это. Однако Молдер уверен - свидетели вовсе не лгут и не галлюцинируют. Просто им случилось увидеть нечто, во что трудно поверить. Так начинается новое дело "Секретных материалов"...

Роман написан в соавторстве с Эдуардом Казаровым (автор детектива "ЭФФЕКТ БУМЕРАНГА" "Эксмо", 2003., (в основе несколько моих неизданных повестей и рассказов).

Павел Гросс

Популярные книги в жанре Эзотерика

«Богатство мира – внутри нас! И только изменение ошибочного мышления о деньгах может уничтожить бедность», – утверждает Наталия Правдина, один из самых известных специалистов позитивной трансформации сознания, мастер фэншуй и автор многочисленных бестселлеров.

Этот календарь поможет вам заменить психологию бедности – психологией богатства. Мощные аффирмации, секретные мантры, ритуалы по привлечению денег и, конечно, правила древнекитайского учения фэншуй сделают каждый день этого года счастливым. И помните, что богатый человек – это не тот, у кого полные карманы денег, а тот, кто счастлив, красив, весел, свободен, окружен друзьями и любимыми людьми.

Эта книга открывает авторскую серию известного целителя, врача-терапевта, экстрасенса Андрея Затеева "Школа практического хилерства". И первая книга серии - особенная: в ней автор рассказывает о своем участии в популярном телепроекте.

Он искренне делится с нами не только своими внушительными достижениями, но и неудачами, которые на деле обернулись бесценным опытом, а также описывает других знаменитых экстрасенсов, с которыми он общался и подружился на проекте. Параллельно идут невероятно увлекательные и поразительные воспоминания о разнообразных случаях из целительской практики автора - о трансхирургии, о внетелесных путешествиях, о лечении и поиске людей и т. д., а также свидетельства реальных людей, получивших помощь экстрасенса.…

Вряд ли бывает время удачнее, для того чтобы все начать с самого начала, чем канун Нового года. Давайте воплощать в жизнь свои мечты о счастье и любви с первого января 2013 года вместе с нашим календарем!

Простые и действенные советы на каждый день помогут вам в постижении психологии счастья и позитивного мышления, откроют тайны тантры и методы похудения, посвятят в магию камней и восточной кухни.

День за днем ваша жизнь будет незаметно меняться к лучшему, если, конечно, вы будете неуклонно следовать советам и рекомендациям Наталии Правдиной, автора уникальной системы позитивной трансформации сознания, самого известного в России специалиста древнекитайского учения фэншуй.

Пусть ни один день нового года не пройдет для вас даром!

Измените свою судьбу! Обретите любовь и счастье в новом году!

Экстрасенсы, маги, волшебники, что мы знаем о жизни этих людей? Ничего или почти ничего. Они для нас остаются загадкой. Мы не знаем их происхождения, не знаем, о чем они думают, не знаем, как они переживают жизненные трудности. Экстрасенсы в первую очередь люди, а потом уже маги и волшебники.

Чтобы идти по жизни рука об руку с успехом, богатством и процветанием, нужно лишь попасть в ритм Вселенной. Какое бы дело вам не предстояло, важно помнить, что ваши психика и тело зависят от ритмов Природы. Согласуйте свою жизнь с космическими биоритмами, и вам не придется тратить силы на преодоление препятствий и постоянную борьбу с внешним миром – деньги сами потекут вам в руки.

Эта книга-календарь на 2010 год содержит совет на каждый день. Прислушайтесь к нему, и неудачи останутся в прошлом. Мощнейшие денежные и защитные символы, которые вы найдете здесь, ускорят ваш путь к успеху. Раз в неделю вам нужно активизировать необходимый символ, и он поможет решить многие сложные вопросы, разбудит творческие способности, притянет нужные энергии и в конце концов поможет вам стать очень богатым и успешным человеком.

Мы даже не подозреваем, насколько окружающие нас вещи могут влиять на нашу жизнь.

Мы украшаем дом, покупаем или привозим из поездок дорогие безделушки и вдруг начинаются болезни, проблемы с деньгами, ссоры. Дело в том, что многие вещи «заряжены» особой информацией, которую на протяжении веков насыщал энергетически тот или иной народ. Не понимая «послания», которое несет вещь, мы можем как навредить себе, так и значительно помочь.

Понять послание – значит, правильно обращаться и общаться с вещью, правильно поставить ее в доме, правильно окружить другими предметами!

Разгадать тайный код предметов, узнать их секреты вам поможет эта книга. Зная «код» простой вещи или сувенира, вы сможете упрочить материальное положение, обрести здоровье, признание, найти любовь и создать семью, защитить близких от несчастий. Вы узнаете, как выбрать украшение для дома или офиса, чтобы оно принесло удачу и процветание, а также научитесь находить энергетические места разных помещений и активизировать их энергией предметов.

Крайон, бесплотный дух, пребывающий в Божественности, пришел к нам, чтобы мягко и бережно помогать людям идти по пути Света и строить новую Землю – прекрасную планету, исполненную энергий райского блаженства.

Перед вами новые послания Крайона, предназначенные для людей в условиях обновленной Земли. Вы узнаете об 11 задачах, которые следует выполнять всем, чтобы впустить в себя Свет и Любовь Бога и быть готовыми к переменам, которые небывалыми темпами идут на Земле.

И если вы изъявите желание выполнять работу Света, способствуя объединению человечества с Божественной Вселенной, то в вашу жизнь войдет чудо: ваши просьбы мгновенно будут услышаны, к вам придут знания и силы, вы преобразите себя и свою жизнь, наполнив ее Светом и Любовью, вы будете в первых рядах тех, кто сейчас воплощает давнюю мечту человечества о Рае на Земле.

Инженер едет домой к семье, но внезапно погибает в автомобильной аварии. Жизнь после смерти приобретает форму участия в виртуальной игре, в ней ему поставлены строгие ограничения, невыполнение которых приведет к окончательной гибели. Но если герой справится с испытаниями, то получит шанс вернуться к семье. Первичная локация нубятник. Так ли он безопасен, как наивно ожидают игроки? Могут ли помочь технические навыки выжить в мире эльфов и гномов, монстров и вампиров? Протянут ли другие игроки руку помощи оказавшемуся в сложной ситуации новичку или от них приходится ждать только удара в спину?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жила в зоопарке белая медведица Звёздочка. Однажды зимой родился у неё медвежонок.

Но поначалу увидеть его было непросто. Ведь медвежата рождаются совсем маленькими, шерсть у них редкая, и в стужу, если мать от них отойдёт, они могут легко простудиться и погибнуть.

Медведицу не беспокоили. Пусть себе лежит да детёныша греет, а как подрастёт, тогда сам покажется.

И верно. Месяца через два из-за медведицы показался любопытный чёрный носик и чёрные глазки.

rusahС.Виленский[email protected] ver. 10.20c2007-09-061.0Данилов С.П.Избранное. В 2-х т. Т.2. Красавица АмгаСовременникМосква1988Данилов С.П. Избранное. В 2-х т. Т.2. Красавица Амга: Роман. Рассказы. М., Современник, 1988. С.415-422.

Двое

Тундра… Вы были в тундре? Как же мне рассказать о ней, чтобы вы её почувствовали, увидели? Я мог бы, конечно, назвать её прекрасной, величественной, суровой. Бывает она и страшной…

Тундра…

В ясный весенний день небо над ней светло-голубое, чистое. Куда ни посмотришь — кругом снег, снег, снег. Белый, как лебединое крыло. А на восходе огромного северного солнца снег сверкает, как драгоценные камни, переливается — изумрудный, лиловый, розовый.

Начинается день, и снег синеет, как небо.

Зимой, когда солнца нет, снег серый, словно дым, пепельный.

Тундра…

Куда ни глянешь — снег, снег, снег… Едешь день, едешь два, десять, двадцать дней, и нет ей конца и края. Едешь сегодня, как вчера, кругом — снег, снег, снег…

Снег и небо, небо и снег.

Словно нигде не шумит тайга, не светятся города, не встречаются люди.

Летящий ветер, восточный ветер… Поднимешь голову — снег, снег, и над ним тяжёлые, наползающие друг на друга тучи…

Тундра…

Ветер уже начинал понемножку тормошить, расшевеливать снега.

— Хэй! — крикнул на своих оленей старый Байбаас.

Головной олень рванулся вперёд. Из-под копыт в нарту полетели комья снега.

Ветер всё усиливался. И вот закружилась, завертелась снежная пыль. Небо исчезло. А Байбаас спокоен, он едет и поёт свою песню:

«Слушай, тундра. Говорят, Байбаасу шестьдесят лет. Верно, тундра, мне шестьдесят лет. Говорят, стар Байбаас. Нет, я не стар, тундра».

Он поёт и вспоминает собрание колхозников, вспоминает, как предлагают молодому Эрбэхтэю соревноваться с ним. А Эрбэхтэй даже рукой махнул: как можно соревноваться со стариком? Ой как обиделся Байбаас! Но смолчал. Хвастливый парень Эрбэхтэй, но из него выйдет хороший охотник. А пока пусть болтает. Совсем молодой парень. Стариком назвал! Какой же Байбаас старик? Шестьдесят лет — это разве для охотника много? Вот только в начале зимы ему не повезло. А они думают, что Байбаас уже не может промышлять. Ну что ж, пусть думают. Байбаас им докажет. Ты ведь это знаешь, тундра…

Неба не видно, а Байбаас едет, едет и поёт.

Уже в нарте семь песцов — большие песцы, хорошие. Умеет ставить Байбаас капканы. Ты шуми, тундра, всю ночь шуми. А потом хватит. Надо Байбаасу другие капканы посмотреть, а то волки смотреть капканы будут — от песцов только клочья останутся. Волков много стало, стрелять их надо; а в колхозе вертолёта ждут, с вертолёта стрелять хотят. Не летит вертолёт. Раньше и так волков били, а теперь сидят сложа руки. Молодые, ленивые.

Тундра шумит.

Байбаас едет и поёт:

«Скоро охотничья избушка, тепло будет, чай будет. Шуми, тундра, ночь шуми, а потом хватит. Оленей жалко. Трое суток не ели досыта. Около избушки какой мох — все поели, а далеко отпускать нельзя — волки».

Байбаас не правит, не понукает оленей. Головной сам знает, куда ехать, сам выбирает. А вот второй олень совсем устал.

Шумит тундра…

Вдруг олени шарахнулись в сторону. Байбаас чуть не вывалился из нарты. Чего они испугались? Волков чуют? Впереди что-то чернело. Что это? Раньше здесь ничего не было. Нет, не волк. Голодный медведь из тайги вышел или олень заблудший?

Байбаас остановил оленей, взял карабин. Ба! Это же избушка! Труба торчит. Удивительно. Кто мог построить? Место плохое, на самом ветру. Байбаас подъехал ещё ближе. Нет, это не избушка. Трактор, откуда? Зачем он здесь? Байбаас приподнял шапку, прислушался: не гудит, мотор не работает. Он объехал трактор, привстал, заглянул в кабину. Никого нет. В санях — брёвна. Говорили, что рыбозавод строит дома для рыбаков в Кумахтахе, около моря. Значит, эти брёвна туда везли. А где же человек? Куда он мог уйти пешком? А это что?! Байбаас нагнулся, взял в руки обгоревшую тряпку. Видно, телогрейка сгорела.

Байбаас влез в кабину. Там пахло гарью. Байбаас быстро спрыгнул. Беда! Пожар был! Где же тракторист? Байбаас стал искать следы. Трактор ещё тёплый, человек далеко не ушёл. Вот след, вот…

Байбаас, ведя за собой оленей, медленно шёл по следу. А вот здесь человек падал. Опять пошёл. А вот на коленях полз. Да что с ним?! Что с ним такое?

Байбаас уже бежал по следу и чуть не наткнулся на человека, зарывшегося в снег.

Байбаас приподнял человека и испугался: лицо у него было в волдырях от ожогов. Глаза были закрыты, но человек дышал.

— Друг! — крикнул Байбаас — Слышишь меня?

Человек открыл глаза. Ресниц у него не было.

— Друг, как же ты попал в такую беду?

Байбаас сдернул с плеч человека тяжёлую промасленную тряпку (это была обгоревшая ватная стёганка от капота), снял с себя шапку, скинул кухлянку. Стал одевать тракториста, как ребёнка.

Одел, поднял стёганку, постелил её на нарту и уложил тракториста. Сам он остался в меховом жилете. Голову повязал длинным толстым шарфом. «Спасать надо… Плохой трактор. Так обжёг человека…»

Была ночь, когда молодой тракторист Михась Калиновский отправился в путь.

Снег. Звёзды.

Со стороны могло показаться, что трактор не сам идёт, что кто-то тянет его, ухватившись за лучи фар, как за два светящихся дрожащих троса.

В Кумахтах, где теперь строили дома для рыбаков, Михась возил лес уже дважды. Ему казалось, что к тундре он привык, и нисколько не жалел, что год назад после демобилизации приехал сюда. Он родился в Белоруссии, в деревне, а службу проходил на Дальнем Востоке. Был у них в части якут Семён Петров. Хороший парень. Он говорил, что красивее тундры ничего нет. Вот Михась и поехал посмотреть. Поехал и остался. Понравилось ему тут. И заработок хороший — Михась помогал своим старикам, да и сестре посылал чуть не каждый месяц.

Мотор работал ровно, в кабине было тепло.

Михась напевал какую-то весёлую песенку. Он был молод. Ему хотелось петь. И он пел.

Один среди бесконечно снежной равнины. Так прошла ночь.

Михась видел, как небо светлело, становилось всё шире. И вот на востоке вслед за красным свечением зари возникло огромное холодное солнце Севера. Михась снова увидел живые снега, ослепительную ширь тундры.

Михась открыл дверцу кабины и, высунув голову, крикнул: «О-о, го-го-го-оо!»

И его голос полетел во все концы тундры.

Солнце уже склонилось на запад. Позади осталась половина пути. И тут Михась увидел облака. «Может, пурга будет?» Михась до сих пор не попадал в пургу. Но бояться ему нечего: этого стального оленя, пожалуй, никакая пурга не осилит, а если ничего видно не будет, по компасу можно доехать.

А пурга и в самом деле начиналась.

Михась прислушался к голосу мотора и вдруг встревожился. Он прибавил газ, но трактор шёл с той же скоростью. Неужели двигатель перегрелся?

Михась остановил трактор, открыл капот. Система питания в порядке, с маслом всё нормально… Он начал было осторожно отвинчивать крышку радиатора — пар вырвался со свистом. Михась заглянул в радиатор: вода булькала только на дне. Куда же она девалась? А, вот оно что: течёт. Внизу капает. Да, плохо. Полчаса придётся потерять, но исправить можно.

Он достал ящик с инструментом и принялся запаивать трещину на радиаторе. Работать было трудно — ветер мешал. Наконец запаял. Посмотрел на часы: ну и ну! — целый час возился. Михась влез на гусеницу и стал заводить мотор. Не получается! Застыл мотор! Делать нечего. Михась сделал факел из пакли и принялся разогревать картер. Тут и случилось непоправимое. Сильный порыв ветра вздул пламя, и оно охватило пропитанную маслом ватную стёганку на капоте. Стёганка вспыхнула. Михась растерялся. А длинные языки пламени через раскрытую дверцу уже тянулись в кабину. Загорелось сиденье. Михась сбросил стёганку в снег, скинул телогрейку, вскочил в кабину. Телогрейкой он начал сбивать пламя, но и она загорелась. Жгло лицо, руки. Михась уже ничего не видел. Но он знал, что делает. Сиденье полетело в снег.

«Всё-таки удалось сбить пламя. Но руки, руки в волдырях… Как же я такими руками трактор заведу?»

На снегу дымилась ватная стёганка от капота. Телогрейка почти вся сгорела.

У него ещё хватило сил взяться за рычаги. Мотор снова не заводился. «Нет, такими руками ничего не сделаешь. Как же быть? До Кумахтахи километров сорок. Не дойти. Пурга начинается. Оставаться нельзя. Замёрзну. Надо идти на восток, к избушке охотников».

Михась набросил на плечи стёганку, шапку не нашёл. Хорошо хоть компас не потерялся.

Михась побрёл на восток.

Тундра…

Летящий ветер, восточный ветер… снег, снег, а над головой — тяжёлые, наползающие друг на друга тучи.

Тундра…

Вот и узнал тебя Михась…

Он идёт из последних сил, налегает на ветер грудью. В глазах красные, жёлтые круги. Гудит ветер. Кругом снег, снег, снег…

Михась упал и не сразу поднялся.

Гудит ветер. Михась шёл и падал, падал и шёл и, наконец, лежа на снегу, понял, что подняться он уже не сможет. Снег был мягкий и даже тёплый. Хотелось уснуть. Глаза сами закрывались, — уснуть…

«Пропаду, — думал Михась. — Надо идти».

Но идти он не мог и теперь полз, загребая руками снег, задыхаясь.

Он подтягивался на локтях, прижимаясь к снегу горячим лбом.

Тундра…

Так мог погибнуть человек. Один.

Но тундра — это двое.

Старый Байбаас, держа в правой руке вожжи, бежал рядом с нартой, погоняя оленей.

На нарте лежал Михась.

Ветер всё усиливался, снежные вихри налетали со всех сторон, впереди мелькали только спины оленей.

Байбаас догнал оленей и увидел, что нарту везёт один головной олень, а второй совсем обессилел, не тянет нарту.

Жалко Байбаасу, очень жалко оставлять в тундре свою добычу, но что делать? Пришлось закопать в снег песцов, хоть этим облегчить нарту. Больше он своих песцов не увидит: почуют их по запаху волки и сожрут. Ничего не поделаешь.

Потом стал сдавать и головной олень. Байбаас, как мог, помогал ему: толкал нарту сзади.

Когда головной олень стал шататься от ветра, а Байбаас уже совсем задыхался, показалась наконец избушка охотников. Теперь согреть надо человека…

Байбаас нашел в избушке всё необходимое: дрова для печи, масло, рыбу, мясо, посуду для варки пищи, оленью шкуру — чтобы было на чём отдохнуть. Всё это было приготовлено в избушке на случай беды — по обычаю тундры.

Уложив тракториста на оленью шкуру, Байбаас затопил железную печку и набил чайник снегом.

Железная печка раскалилась быстро, в избушке стало тепло. Байбаас поставил вариться мясо и подсел к трактористу, который не открывал глаз, только изредка тихо-тихо стонал.

При свете свечи Байбаас увидел, что он совсем молодой. Байбаас не помнил такого тракториста на рыбозаводе, — видно, новый, приехал недавно.

Байбаас стал поить парня с ложки. Веки у него дрогнули, он открыл глаза. Байбаас обрадовался:

— Сынок, как себя чувствуешь?

Тот ничего не ответил. Из потрескавшихся губ его сочилась кровь. Байбаас вспомнил, как лечили раньше ожоги медвежьим жиром. Но сейчас его нигде не достанешь, и потом, медвежий жир не поможет: ожоги очень большие. В посёлок везти надо, в больницу. «Как же я поеду завтра? Олени опять голодные, — так думал Байбаас, прислушиваясь к тундре. — Где теперь родители этого парня? Они, наверное, не знают, что их сын попал в беду».

Вдруг больной пошевелился.

Байбаас приложил ухо к его губам.

— Где… я?

— В тундре. Не бойся, — ответил Байбаас по-якутски. И, спохватившись, сказал по-русски: — Я охотньик… Тундра, юрта…

— Пить…

Байбаас напоил его чаем из стакана.

— Может, поешь? Мясо… мясо… килиэп… Балык…

Парень не ответил.

— Как имя?

— Мих-ась…

— Мэхээс? — удивлённо воскликнул Байбаас. — Мэхээс, да?

Парень кивнул.

— Мэхээс! У тебя якутское имя. Моего отца тоже звали Мэхээсом. А откуда ты?

— Белорус… Бело… рус…

— Так, так, сейчас понятно. Значит, белорус… На войне был мой брат, вот там и воевал. Мэхээс, я — сын Мэхээсэ, а ты тоже Мэхээс! — бормотал радостно Байбаас. — Будешь кушать, Мэхээс? Ты бы покушал, подкрепился.

Михась закрыл глаза. Байбаас вышел за дверь, набрал в тряпку снега, приложил ко лбу Михася.

— Мэхээс, не бойся. Вот скоро притихнет ветер, поедем. У нас есть хороший лекарь, очень хороший человек. Даже мёртвого оживить может. Тебя, Мэхээс, он обязательно полечит, — бормотал Байбаас. — Не бойся, парень… Он тебя вылечит… Слышишь, Мэхээс?

Байбаас всё подкладывал в печь дрова, кипятил чай.

«Тундра, не надо шуметь. Человек совсем больной. Тундра, ты слышишь меня?»

После полуночи ветер начал стихать. Байбаас решил ехать, не ожидая полного затишья.

Олени Байбааса за ночь совсем не отдохнули. Второй олень далее не встал, когда Байбаас вышел из избушки. Что ж, придётся его здесь оставить.

Байбаас почти насильно накормил Михася супом и сам поел досыта.

Остатки сваренного мяса и другую еду положил на полку. Налил бульон в бутылку, сунул её за пазуху: пригодится в пути. Отрезал от буханки половину, отдал оленям.

Запряг головного.

Оказывается, тундра только притихла и теперь снова бушевала. Всё было так же, как вчера: олень тянул нарту, а Байбаас толкал её сзади.

«Еще километров сорок. До вечера доедем», — думал Байбаас.

Когда до посёлка оставалось километров пять, олень поранил левую переднюю ногу, из раны потекла кровь. Олень виновато посмотрел на своего хозяина. Головного никогда не надо было понукать… Раз остановился — значит, всё. Байбаас освободил его от постромок и сам повёз нарту, налегая на лямку. Тяжело. Очень тяжело.

Олень шёл за нартой, но всё больше отставал. «Ничего, хороший олень, не пропадёт, сам вернётся домой».

— Ничего, ничего, — твердил Байбаас и шёл, шёл, шёл…

Тундра…

Снег, снег, снег. Снег в лицо.

«Неправду говорят, что стар Байбаас. Дойду».

Вечером во двор больницы вошел шатаясь облепленный снегом человек. Он тащил за собой нарту. Вокруг с громким лаем носились поселковые собаки.

На шум вышел врач.

Наткнувшись, как слепой, на крыльцо, человек показал ему на нарту, сказал еле слышно:

— Спасите его!.. — и упал.

Врач заметался — кого нести первым: того, кто на нарте, или этого, на снегу.

Тундра — это двое.

1962

Историко-революционный роман об установлении Советской власти в Якутии. Описывается борьба против отряда генерала Пепеляева в 1922-23 гг.