Люди с Южного Креста

Николай КУЛИКОВ

Л Ю Д И

С

Ю Ж Н О Г О

К Р Е С Т А

- Как же мы будем с ними разговаривать? - спросила Белла. - С помощью вот этих штук, - ответил Валерка, прикрепив себе к виску черную коробочку. - Теперь я знаю все языки Вселенной. Обыкновенное кибернетическое устройство, между прочим, их изобретение. В этот момент автобус так тряхнуло, что Валерка вынужден был замолчать. - Ну, а что же будем мы делать? - снова спросила Белла. - Как что? Показывать планету. Автобус вторично тряхнуло. - Вот черт! Ну и дорога, - выругался Валерка, но автобус уже свернул на прямое шоссе. До кордона ехать пришлось очень медленно, в плотном потоке автомашин. У кордона туристов отсеяли, и только микроавтобус гордо поехал дальше. - Приехали, - сказал Валерка, вставая. - Где? - Вот, - Валерка показал на многоэтажное здание, сверкающее на солнце стеклом. - Вот здесь и живут пришельцы из иного мира. Один из пришельцев стоял на лестнице и с наслаждением втягивал в себя свежий степной воздух. - Привет, - коротко бросил ему Валерка. - Здравствуй, - ответил пришелец, отвешивая церемонный поклон Белле. - Это - Белла, а это - Ркеор, - сказал Валерка. Белла протянула руку Ркеору, а он вначале не понял жеста, отпрянул, потом что-то вспомнил и пожал крошечную ручку Беллы. - Вот этому человеку мы и будем показывать планету. - Сначала составим план, - сказала Белла. - План? Зачем нам нужен план? Положимся на волю случая, так будет интереснее, - сказал Валерка. Ркеор улыбнулся и посмотрел на них. - Итак, что же, план или случай? - спросил Валерка. - Давай случай, - ответил Ркеор. - Порядок, - обрадовался Валерка и вызывающе посмотрел на Беллу. Она молчала. - Подождите меня здесь. Я сейчас приду, - Ркеор быстро сбежал по ступенькам и скрылся в глубине здания. Валерка постучал пальцем по пластмассовым перилам, носком ботинка попробовал отколоть кусочек от гранитной ступени, а Ркеора все еще не было. Наконец он вышел, одетый в черный матовый костюм и черные блестящие ботинки. - Все понятно: мы собираемся странствовать по планете инкогнито. Так, конечно, мы лучше увидим жизнь. Но в таком виде можно идти и на прием к королеве Англии, - сказал Валерка Ркеору. - А что? - обеспокоенно спросил Ркеор. - Ничего. Можете садиться в микроавтобус, сэр. Автобус снова дернулся и покатился по шоссе. - Куда? - спросил Валерка. - В город. Белла шепотом сказала Валерке: - Я тебя не понимаю, как ты можешь так разговаривать с ним? Ведь он же не Витька из третьей лаборатории! - А что? Хотя он работает в своем звездолете не в третьей, а в одиннадцатой лаборатории, но, честное слово, это не меняет дела. - Боже мой! Ведь он же прилетел с другой планеты... - И ты думаешь, что ему до сих пор не осточертело торчать на дипломатических приемах и видеть натянутые, сжатые в маску лица? - Что такое "боже мой"? - вдруг спросил Ркеор. Белла покраснела: Ркеор все слышал. Валерка остался невозмутим: - "Боже мой" - это бессмысленное восклицание. Оно вошло в язык из религии. Ркеор снова повернулся к окну - приближался город. ...Ркеор постигал ступени развития земной архитектуры, а Белла, уткнувшись в стекло, разжигала в себе ненависть к Валерке. Она сильно обиделась на него. - Может быть, Валерик, мы прекратим лекцию и покажем Ркеору жизнь планеты? - Что ты понимаешь в архитектуре! - ответил Валерка. - А жизнь планеты? Ну, жизнь планеты яснее всего видна на вокзалах. В этот момент удар грома заложил Белле уши, сверкнула молния, и хлынул ливень. - Дождь, - сказал Валерка. - Город всего интереснее во время дождя, если конечно, ты сам останешься сух. Он остановил автобус и открыл дверцу сильно промокшим парням. - Старик! - сказал один из них, влезая в автобус. - До института Астрофизики подкинешь? - Пожалуйста, - Валерка радушно указал на пустые места. Астрофизики уселись на задних скамьях; вода текла с них, тоненькими струйками ползла по стенкам автобуса и собиралась на полу. - После такой бани мне снова придется красить автобус, - с сокрушением сказал Валерка. Один из астрофизиков постучал по стенке автобуса и ответил: - Достаточно нескольких миллионных грамма технеция и эта штука никогда не заржавеет. - Будет весело, если весь мировой запас технеция уйдет на автобусы, возразил Валерка. - В звездах спектрального класса содержится огромное количество технеция, - сказал Ркеор. - Ну, еще не доказано, - вспыхнул астрофизик, - эти данные - результат анализов, которые можно поставить под сомнение. - Под сомнение тут ставить нечего, - спокойно сказал второй астрофизик. Да, высокое содержание технеция согласуется и с теорией эволюции звезд. Хотя, может быть, ты ставишь под сомнение и ее? - А если? - Тогда как же ты объяснишь вспышки сверхновых звезд? - При этих словах Валерка круто повернулся к астрофизикам. Если бы кто-нибудь из них встретился с ним взглядом... Но этого не случилось. - Так как же все-таки ты объяснишь вспышки сверхновых? - продолжал астрофизик. - Например, что ты скажешь о сверхновой, что недавно вспыхнула в созвездии Южного Креста? - Координаты! Координаты звезды? - быстро спросил Ркеор. Астрофизик удивленно посмотрел на Ркеора, но ответил. И вдруг понял, что еще мгновение - и Валерка бросится на него. Лицо водителя было страшно. - Почему я не знал об этом? - голос Ркеора был очень тих. Тонкая кожа на его лице посерела. - Мы думали, чем позднее ты узнаешь, тем будет лучше. Хотели тебя подготовить, - ответил Валерка. Астрофизики смотрели на них, ничего не понимая. - Это Ркеор с Южного Креста, - объяснила Белла. - У меня нет родины... Кончился дождь и из-за тучи выглянуло желтое солнце. Оно было маленьким и круглым.

Другие книги автора Николай Куликов

Николай Куликов

Космос зовет

Тяжело ступая, Риэл прошел мимо огромных красно-оранжевых статуй, изъеденных временем. Эти статуи изваяли предки Риэла, тысячелетия тому назад прилетевшие на Венеру. С тех пор и стоят они перед зданием Великого Совета, огромные, величественные, даже чуть пугающие. Правая аллегорически изображает Марс, левая - Солнце. Между ними ступени из такого же красного камня, ведущие к огромным черно-золотым воротам.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр ПЕТРИН

ВАСИЛЬ ФОМИЧ И ЭВМ

Научно-фантастический рассказ

Внедрили нам ЭВМ - электронно-вычислительную машину, значит.

Стоит она в отдельном кабинете, вся в индикаторах - конденсаторах, электрическими своими внутренностями урчит, глазами разноцветными подмигивает...

А мы переживаем.

Косматый малый в очках, которого к ней наняли оператором на высокий оклад, хвалится:

- Десять бухгалтерий может заменить! В нее заложено мозгов приблизительно на сто человек!

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРОСТО ЖЕНЩИНА

Фантастический рассказ

- Она может несколько дней быть ласковой, отзывчивой, мгновенно улавливать малейшие нюансы моего настроения. Но вдруг без видимой причины срыв. И ее не узнать. Становится недоверчивой и раздражительной. Может наговорить колкостей, спровоцировать ссору. Потом столь же внезапный поворот к идиллии, словно ничего не произошло. А спустя неделю снова все идет прахом.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

СВЯТОЙ

Фантастический рассказ

- Нет, вы не гомо сапиенс, Луи! Совсем наоборот...

- Хотите меня оскорбить, Милютин? - осведомился Леверрье ледяным тоном.

- Отнюдь! То же самое могу сказать о себе и о любом из нас.

- Значит, с человеком разумным покончено. Тогда кто же я, черт возьми?

- Гомо инкогнитас.

- Человек неизвестный?

- Точнее, непознанный. Мы постигли глубины Вселенной, но так ли уж много знаем о себе? Мозг гения и мозг кретина - даже под электронным микроскопом не обнаружишь разницы. А сколько таинственных явлений, связанных с нашей жизнедеятельностью, истолковано до смешного поверхностно!

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ТАМТАМ

Фантастический рассказ

- В Эквадоре землетрясение, - оторвавшись от газеты, сказал Леверрье.

- Тамтам, - пробормотал Милютин. - Турнедо в стиле Монтморенси великолепная вещь! А знаете, как готовится? Нужно нарезать морковь в форме орешков и тушить в сливочном масле на медленном огне. Поджарить мясо а-ля соте и выложить на гренки. Оставшуюся на сковороде жидкость разбавить белым вином, соусом "Деми-глас" и вскипятить. Донышки артишоков...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

УБИЙСТВО С ОБРАТНЫМ ЗНАКОМ

Фантастический рассказ

Начальник судоводительского факультета Новороссийского-на-Марсе высшего инженерного космического училища Вергилий Герович Мотин стоял у открытой форточки в своем рабочем кабинете, смотрел на стартовое поле Звездного и курил лирский табак.

Дышать здешним воздухом стало возможно после того, как реконструировали атмосферу Марса. А вот курить... И "Кэмэл", и "Золотое руно" при первой же затяжке вызывали припадки удушья. Годился лишь табак с маленькой каменистой планетки в созвездии Лиры. Мотина снабжали им проходившие переподготовку капитаны.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ВОСКРЕСНИ ИЗ МЕРТВЫХ!

Фантастический рассказ

- Как вам это удалось? - спросил Леверрье восхищенно. - Вы превзошли самого себя: Витрувий и Ле Корбюзье словно живые.

- Они и есть живые, - ответил Милютин.

- Не понимаю... Конечно, человек в конце жизни может передать самосознание компьютеру, слиться с ним в общность и тем самым обрести бессмертие. Не биологическое, нет! Так сказать, бессмертие души...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЖАЛКИЕ БЕССМЕРТНЫЕ ДОЖДЕВЫЕ ЧЕРВИ

Фантастический рассказ

- Вы ошибаетесь. Я вовсе не гуманоид. Обыкновенный человек, как и все.

- Но ваш корабль...

- Он не имеет отношения к внеземным цивилизациям. Это не межпланетный корабль и не космический зонд.

- Может быть, вы... из будущего?

- Не из будущего и не из прошлого. Из настоящего. Ваша наука полагает, что время течет непрерывно. Заблуждение! Время прерывисто, оно то течет, то замирает. Мы же этого просто не замечаем. Так человек, потерявший сознание, не способен судить, как долго он был в забытьи. Представьте теперь, что следующие друг за другом импульсы времени намного короче пауз, причем в каждой паузе множество импульсов, принадлежащих к другим последовательностям. Каждая последовательность - самостоятельная реализация времени. Сколько реализаций, столько вселенных, земель, человечеств, существующих как бы параллельно. А если импульсы все укорачиваются?

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЗВЕЗДНАЯ МИНУТА

Фантастический рассказ

Кинопленку можно уничтожить. Память жива, пока жив человек. Потерявший память теряет прошлое. А человек без прошлого - не человек или, во всяком случае, не личность.

Мудрец утверждал, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку: это будет уже другая река. В реку памяти можно входить бессчетно, и она останется все той же илистой рекой памяти. Прошлое на ее дне, под слоем ила.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Куликов В.В., Гаврилов Д.А.

Универсальный Язык или ШАГ ЗА ГОРИЗОНТ

1. Наука и средневековая церковь. Право на истину

2. Новые тенденции или 'хорошо забытые' традиции

3. От революции в науке к эволюции духа

4. Универсальный язык-транслятор диал

5. Информационное Общество

6. Встреча с Высшим Разумом

ПРИЛОЖЕНИЕ

К ВОПРОСУ О НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ

1. Наука и средневековая церковь. Право на истину

Валентин Куликов

ХОЧУ В МИР ИНОЙ

(из цикла "Грядущее Завтра")

Иди один и исцеляй слепых,

Чтобы узнать в тяжелый час сомненья

Учеников злорадное глумленье

И равнодушие толпы... (А.Ахматова)

Солнце слепило сквозь слипшиеся веки. Голова разламывалась от тупой непереносимой боли.

Смутные видения набегали волнами, оставляя за собой спутанные клубки мыслей.

Я чужой в этом мире. Иду на свет, презирая тьму. Хочу видеть мир прекрасным, полным любви и повсюду чувствовать локоть друга. Хочу верить в людей и твердо знать, что тебе помогут в беде. Хочу чтобы меня понимали и поддержали даже тогда, когда понять не в силах. Хочу всего себя, без остатка отдать счастью этих людей, счастью быть с ними вместе. Хочу вопреки всему, вопреки всей вашей логике и здравому смыслу. Вопреки всей пошлости жизни...

Валентин Куликов

ПРОРОКИ ЖЕЛТОГО КАРЛИКА

Глава 1. Глава 2. Глава 3. Глава 4. Глава 5. Глава 6. Глава 7. Глава 8. Глава 9. Глава 10. Послесловие от редакции.

Теплым летним вечером на Юго-Западе столицы, в маленьком скверике, стиснутом стенами домов нового жилого массива, на скамейке, выкрашенной в стандартный зеленый цвет, сидел человек. Ходя прошедший день выдался на редкость жарким, на нем был серый пиджак с коричневым не в тон галстуком и безукоризненно белая, сильно накрахмаленная сорочка. Неуверенное, немного детское выражение белесых глаз выдавало близорукость, а полоска на переносице свидетельствовала, что он лишь недавно снял очки, которые торчали из нагрудного кармана пиджака. Во всем его облике было что-то от машины, остановившейся на минуту лишь для того, чтобы вновь начать размеренное движение. Человек находился в том состоянии, которое принято называть задумчивостью, и редкие прохожие лишь слегка нарушали его спокойное блаженство. Прошедший день, как и многие другие, был бы ничем для него не примечателен, это был бы один из тех дней, которые пролетают так быстро, что от них в памяти остается серая пелена...

Валентин Куликов

Советы постороннего духа

Мифы и духи будущего

Отступать некуда!

Позади Россия...

Миры Империума

Конец детства

От космической

державы к звездной нации

А перемены нужны следующие:

Имел тут недавно беседу за полночь с одним знакомым духом. Его идеи показались интересными и достойными обсуждения. Помещаю присланную им мне по е-мейлу заметку - без изменений.

Пусть безумная идея, но не рубайте сгоряча...