Люди с футляром и без

Я недавно поселился тут.

Каждое утро под моим балконом проходит стройный человек в серой шляпе. Иногда он идет в элегантном костюме, иногда на нем темный макинтош. Но шляпа всегда одна – серая, с обвисшими полями. И всегда при нем коричневый футляр из замши. Он носит его бережно, а когда прикуривает от блестящей зажигалки, то зажимает футляр между ног, чтобы не ставить его на землю.

По форме этот футляр предназначен для гитары или другого музыкального инструмента, похожего на нее.

Другие книги автора Владимир Исаевич Круковер

В книге журналиста и профессионального кинолога Владимира Круковера в доступной форме излагаются основные принципы специальной дрессировки, воспитания, обучения и содержания собак, а также приводятся краткие характеристики пород служебных собак.

Текст для «Собачьей библиотеки» предоставлен автором.

Spellcheck, оформление: ТаКир, 2008

Многие уверяют: чтобы стать ведьмой, вовсе не обязательно проходить какие–то инициации. Просто достаточно три раза подряд сказать «Я — ведьма». Но назваться — не значит быть. Из таких «самоделкиных» и получаются люди, которые наносят своим клиентам максимальный вред.

Существуют подробные инструкции подготовки ведьм и магов. Древние учебники. Именно они послужили основой нашей книги. Это первая книга из серии. Вторая — «Ведьмы и секс» — готовится к выпуску.

Когда–то Мудрые Женщины были жрицами и правили миром — без войн и справедливо.

Надвигающаяся экологическая катастрофа, терроризм, массовое рождение детей–мутантов — перед нашими глазами. Возможно, ведьмы и им подобные последняя надежда человечества?

Моя первая книга о собаках «Обреченные на любовь» вышла в свет в Калининградском издательстве сразу после начала перестройки. В то время требовалось определенное мужество, чтобы вставить в нее несколько абзацев о методах дрессировки собак в спецвойсках Вермахта. Об НКВД, КГБ и подобных организациях я вообще не заикался.

Сейчас эта книга стала библиографической редкостью. Отрывок из нее я приведу в этой главе. Возможно, в следующих изданиях серии я расширю эту тему. И здесь мне бы помогли ваши отзывы и ваши вопросы. Пишите на адрес издательства, письма мне передадут.

Представленная вашему вниманию книга составлена в форме советов и охватывает все вопросы, которые могут возникнуть у родителей в процессе воспитания подрастающего поколения.

Автор попытался обобщить все проблемы воспитания и объяснить те или иные мотивы поведения подростков.

Для широкого круга читателей.

Самые популярные имена мира

Владимир Круковер

Издательство: АСТ, Сталкер

ISBN 5-17-035651-Х, 966-696-982-3; 2006 г.

Аннотация

Книга содержит обширные сведения о самых популярных именах мира. Подробное толкование распространенных имен, календарь святых имен, краткий месяцеслов помогут вам правильно подобрать имя своему ребенку. Кроме того, вы узнаете об истории возникновения личных имен, необходимые сведения об их написании и произношении и многое другое.

Автор постарался в одной книге объединить все вопросы связанные с агрессивностью животных. Тут будет рассказано не только о причинах, но и способах купирования (нейтрализации) повышенной агрессивности, и о методах развития ее у животных излишне добродушных. Вопрос рассмотрен и с медицинской точки зрения, и в аспектах ухода, воспитания, дрессуры.

Эта книга поможет хозяйкам по-новому взглянуть на такой привычный кухонный атрибут, как духовка. Автор предлагает 500 блюд из различных продуктов — мяса, рыбы, дичи, творога, яиц, овощей, грибов, теста, — которые можно приготовить в печи, на духовом вертеле, при использовании решетки. Воспользуйтесь его рекомендациями и на вашем столе появятся такие удивительно вкусные и полезные блюда как запеченая свинина, фаршированная утка, крестьянский суп, каравайчики из рыбы, лодочки с крабами, шашлыки и многое другое… нужно лишь только желание!

Готовя книгу всегда ориентируешься на читательский интерес к ее теме. Всемирная сеть интернета позволяет собрать нужную статистику. Вот какие цифры дает запрос ы Яндекс по слову ПИЯВКА: «Статистика слов: пиявка — 2 520 945».

Данная работа является улучшенным и дополненным изданием 2003 года «Лечит пиявка» Владимира Круковера. В ней лаконично и в достаточно популярной форме рассказано о гирудотерапии, как о весьма перспективной области медицины, возрожденной в последние годы с новыми методиками и новыми технологиями.

Популярные книги в жанре Современная проза

Аркадий ДРАГОМОЩЕНКО

ЭРОТИЗМ ЗА-БЫВАНИЯ

Я вошел - куда не ведаю сам,

Понимание оставляло меня

я стоял - уходило все знание.

Св. Хуан де ля Крус.

Есть множество вещей, о которых почти не представляется возможным говорить, не рискуя впасть в бессодержательную многозначительность, невзирая на то, что эти вещи продолжают оставаться вожделенным объектом описаний и размышлений, пребывая горизонтом не только опыта, но и возможности высказывания о нем. Одновременно такие вещи кажутся до призрачности обыденно-привычными. Но зыбки и таинственны изначально, они, чьи смыслы, не схватываемые рассудком, раздражающие воображение, источали и продолжают источать необыкновенно завораживающее очарование странности бытия, - уже превратились в некое подобие осадка - словари, охотно предоставляющиe любой риторике тот или иной спектр значимостей - или же: историю применения слов, или еще: слепки некогда бытовавших "экзистенциальных территориальностей" (Ф. Гваттари).

Юрий Дружников

Мой первый читатель

Микророман

1.

Позвонила незнакомая женщина, судя по голосу, пожилая. По имени себя не назвала, сказала, что ее муж велел со мной встретиться. Я осторожно поинтересовался, а кто, собственно, ее муж. Она ответила, что скажет потом. Пригласил ее к себе, но она отказалась: лучше на улице. На другой день мы увиделись на площади Революции возле лестницы, ведущей к ГУМу.

Была она с меня ростом, а я не маленький. Возраст неведом, лицо без краски. Из породы худощавых старух, для которых время остановилось. Под маленькими бесцветными глазами мешки: может, что с почками.

Асар Эппель

Чреватая идея

"Наш будет не такой, - созерцая в окошко детей, оравших на узкой - не шире четырех луж - травяной улице, тешился внутренней мыслью бывший беспризорник, а теперь школьный учитель геометрии Н. - Дитя должно быть безупречно, как учебник Киселева", - помыслил он вовсе уж несуразное.

Он и жене говорил: "Наш будет не такой", но в последнее время они заговаривали об этом все реже.

Что ж, начало рассказа составилось, и сейчас я убью воспоминание. Как это делается, сочинители хорошо знают. Кое-кто об этом даже писали.

Асар Эппель

Леонидова победа

Я - Леонид, моя сестра Антонина - маятник, и я их всех ненавижу. Я, Леонид, и про никакие Фермопилы не слыхал, а то бы догадался, что это ножовки с фермы куриной. Я - Леонид, и нас у матери, Пестровой Любови Макарьевны, двое: я - Леонид и моя сестра Антонина. Маятник.

Маятник она потому, что ходит и с боку на бок качается, и ее подучили "я - маятник!" говорить, "я - маятник!". Она не придурошная, она сопливая и дурочка, но я все равно ненавижу кто подучили ее говорить "я - маят-ник". Нашла она трусы Семкины, Мули-Мулинского, хотя у него не эта фамилия - они за стенкой живут, нашла, врот, трусы обоссатые - ее сразу и научили с трусами ходить повторять: "Се-мины трусики! Се-мины трусики!.." Трусы просохли, а она ходит и повторяет: "Се-мины трусики! Се-мины трусики!" И я их всех все равно ненавижу.

Александр Этерман

Мандарин

Представим себе, что некто декламирует киплингово рьяное

"Запад есть Запад,

Восток есть Восток,

И им не сойтись вовек" сладко и сентиментально, как, допустим, верленово

"Я слышал твой голос,

Пронзительный и фальшивый"

или еще лучше:

"Прости и забудь

И не обессудь,

А письма сожги, как мост".

Припишем ему, вдобавок, обычное азиатское косоглазие.

Александр Этерман

Марафон

Алехо Карпентьеру

Нет

легко

только первые сто метров, потом

тяжело.

Счастье, что бежим не по кругу, стадион разматывается, как клубок, а в конце входит, как раскаленная игла. И

опять как раскаленная игла.

Черт дернул

я думал

будет легче и опять ошибся. Нужно наладить дыхание

раз - два, раз-два задудела. Черная судейская машина, которая должна нас охранять - тяжелая, черт,

Александр Этерман

Роза ветров

Томас Джефферсон, будущий президент США и автор вечнозеленой американской "Декларации независимости", счел необходимым в преамбуле к ней написать следующее:

"Когда, в ходе событий, имеющих человеческую природу, для одного народа становится необходимым разорвать политические узы, связывающие его с другим, и приобрести равный - во всем, что касается земных сил, - статус, которым законы природы и Б-г природы их наделили, простое уважение к общечеловеческому мнению требует, чтобы он объявил, какие причины побудили его к отделению.

Александр Этерман

Утомительно помнить, что солнце заходит

1

Утомительно помнить, что солнце заходит, Осень - царство прозрачное, ветер шумит И Шекспира на русский язык переводит.

Механически двигаться около нас, Поглощать золотые кадильницы листьев, Стать немного богаче властителя Лидии И немного оставить на будущий раз.

Год встречает прозрачные стены в упор К воскресенью с трудом остается окурок, Влажный воздух сгущается в пресный раствор, И девицы бояться зайти в переулок.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Б. Окуджаве.

Разбита скрипка Моцарта давно,
Кумир всех пошлостей страны на пьедестале.
И днем и ночью в камере темно,
Проходит время в тягостном угаре.
Какой камзол? Какие башмаки?
Какие кружева на этой рвани?
лишь слабое движение руки
И глаз туберкулезное мерцанье.
Со лба ладони... Боже упаси!
Не убирать... Но скрипка-то разбита.

Арья (Лейб) Гольдберг 1926 года рождения. В Израиле с 1948 года. Проживает в Аффула, где, несмотря на возраст, держит небольшую посудо-хозяйственную лавку. Прибыль ничтожная, пенсия и пособие Германии составляют большую сумму. Но Арья не представляет жизни без труда. Жизнь для Гольдберга особенно ценна, так как он пять раз обманул смерть…

А. Гольдберг

Все почему-то думают, что Польшу оккупировали фашисты. Да, отчасти.

Повести и рассказы-крохотки, писанные В.Крупиным на протяжении долгого времени для православной газеты Севера России «Вера».

v 1.0 – создание fb2 OCR Денис

Трамвай второго маршрута, колесовав Сенную площадь, с дребезгом встал у «Диеты». Двери развязно смялись, и Петр Исполатев, сморгнув от вида зловещей траурной рамки вокруг бортового номера, поднялся в вагон. Громыхнуло железо. Трамвай покатил в метельный коридор Садовой, похожей на летопись русского богатырства, написанную с конца, – в завязке помещался Российский Марс, а в эпилоге – калиновый мосток, как будто.

Заняв свободное место, Исполатев бережно, словно люстру, обнял наплечную сумку. Рядом из-под черного берета сверкнули две спелые виноградины сорта «Изабелла».