Люди и звезды

Пресс-конференция была длинная и скучная. Захваченные врасплох поспешным отлетом «Альбатроса», репортеры лихорадочно рылись в старых подшивках газет, в поисках необычайных вопросов для интервью, которое должно было состояться во второй половине того же дня. Правда, энтузиазм их коллег старшего поколения мог бы предложить им достаточно ресурсов: но так как эта мысль пришла в голову им всем, то вопросы походили один на другой, как две одинаковые ракеты.

Другие книги автора Ион Хобана

Научно-фантастические рассказы румынских писателей

На столе нейрохирургического комплекса астронавт казался профессору выше того, каким он представлял его себе по фоторельефам и трехмерным передачам. Длительная гипотермия сделала его тело холодным как мрамор. Лиловые тени подчеркивали выступающие скулы и опущенные веки.

«Какого цвета у него глаза? Как будто голубые…»

Профессор терпеливо ждал, чтобы ассистентка закрепила контактные линзы, и подошел к комплексу. Все его сомнения разом исчезли. Он должен был верить в свой опыт, в своих сотрудников, в аппаратуру, неспособную ошибиться, если введенная в нее программа была безошибочной.

Где-то справа, в неясном освещении сумерек Нил плавно катил свои воды. Он казался сонным, ленивым, будто ему навеки суждено было оставаться в его просторном русле. Но через несколько месяцев, когда большая Ассуанская плотина…

— Послушай, молодой человек…

Игорь очнулся, поняв лишь тогда, что вертолет застыл над пустыней.

— Ты тут размечтался, — продолжал профессор, — а мы чуть не потеряли сегодня последний след!

— Простите, Николай Петрович…

Проявляя на протяжении более четверти века неослабное увлечение научно-фантастической литературой, поставив на службу этому увлечению замечательные художественные способности, сопрягаемые с активной деятельностью по информации, доказав затем подлинный литературный и критический талант, Ион Хобана получил признание в европейской и даже мировой научной фантастике. (Войну Бугариу)

Ион Хобане

...Своего рода пространство

Обычно я, когда читаю, не включаю приемник. Но музыку не слышу, или вернее, не слушаю. Просто мне необходима звуковая завеса, которая отгородила бы от уличного шума, от повседневных забот, от навязчивых мыслей.

Я перечитывал "Машину времени". Я почти дошел до конца, до того места, где путешественник по времени перед тем, как покинуть Ричмонд, признается, что он вовсе и не путешествовал в будущее, что все это он выдумал. Музыка кончилась, пошли последние известия, и внезапно голос диктора стал еле слышен, приемник забормотал что-то невнятное. Я встал с кресла, чтобы усилить звук, но не успел сделать и шага к приемнику, как вдруг в комнате возник какой-то черно-желтый воздушный вихрь, воздушная волна свалила меня на пол.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Традиционный молодогвардейский сборник научно-фантастических повестей, рассказов, очерков и статей.

…Джошуа был абсолютно непробиваем, как хорошо бронированный танк — для детской рогатки, и все «многотонные снаряды» Рощина звонко отскакивали от его защиты, как самонадеянный мячик для пинг-понга — от пластиковой стены.

Распаляясь и разгораясь, Рощин буквально утопал в лавинообразно нарастающих ошибках. Он швырял в безнадёжные атаки всё новые силы из своих, быстро истощающихся ресурсов, увеличивая количество и без того немалых потерь, швырял в отчаянной надежде пробить хотя бы в одном месте уже вызывавшую у него суеверный страх защиту противника.

Его отсутствие.

Жанет Вестермарк внимательно наблюдала за тремя находившимися в кабинете мужчинами: директором Института, который должен был вот-вот исчезнуть из ее жизни, психологом, который в нее вступал, и мужем, жизнь которого текла параллельно ее жизни, и все-таки совершенно отдельно.

Не только ее занимало это наблюдение. Психолог, Клемент Стекпул, сгорбившись, сидел в кресле, обхватив сильными некрасивыми ладонями колени и выдвинув вперед обезьянье лицо, чтобы лучше видеть Джека Вестермарка — новый объект своих исследований.

Рассказ написан в середине 1940-х годов, но был издан только в 2008 году.

Жизнь продолжается, пока есть кому помнить о мёртвых…

Что, если вы получите возможность «перематывать» время назад, возвращаясь в прошлое на 10 минут? Сможете ли вы достойно распорядиться представленным шансом? Улучшите вы свою жизнь или загоните себя в тупик в бесконечных попытках исправить содеянное? Игорь – обычный парень «с рабочих окраин»: без семьи, без денег, без перспектив. Благодаря случаю, он получает «ретенсер» – устройство, отправляющее владельца на 10 минут в прошлое. Решив, что это шанс исправить свое финансовое положение, герой совершает ряд необдуманных поступков. И вскоре уже вынужден исправлять их последствия. Но действительно ли можно изменить прошлое или все, что происходит с нами – предначертано? У Игоря есть всего несколько дней, чтобы найти ответ на этот вопрос.

НФ очерк из рубрики «Окно в будущее».

Из журнала «Техника — Молодежи» № 11, 1954 г.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Операцию предстояло выполнить обширную: надо было заменить пораженные злокачественной опухолью легкие и удалить метастазы, поставить на место изношенного сердца другое, искусственное. Подобную операцию, конечно, мог бы с успехом сделать любой квалифицированный хирург, однако профессор Эльгин нервничал. Он излишне суетился, ворчал, придираясь к операторам анатомического экрана, которые, как ему показалось, что-то напутали с датчиками. Но датчики были установлены правильно, и трансплантанты подготовлены, и все же Эльгин медлил с началом операции.

Макс Вебер и "новый русский" капитализм

Сразу же оговоримся: мы оставляем пока за скобками эмпирическую историю возникновения и самоутверждения «нового русского» капитализма, результаты которой простые россияне испытывают на себе в течение семи лет «безнадежной любви» к нему, а о другом, собственно социологическом, срезе того же сюжета. Мы попытаемся рассмотреть генезис нашего нынешнего капитализма, – который уже состоялся (хотя и совсем не так, и не в том виде и облике, какой вынашивала в своем «лихорадочном» позднеперестроечном воображении российская леволиберальная интеллигенция), – на более широком культурно-историческом фоне: как один из многочисленных примеров соответствующего типа. То есть подойдем к нему с типологически обобщающей, а не только «уникализирующе-индивидуализирующей» точки зрения, акцентирующей «случайные черты» явления, сосредоточиваясь на его рационально невыразимой «самобытности» (каковая еще так недавно фигурировала в том же интеллигентском сознании, главным образом, под знаком «минус», а сейчас получает, по меньшей мере, амбивалентную оценку).

Кэтрин Джонер – известная певица, композитор, настоящая звезда. Но если бы ее спросили, чего она хочет больше всего, она бы ответила: «Любить и быть любимой». Кэт жаждала любви, будучи ребенком. Она изголодалась по ней, когда подростком скиталась из города в город. И став певицей, Кэтрин отдавала свою любовь публике, и поклонники отвечали ей тем же.

Почему же у Кэт никак не складываются дела на личном фронте? Может быть потому, что иногда бывает очень сложно понять, что счастье рядом.

Кризисный менеджер Линда Кромвелл получает предложение поработать в Бразилии и с радостью принимает его. В солнечном Рио ее ждут неограниченные полномочия, прекрасный кабинет и личный секретарь. Линда счастлива и полна служебного рвения. Но когда полномочия обернутся ловушкой, кабинет – тюремной камерой, а секретарь – мужчиной ее мечты, Линда поймет, что работа – не самое главное в жизни...