Люди, что такое деликатес, Как вы его определяете

Тимофей Корякин

Люди, что такое деликатес? Как вы его определяете?

И понеслось...

??????????????????????????????????????????????????????????????????????????

Деликатес - это такое блюдо, не зная названия которого, ты не можешь повести некрасивую девушку в японский ресторан.

А почему именно некрасивую? Её не жалко? Или красивые не ценят деликатесы?

Ценят, но мы-то, гурманы, особенно те, которые любят рыбу, то есть гурманы в кубе...

Популярные книги в жанре Современная проза

Так это и произошло. Чего уж рассказывать, кстати, вы не видели Микки?

* * *

Нам с Микки просто не повезло. В прошлом году, я наконец-то взял отпуск и отправился с Микки на море. Микки это мой сын, он хороший мальчик, только иногда капризничает. Но когда я сказал ему, что мы едем к морю, он прыгал от радости. Да я и сам чувствовал, что мне необходимо отдохнуть, мало того, что я работаю патологоанатомом, так еще и недавно перенес операцию на глазу — какую-то гадость удаляли. Да, никогда не трите руками глаза. Вот. Так что отдых мне был просто необходим.

— Он меня любил. Ходил, на коленях стоял, умолял выйти замуж, а потом сбежал. Я же не страшная, у меня и фигура неплохая, все говорят, и лицо. Я симпатичная. А я после этого пила, две бутылки могла выпить одна. И даже не пьянела, а когда меня приносили, тот просто дверь открывал и на кровать меня нес, раздевал, а потом всю ночь бегал с тазиком, таблетками. У него таблетки были хорошие, я названия не помню, но от похмелья помогали. А я утром опять уходила и напивалась. А сын у меня не от него, один раз случилось и сразу залетела, он знает, но любит больше дочки. Я бы от тебя родила. А настоящий не знает, да он на него и не похож, красавчик такой, весь в бабушку. А первый, когда я уезжала, на коленях стоял, обещал приехать, вокруг люди были, а он на коленях стоял и говорил, что жить без меня не может. Я его сейчас не люблю. Думала никогда к себе не подпущу, отец обещал его с лестницы спустить. Просто должен кто-то с детьми сидеть. Работу он ищет, да ладно, я же работаю, зато детей теперь есть на кого оставить. Да, живем теперь вместе. Да, и это тоже. Но так, по привычке. Я его не люблю. Нет, тебя я тоже не люблю. А ведь на коленях стоял.

День был хмурым. Низкие тучи и пронизывающий ветер были под стать настроению. Боль, казалось, тоже устала терзать желудок и ушла, оставив лишь слабое жжение где-то в глубине тела.

Отворачиваясь от ветра, я купил в киоске пару газет. С тех пор как врачи запретили мне курить, я потерял половину удовольствия от чтения, но привычка осталась.

Дома, с отвращением выпив стакан теплого молока, я развернул газету.

Уже неделю меня не оставляло чувство, что все в мире катится в пропасть и не осознает этого, чувство недавно оставленного дома. Он еще крепок, дряхлость не коснулась его, но местами уже осыпалась штукатурка, несколько окон уже разбито, и только ветер теребит грязные занавески. Дом обречен, неважно от чего он погибнет, сгниет ли, или сожгут его соседские ребятишки, разберут ли его на дрова, так или иначе дом погибнет.

Выдержки из записок студента, утерянных и невосстановленных.

Сегодня пил пиво в «Викторе» с друзьями, пиво было темным и пилось тяжело. Интересный эффект. Задумался о проблеме человеческого мышления. Человек осознает себя как личность, обладающей свободой выбора. Но, насколько я понял из физиологии, мышление представляет собой поток электрических импульсов, на каждый из которых я повлиять не в силах. Это меня удивило. Думать стало тяжело. Сегодня в трамвае признался девушке в любви. Она улыбнулась и сказала, что подумает. Я заметил, что первое побуждение всегда самое правильное. Она спросила какое. Я ответил, что она обрадовалась. Она сказала, что терпеть не может людей, читающих мысли. Я согласился. После пар зашли выпить по кружке пива. Встретил старого друга. Поговорили о девушках, сошлись на том, что они глупые, но хитрые. Странно, если комплекс импульсов составляют мое я, то как происходит принятие решений. Случайно-предопределенный скачок напряжения или осознанное воздействие на эти импульсы. В первом случае разум детерминированная система. Это мне интуитивно не понравилось. Взяли еще по одной.

…Он дотянул до третьего класса начальной школы — дальше учиться не смог. А когда умер отец, определился посыльным к хозяину одной из бакалейных лавок. Уходил с рассветом и возвращался домой только поздно вечером. Как-то раз, когда он, как обычно, пришел в лавку, хозяин объявил ему, что он уволен. Мальчик как ни старался выяснить, почему его выставляют на улицу, так и не добился ответа.

Он вышел из лавки, но всеми мыслями был еще там, и как ни старался уйти, ноги его не слушались. Мальчик прислонился к кирпичной колонне возле входа, да так и остался стоять. В его голове роилось множество мыслей: он не понимал, в чем его вина, почему хозяин выгнал его? По вечерам, возвращаясь домой, он приносил один заработанный туман, а сегодня и того не было. Слезы навернулись на глаза, в душе поднялась обида. Он медленно повернулся и посмотрел в дверной проем: стоящие на прилавке весы чуть покачивались. Мешки с рисом, горохом и фасолью, как обычно, стояли на полу. Коробки с чаем и куски мыла лежали в деревянных ящиках. Черная с белыми пятнами хозяйская кошка, свернувшись клубком, дремала на мешке с чечевицей. Его бывший хозяин, стоя за прилавком, был поглощен изучением кредитной книги. У мальчика сжалось сердце…

В неком азиатском мегаполисе живет глава гангстерского клана "Трилистник" по имени Ямада Рин. Всё у неё хорошо: соратники любят и холят, конкуренты уважают, враги боятся, полиция обходит стороной. Вот только сердце её украл бессовестный девятихвостый лис-оборотень. Что же должно случиться, чтобы он покинул священную гору и вернулся? 24 часа из жизни босса гангстеров. Продолжение "Шесть дней Ямады Рин"

"Перед вами азиатский мегаполис. Почти шестьсот небоскребов, почти двадцать миллионов мирных жителей. Но в нем встречаются бандиты. И полицейские. Встречаются в мегаполисе и гангстерские кланы. А однажды... Однажды встретились наследница клана "Трилистник" и мелкий мошенник в спортивном костюме... А кому интересно посмотреть на прототипов героев, заходите в наш соавторский ВК-паблик https://vk.com/irien_and_sidha по тегу #Шесть_дней_Ямады_Рин

Как говорила мама Форреста Гампа: «Жизнь – как коробка шоколадных конфет – никогда не знаешь, что попадется». Персонажи этой книги в основном обычные люди, загнанные в тяжелые условия жестокой действительности. Однако, даже осознавая жизнь такой, какой она есть на самом деле, они не перестают надеяться, что смогут отыскать среди вселенского безумия свой «святой грааль», обретя наконец долгожданный покой и свободу, а от того полны решимости идти до конца.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Корявченко Андрей

День чудес

Посвящается ЕЙ

Утро должно начинатся с утра. Именно с утра, а не с дня и тем более с вечера. Петр решил это важное правило проигнорировать и встал поздно вечером. Да нет, даже не вечером, а скорее слишком ранним утром. С трудом открыв глаза, его блуждающий взгляд увидел ... ет, не бардак на столе, гору окурков в пепельнице и склад стеклотары под столом как, наверное, подумают многие. И не горы недопитых бутылок пива с рыбьими потрохами, как можно предположить в крайнем случае. ет, первое что предстало перед его сонным взглядом - это стол. Абсолютно пустой, идеально гладкий, застеленный светло-розовой скатертью стол. И точно посередине, нарушая идеальный, навевающий на мысли о бренности всего сущего, порядок лежал ... Что бы вы подумали? Опять не угадали. Букет цветов!

КОРЮН

Житие Маштоца

ИСТОРИЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ БЛАЖЕННОГО МУЖА,

СВЯТОГО ВАРДАПЕТА МАШТОЦА,

НАШЕГО ПЕРЕВОДЧИКА,

(НАПИСАННАЯ) УЧЕНИКОМ ЕГО ВАРДАПЕТОМ КОРЮНОМ

Пер. с древнеармянского Ш. В. Смбатяна и К. А. Мелик-Огаджаняна

КОРЮН И ЕГО "ИСТОРИЯ МАШТОЦА"

"Святой десницей своей он, как отец, породил новое и чудесное дитя

письмена армянского языка". Корюн

1

Последние два-три года на устах армянского народа неустанно звучит имя гениального мыслителя, просветителя, гуманиста Месропа Маштоца, изобретателя армянского алфавита и основоположника армянской письменности. Советская Армения и вместе с ней все братские народы Советского Союза готовятся торжественно отметить 26 мая с. г. 1600-летие со дня рождения Месропа Маштоца. Армяне за рубежом нашей Советской отчизны и вместе с ними все прогрессивное человечество, которое приютило в своих странах толпы армян, бежавших в дни первой империалистической войны из турецкой Армении, добровольно приняли в этом общенародном торжестве, в этом празднике культуры, самое деятельное участие.

Виктор Платонович Коркия

Свободное время (стихи и поэмы)

Виктор Коркия принадлежит к поэтическому поколению молодых авторов, которым долгое время пришлось жить как бы "без языка". Поэтому он выплескивает свои эмоции, переживания и оценки, в его строках бьется напряженный пульс мысли. Он пишет о людях живущих в соседнем дворе, соседнем доме, соседнем подъезде. Можно сказать что эта книга о каждом, кто помнит эпоху советского "безвременья".

СЕРГЕЙ КОРКИН

ВСПЛЕСК ПРИ ТИХОЙ ВОЛНЕ

На причале царило оживление. Виктор прошел мимо посста-пикета, предъявил служебное удостоверение знакомому контролеру и медленно поднялся следом за потоком пассажиров на лайнер. Белоснежное чрево туристического теплохода всасывало толпу, которая растекалась по его каютам. Луценко подошел к группе обособленных кают, где помещался руководящий состав судна. - А, капитан, добрый день, с нами путешествуете? Луценко здесь знали хорошо. Ведь по роду своей деятельности офицер милиции выполняет обязанности по сопровождению судов турфлота. И потому приходится ему постоянно присутствовать то на одном, то на другом судне. Вот и "Черноморец" пойдет сегодня в рейс с Виктором на борту. - Говорят, в Москву ездил, посмотрел старушку? - спрашивает пожилой, с бронзовым лицом старого морского волка капитан судна Дьяконов. - Да, но мне там не понравилось, - протянул недовольно Виктор. - Чего так? Если, конечно, в столицу катать, чтобы по магазинам прошвырнуться, так у нас на Дерибасовской получше будет. Ну а пыли там, наверное, хватает? Луценко кивнул. Однако, как истый, одессит, решил о своем городе умолчать. Одесса с каждым годом становится ничуть не лучше: пыль, грязь на улицах, толпы приезжих... Ознакомившись с планом размещения пассажиров и их списками, он отправился в отведенную каюту. В отличие от нестерпимой жары на палубе здесь было уютно, прохладно, располагало ко сну. Он и не заметил, как смежил веки и уснул. А через час, приоткрыв глаза, увидел зыбкую гладь моря и в далекой дымке уходящие берега. Вдали на встречном курсе шел такой же, как и их, белоснежный красавец лайнер. "Наверное, из Поти",- подумалось офицеру. Он встал, сделал короткую разминку и, закрыв каюту, отправился погулять. Это не было прогулкой в обычном для нас понимании. Теплоход - своеобразный город, где происходит масса всевозможных событий. И народ едет разный. Несмотря на респектабельность судна, здесь случается встретить и махрового афериста, пустившегося в круиз, чтобы красиво шикануть, и группу залетных воров-карманников. Случается, появляются преступники и похлеще. Один офицер из их отдела на водном транспорте в прошлом году задержал такого вооруженного газовым пистолетом производства ФРГ и с килограммом наркотика. В барах царило оживление. Люди с каким-то чисто вокзальным ажиотажем устремились к стойкам и под модный шлягер потягивали коктейли. В детском буфете было потише. Тут среди малышей ходили официантки, разнося мороженое в формочках, а буфетчик, одетый в колпак Буратино, выдавал малышам и их мамам сладкие пирожные. В холле уже орудовали, готовясь к вечернему кокцерту, музыканты. Все было привычно, типично и... скучновато. Даже море, которое Луценко всегда воспринимал с восторгом, сегодня утомляло. От жары, вероятно. Обойдя за два часа все секции, отсеки и технические службы судна, он вернулся в каюту и развернул стопку журналов. Со стороны казалось - вот зто работа: тихо, благостно и явно не пыльно. Однако, окажись кто-либо из пассажиров в шкуре милицейского капитана, свои впечатления забыл бы уже к концу рейса. И все потому, что в нередко возникающих скандалах в барах приходится, как правило, ему действовать в одиночку. Одна надежда на крепких хлопцев из команды да на сознательность отдельных пассажиров. К вечеру стало прохладнее, ночью морская свежесть порвалась в каюты. Тихо мерцали звезды, по-южному яркие и сверкающие, где-то вдали медленно проплывали синие, красные и зеленые огни теплоходов и тендеров, Люди устраивались спать. Даже появление огней праздничного Сочи не возымело действия: жаркий день сморил гостей "Черноморца". Судно ошвартовалось у причала, взяло на борт небольшую группу пассажиров и медленно отчалило. Впереди, через 140 километров,- Сухуми. Луценко, выполнив свои обязанности по встрече пассажиров, отправился в очередной вояж по судну. Но дойти до конца ве удалось. Зашелестела переносная рация: - Капитан, срочно пройдите на камбуз, вас ждет старпом. Возле старпома стеял взволнованный матрос. - Виктор! - Он поправился - Товарищ напитав милиции, только что по левому борту слышал всплеск воды. Показалось, что человек упал. Сотрудник милиции переглянулся со старшим помощником. Тот пожал плечами; - Мы срочно дали в то место прожектор, но ничего не заметили, В этих случаях предстоит бить тревогу, но во избежание паники обычно сотрудники милиции и руководители корабля приступают к обходу кают, чтобы в неназойливой форме проверить, все ли из присутствующих на месте. Так поступили в на сей раз. Хотя время было позднее, капитан и старпом переоделись в выходную форму и отправились по каютам. Виктор пошел в бар, где все ещё гуляла шумная компания. Уточнив их фамилии, попросил разойтись по каютам. Теперь, когда все были па месте и можно было опрвделиться в наличия пассажиров и личного состава судна, приступили к детальной проверке. Она завершилась не скоро. - "Луценко, срочно пройдите на вторую палубу, в каюту 119а!" - услышал Виктор в шуме надвигающегося шторма. Рация хрипела, и он, переспросив номер, быстрым шагом пошел в указанное место. Капитан судна и старпом уже находились здесь. - Нет пассажира Смушкевича,- старпом заглянул в бумажку,- Павла Кирилловича. - Что известно о нем? - Инженер из Могилева, приехал на отдых. Садился на теплоход в Одессе. Едет вместе с семьей. Жена - Смушкевич Алевтина Григорьевна, уроженка... Старпом вновь заглянул в бумаздку. - Брянской области. - С детьми едут? - Нет. Детей не имеют, молодые еще. - Пойдемте опросим ее. Алевтина Смушкевич сидела за столиком растерянная, с обезумевшими глазами. Они словно бы говорили: неправда, мой муж сейчас придет, смыло другого. Стараясь не задеть чувства женщины, Виктор приступил к опросу. - Вы не волнуйтесь, может быть, действительно с ним ничего не случилось. Но на всякий случай уточним все данные на вашего супруга. Расскажите, где и при каких обстоятельствах вы с ним сегодня расстались? - Полчаса назад кончился сеанс, и я думала, что он в кинозале, но до сих пор не пришел. Вот я и сказала об этом капитану судна. - А ушел он... - Ну, он не сразу в кинозал отправился. Гена из соседней каюты пригласил на шахматы, потом Павел сходил в буфет за лимонадом, мы выпили, и он отправился опять на верхнюю палубу. - Зачем? - А просто так. Он у меня общительный.- Женщина впервые хорошо, по-добдому засмеялась. - Ну что же, не будем вам мешать, ждите мужа, а мы пойдем дальше. Вполне вероятно, что он сейчас вернется. Мы еще зайдем через полчаса. Выйдя на свежий воздух, Луценко переглянулся с командирами. - Несчастный случай. Пойдемте на то место, посмотрим откуда он мог свалиться. Волны лихо били о борт, выбрасывали брызги на палубу Фонарик то и дело качало, и луч не успевал остановиться на определенном предмете. В одном месте внимание Луценко привлекли капли, похожие на кровь. - А, черт! Видимости никакой! Нельзя сюда прожектор перевести? Капитан кивнул и по связи отдал распоряжение. Через минуту плотный луч света лег на то место, где они стояли. - Мазут! Это не кровь. Пустое, Виктор, здесь чистейшей воды несчастный случай. Пошли писать протокол. И они отправились на капитанский мостик. Через полчаса, как и обещал, Виктор постучал в каюту 119а. - Ну, не пришел еще ваш муж? Женщина затравленно смотрела на него. - Садитесь,- Сама встала в углу, теребя платок. Было душновато, но ее бил озноб. - Вы не волнуйтесь, Алевтина Григорьевна, расскажите лучше о своем круизе. Сами-то вы откуда? - Павел работает в городской типографии, я - на базе беловых товаров. Это недалеко от Могилева. Поженились в прошлом году. Все у нас в порядке... Вот выбили путевку на юг. Добрались до Одессы, тут он и предложил на теплоходе съездить. в Поти. Сели, поехали... Ну, что еще рассказать? В самом деле, что ему еще спрашивать у этой женщины? Явно все сводится к несчастному случаю. Прав старпом. Взяв все необходимые данные и паспорта молодоженов, офицер отправился к капитану. - Сколько до Сухуми? - спросил он, входя в каюту. - Немного. Гудауту прошли, вон она, в стороне сияет, видишь? Виктор ничего не увидел, но поверил командиру судна на слово - не первый год гоняет свой лайнер по этому маршруту. - Надо телеграмму отбить... - Уже все, как полагается, сделали, Я дополнительно попросил команду обойти все помещения, посмотреть, может, и не за борт, а в камбуз свалился. Нет нигде. Вот неприятность еще! В каюту громко постучали. Радист принес два листочка. Один оказался распоряжением дирекции пароходства, Другой - из отдела водной милиции. Луценко прочитал текст: "При постановке на якорь в Сухуми срочно свяжитесь с отделом. Есть оперативная информация, подполковник Скалов".