Люди бездны

В этой книге описано то, что мне пришлось испытать летом 1902 года. Я отправился на «дно» Лондона с чувством, свойственным каждому исследователю. Меня убедят лишь факты, решил я, лишь то, что я увижу собственными глазами, а вовсе не поучения третьих лиц, которые не были на «дне», и даже не свидетельства очевидцев, побывавших там до меня. Скажу еще, что к жизни «дна» я подходил с одной простой меркой: я готов был считать хорошим то, что приносит долголетие, гарантирует здоровье — физическое и моральное, и плохим то, что укорачивает человеческий век, порождает страдания, делает из людей тщедушных карликов, извращает их психику.

Другие книги автора Джек Лондон

Двое путников двигаются на юг, они бегут от холодных объятий Зимы, и от смерти которую она несёт. И когда один из путников подворачивает ногу, его сотоварищ бросает спутника на произвол судьбы.

Но бедняга твердо намерен выбраться и выжить несмотря ни на что, ведь его любовь к жизни так велика.

Рассказ, написанный Джеком Лондоном в 1903-м году.

Человека невозможно смирить.

Жажду свободы невозможно уничтожить.

Такова основная тема почти неизвестного современному отечественному читателю, но некогда необыкновенно популярного фантастического романа Джека Лондона, герой которого, объявленный сумасшедшим, в действительности обладает поразительным даром усилием воли покидать свое физическое тело и странствовать по самым отдаленным эпохам и странам.

Ему не нужна машина времени – машина времени он сам.

Бренная плоть может томиться за решеткой – но разве это важно, если свободны разум и дух?..

Перед вами книга из серии «Классика в школе», в которой собраны все произведения, изучаемые в начальной, средней школе и старших классах. Не тратьте время на поиски литературных произведений, ведь в этих книгах есть все, что необходимо прочесть по школьной программе: и для чтения в классе, и для внеклассных заданий. Избавьте своего ребенка от длительных поисков и невыполненных уроков.

Повесть Джека Лондона «Зов предков» и рассказы «Белое безмолвие», «На берегах Сакраменто» и «Любовь к жизни» входят в программу по литературе для 5–7-х классов.

Конец XIX века. Элам Харниш по прозвищу «Время-не-ждёт» — успешный предприниматель, заработавший своё довольно большое состояние на золотоискательстве на Аляске. Со временем он всё больше и больше становится циничным и бессердечным по отношению к другим людям. Находясь в цивилизованных городах Окленд и Сан-Франциско, он всё равно продолжает жить и действовать по «Закону джунглей», как и в своё время на Аляске, о которой он часто вспоминает. Одновременно он ухаживает за своей секретаршей Дид Мэссон...

Давным-давно у самого Полярного моря жил Киш. Долгие и счастливые годы был он первым человеком в своем поселке, умер, окруженный почетом, и имя его было у всех на устах. Так много воды утекло с тех пор, что только старики помнят его имя, помнят и правдивую повесть о нем, которую они слышали от своих отцов и которую сами передадут своим детям и детям своих детей, а те — своим, и так она будет переходить из уст в уста до конца времен. Зимней полярной ночью, когда северная буря завывает над ледяными просторами, а в воздухе носятся белые хлопья и никто не смеет выглянуть наружу, хорошо послушать рассказ о том, как Киш, что вышел из самой бедной иглу note 1

Роман известного американского писателя Дж. Лондона (1876 — 1916) `Лунная долина` — это история жизни молодого рабочего, побежденого `железной пятой` промышленного города — спрута и обретающего покой и радость в близкой к природе жизни на калифорнийском ранчо.

История превращения сан-францисского литератора и художника в золотоискателя, история настоящей дружбы и любви рассказанная легко, занимательно и с чувством юмора. Джек Лондон снова в хорошо известной среде искателей приключений, но суровая действительность уступает здесь место идеализированным, увлекательным, порой опасным, но всегда счастливо оканчивающимся приключениям.

Не знаю, право, с чего начать, хотя иногда, в шутку, я сваливаю всю вину на Чарли Фэрасета. У него была дача в Милл-Вэлли, под сенью горы Тамальпайс, но он жил там только зимой, когда ему хотелось отдохнуть и почитать на досуге Ницше или Шопенгауэра. С наступлением лета он предпочитал изнывать от жары и пыли в городе и работать не покладая рук. Не будь у меня привычки навещать его каждую субботу и оставаться до понедельника, мне не пришлось бы пересекать бухту Сан-Франциско в это памятное январское утро.

Популярные книги в жанре История

Юрий Фельштинский

К истории нашей закрытости

Законодательные основы

советской иммиграционной и эмиграционной

политики

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Иммиграционная политика, 1917-1927

Эмиграционная политика, 1917-1927

Эпилог. Эмиграционная и иммиграционная политика, 1928-1939

Приложение 1. Законодательства о пограничных войсках

Приложение 2. Законодательства об амнистиях

ВВЕДЕНИЕ

Протоиерей Сергий Гаккель

Мать Мария

Предчувствия.

Я силу много раз еще утрачу;

Я вновь умру, и я воскресну вновь;

Переживу потерю, неудачу,

Рожденье, смерть, любовь.

..............................................

И знаю, - будет долгая разлука;

Неузнанный вернусь еще я к вам.

Так; верю: не услышите вы стука,

И не поверите словам.

Но будет час; когда? - еще не знаю;

Виталий Петрович Гербачевский

Начальник острова Врангеля

Повесть

Повесть о выдающемся полярном исследователе Г. А. Ушакове, о его знаменитых географических открытиях.

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

От автора

Глава первая. ТОЧКА НА ГЛОБУСЕ

Глава вторая. ПЕРВОЕ ОТКРЫТИЕ

Глава третья. ПОЛЯРНАЯ НОЧЬ

Глава четвертая. ПОСТОРОННИМ ВЪЕЗД ВОСПРЕЩЕН

Григорий Гершуни

(1870-1908)

ИЗ НЕДАВНЕГО ПРОШЛОГО

Памяти незабвенного друга

и товарища Михаила Гоца

В минуты скорби и печали

Во дни сомнений и тревог

Твой образ нам сиял

Звездою путеводной

Часть первая

Петропавловская крепость

{5}

Глава I.

Когда я, после удавшегося побега из Акатуйской каторги, увидался с товарищами, некоторые настойчиво предлагали: напишите свою автобиографию.

Ян ГРЕЙ

СТАЛИН

ЧЕЛОВЕК ИСТОРИИ

Пролог. Традиция "сильной руки"

Корни того явления, которое мы называем сталинизмом, теряются в глубине российской истории. Советский диктатор, почти три десятилетия наводивший ужас на своих подданных, - продукт давней традиции "сильной руки", наследником которой он был и которую поддерживал по тем же причинам, что и многие из его предшественников. Как причинами, так и следствиями этой традиции были абсолютная власть самодержца над жизнями, собственностью и мыслями всех подданных и жестокое злоупотребление этой властью. Западные путешественники, посещавшие страну в эпоху правления Ивана Грозного, и историки, изучающие Россию периода сталинской диктатуры, отмечали одни и те же характерные черты самодержавного правления, которое стало особенностью российской истории. История России - это эпическая поэма бесконечной борьбы за освоение огромной евроазиатской равнины. Долгая суровая зима и короткое жаркое лето, бескрайние просторы без каких-либо естественных преград оборонительного характера, густая сеть полноводных рек - все это диктовало условия, в которых формировалось государство. Страна, занимающая половину Европы и часть Азии, окруженная оседлыми и кочевыми народами, постоянно подвергалась нападениям неравнодушных к ее богатствам соседей. Во все времена первейшей обязанностью россиян считалась защита своего отечества от иноземных захватчиков. Набеги, вторжения и войны в значительной мере повлияли на мировоззрение этого народа и на формирование его политической системы. Люди примирились с фактом полнейшего подчинения государству, признавая абсолютную власть самодержца. Спасение нации в русской истории всегда зависело от существования централизованного государства и правителя, способного мобилизовать людские и материальные ресурсы на защиту отечества. Киевская Русь - первая веха на долгом историческом пути становления нации - просуществовала три с половиной столетия, но не смогла выдержать опустошительных набегов азиатских кочевых племен, противостоять давлению воинственных германцев на своих северных границах. В поисках новых безопасных территорий славянские племена устремились на восток. Основной путь их миграции лежал к лесистым землям в междуречье Волги и Оки. Тогда и была построена Москва, ставшая центром нового славянского государства. В тринадцатом веке русские земли подверглись монголо-татарскому нашествию. Орды Чингисхана прокатились по евроазиатской равнине, сметая все на своем пути. Потрясение от жестокости монголов, осознание опыта монгольского правления в ходе последующих двух столетий произвели неизгладимое впечатление на русских и на зарождающееся государство Московию. Власть Великого хана осуществлялась безжалостными методами. Свод военных и гражданских законов монгольской империи предписывал кару смертью практически за любое нарушение. Неуплата налогов, уклонение от поставки определенного количества рекрутов, а более всего бунт или мятеж наказывались мгновенно и жесточайшим образом. От русских и других порабощенных народов требовалось одно - рабская покорность. В XV веке великие московские князья сбросили монгольское иго. Перед ними встала грандиозная задача создания нового российского государства. Она включала защиту и оборону своих земель, возврат захваченных врагом территорий, населенных православными русскими, и колонизацию обширных земель на юге и востоке. Московское государство подвергалось постоянным набегам татар Казанского ханства до завоевания его в 1552 году царем Иваном IV, нападениям шведов, поляков, литовцев и немцев на западе. Одновременно в течение всех этих лет молодое российское государство вело непрекращавшуюся войну с татарами Крымского ханства, за которыми стоял их покровитель - сильная Оттоманская империя. В своих частых, повторяющихся почти каждый год набегах татары, внезапно появляясь из степей, грабили и уничтожали все, а захваченных пленников продавали в рабство на рынках Средиземноморья. Русским приходилось все время заботиться о своих рубежах, которые в иных местах находились менее чем в трехстах километрах южнее Москвы. В результате вдоль южной, границы возникли оборонительные посты и укрепленные города, а затем русские сами устремились на юг. Борьба с татарами заняла в русской истории период почти в три столетия. Крымское ханство было в конце концов завоевано и в 1783 году включено в состав Российской империи. Вражеские набеги и войны, изматывавшие государство, стали не такими частыми. Однако в начале XIX века в Россию вторглась армия Наполеона. Крупное сражение произошло под Бородино, и французы заняли Москву. Город частично был уничтожен пожаром. В XX столетии разразились две разрушительные войны с немцами. Ужасы войны живут в памяти русских на протяжении всей их истории. Сомневаюсь, чтобы какая-либо другая нация так часто подвергалась нападениям, как русские. Длительная борьба оставила в умах людей чувство уязвимости и угрозы нападения врагов. Любому англосаксу, живущему в Англии или в Америке и уверенному в своей безопасности, трудно понять трагедию такой истории. "Ни один народ в мире не почитает своего князя так, как москвичи, которых с детства учат думать о царе как о самом Боге", - писал один из иностранцев, посетивший Россию в XVII веке. Царь был окружен великолепием и особым церемониальным ритуалом, заимствованным в Византии. Он был не просто объектом почитания. Он имел такую же абсолютную власть, как и монгольские ханы. Его подчиненные были его рабами, служили ему и повиновались. Наследие монголов еще более укрепилось, а в некоторых случаях и преобразовалось под воздействием Византии и православной церкви, которые насаждали доктрину самодержца, обладающего верховной властью над церковью и государством. Царь считался главой не только государства, но и церкви* и являлся наместником Бога на земле. В смутные времена (1605 - 1613), когда прекратила свой род династия Рюриковичей, когда поляки захватили Москву, вера людей в божественную власть царей была подорвана. Но быстро возродилась с приходом к власти династии Романовых. Традиция благоговения, рабской покорности и абсолютного повиновения царю просуществовала без особых изменений до революции 1917 года. Именно в этой традиции заложены корни обожествления Ленина, почитания и поклонения Сталину. Основной задачей царя являлась мобилизация людских и других ресурсов на оборону. Страна была огромная, и процесс колонизации и заселения земель на востоке и юге означал еще больший разброс населения. Применяемая система управления ставила любого человека в полную зависимость от государя и государства. Она основывалась на том, что в действительности можно было считать национализацией земли, которая дарилась знатным дворянам за их верную службу. Крестьяне были привязаны к земле и вместе с поместьем переходили к новому господину. В XVII веке крепостничество вылилось в систему полной зависимости, подобную рабству. Все, включая и дворян, были рабами или холопами царя. Чтобы управлять такой огромной страной, государство прибегало к жестоким методам. Повсеместно применялись порки, приводящие к смерти, и другие жестокие кары. Все подчиненные царя могли быть подвергнуты этим наказаниям. И только в конце XVIII века дворяне и священнослужители были освобождены от телесных наказаний. В XIX веке обычными стали приговоры "ссылка и каторжные работы в Сибири".

Греков Н.В.

Русская контрразведка в 1905-1917 гг.: шпиономания и реальные проблемы

Аннотация издательства: Книга молодого омского историка Н.В. Грекова посвящена анализу интересной и важной для истории Сибири темы. Она написана на основе документов центральных и сибирских областных архивов разведки и впервые вводит в научный оборот уникальные исторические материалы, относящиеся к малоизученным аспектам отношений России с зарубежными государствами. Н.В. Греков - участник зимних и летних сессий Методологического университета конвертируемого образования при МОНФ и других мероприятий Центра конвертируемого образования. Издание осуществлено при поддержке фонда Маккартуров

Герман Васильевич Грибакин, полковник-инженер

ОТРЯД КАМАНИНА

К 50-летию спасения челюскинцев

Ровно 50. лет назад в нашей стране было учреждено звание Героя Советского Союза. Первыми его получили летчики А. Ляпидевский, С. Леваневский, В. Молоков, Н. Каманин, М. Слепнев, М. Водопьянов, И. Доронин, которые вывезли на материк с дрейфующей льдины экипаж и пассажиров парохода "Челюскин", раздавленного льдом в Чукотском море.

Об их подвиге рассказывает участник незабываемых событий, полковник-инженер в отставке Герман Васильевич Грибакин, бывший в 1934 году бортмехаником самолета Р-5. Автор не преувеличивает трудностей (а их было предостаточно) - истинно мужественные люди скромны. И авиаторы отряда Н. Каманина не только виртуозно владели вверенной им техникой, но и чуть ли не ежедневно решали возникавшие перед ними технические головоломки. Они множили знание и выучку на высокое чувство долга, на любовь к Родине, на расчетливую смелость.

ГРИГОРЬЕВ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

Голос Ленина

Рассказ

О гражданскую войну наша бригада как-то расположилась на отдых. Выдалось время помыться в бане, постираться и как следует выспаться после бессонных боевых ночей и походов.

На ближайшую железнодорожную станцию прибыл политвагон, много дней катившийся от самой Москвы с попутными поездами. Это была обыкновенная теплушка с тюками центральных газет, брошюр и листовок. Посредине - печурка, на ней - солдатский котелок и чайник. Когда вагон добрался до нашей станции на Украине, от всех его грузов не осталось почти ничего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сэм Стюбнер просматривал свою корреспонденцию быстро и небрежно. Как и полагается менеджеру профессионального бокса, он привык к самым разнообразным, самым диковинным письмам. Казалось, не было того чудака спортсмена, любителя бокса или фантазера, который не пытался бы навязать ему свои выдумки. Сэм знал наизусть всю ту нелепую чепуху, какая попадалась ему почти в каждой почте. То это были угрозы — от самой мрачной: покончить с ним раз и навсегда, до более миролюбивой: просто разбить ему морду, — то всякие талисманы — от кроличьей лапки до счастливой подковы, то безответственные предложения каких-то незнакомцев,

Еще в очень раннем возрасте, может быть, в силу моего врожденного ненасытного любопытства я возненавидел представления с дрессированными животными. Любопытство отравило мне этот вид развлечения, ибо я проник за кулисы, чтобы собственными глазами увидеть, как же все это делается. И картина, открывшаяся мне за блеском и мишурой представления, оказалась очень уж неприглядной. Я столкнулся там с жестокостью столь страшной, что раз и навсегда понял: ни один нормальный человек, хоть однажды увидев все это собственными глазами, уже не получит удовольствия от дрессированных животных.

Окинув еще раз долгим взглядом безбрежную синеву моря, Гриф вздохнул, слез с шаткого салинга и стал медленно спускаться по вантам на палубу.

— Мистер Сноу, — обратился он к молодому помощнику капитана, встретившему его тревожным взглядом, — атолл Лю-Лю, очевидно, на дне морском. Больше ему быть негде, если есть в навигации хоть капля здравого смысла. Ведь мы второй раз проходим над ним, вернее, над тем местом, где ему полагается быть. Либо я совсем забыл, чему меня учили, либо хронометр врет.

Д. Лондон

МАМОНТ ТОМАСА СТИВЕНСА

Первым долгом умываю руки по отношению к этому человеку. Я не автор его россказней и не беру на себя ответственности за них. Заметьте, что я делаю эти оговорки ради поддержания моей собственной репутации. У меня есть некоторое общественное положение, есть семья; ради доброго имени общины, которая оказывает мне честь своим уважением, и ради моих детей я не могу рисковать, как позволял себе раньше, и подвергаться неожиданностям с беспечностью непредусмотрительной юности. Итак, повторяю: