Люди без костей

Люди без костей
Автор:
Перевод: А. Брюханов
Жанр: Ужасы
Год: 1992
ISBN: 5-80050-006-1

Люди без костей…Вы хотите знать о них?.. Кто они?.. Их можно перешибить палкой, пинком ноги… они не опасны… они сами боятся нас… Нет, они не страшны, они отвратительны до тошноты, до рвоты…

Из участников экспедиции, исследовавшей дебри Амазонки в поисках «спустившегося некогда на Землю божественного народа», в живых остался только доктор естествознания Гудбоди.

Любой ценой он готов покинуть Южную Америку и вернуться домой…

Отрывок из произведения:

Мы стояли в порту Пуэрто-Побре и грузили в трюм нашего «Святого Доджа» партию бананов, когда на палубе появился маленький, трясущийся как в лихорадке человек. Никто не пытался его остановить — даже босые солдаты, охранявшие порт, и те отворачивались и невозмутимо отходили в сторону. По-видимому, они искренне верили, что этот вполне безобидный. Богом оставленный сумасшедший может навести на них порчу.

Погрузка шла ночью. Беспрестанно шипели лигроиновые лампы, время от времени с треском вспыхивавшие и обдававшие нас снопом огня и горячих брызг. Из трюма гулко, как из порожней бочки, доносился рев бригадира: «Фрута! Фрута! ФРУТА!» Огромный бритоголовый негр отвечал ему таким же звериным рыком и бросал вниз гроздь за гроздью изумрудные связки бананов.

Другие книги автора Джералд Фрэнк Керш

Гарри Фабиан любит выдавать себя за гангстера, но в действительности он — мелкий мошенник, мечтающий открыть бойцовский клуб в Лондоне и разбогатеть на боях без правил. Жалких заработков его подружки-проститутки для того, чтобы начать дело, явно не хватит. У Фабиана есть неделя, чтобы собрать необходимую сумму, и для этого он готов пойти на все, хитростью и шантажом вовлекая в орбиту обмана многих людей. Но Фабиан не подозревает, что судьба в обличье полицейских, очищающих улицы от преступных элементов накануне коронации Георга VI, уже затянула его в свой водоворот.

Дж.КЕРШ

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С КАПРАЛОМ КУКУ?

Перевод с английского Э. Кабалевской

Эту, казалось бы, невероятную историю могут подтвердить несколько тысяч солдат и офицеров армии Соединенных Штатов которые воевали в Европе во время второй мировой войны.

Сейчас я им напомню, как было дело.

Шестого июля тысяча девятьсот сорок пятого года из Гринока, в устье реки Клайд, отошел битком набитый пассажирами океанский лайнер "Куин Мэри" и взял курс на Нью-Йорк. На борту находилось четырнадцать тысяч военнослужащих, несколько женщин и собака, и уж наверняка никто из них не забыл этого путешествия. Пес был умный, ласковый - немецкая овчарка, которую спас от медленной и мучительной смерти где-то в Голландии молодой американский офицер. Мне рассказывали, что этот храбрый пес, измученный и умирающий от голода, пытался перескочить через колючую проволоку, но застрял и провисел так несколько дней, не в силах двинуться ни вперед, ни назад. Наконец его снял с проволоки молодой офицер, п они нежно полюбили друг друга. На военных кораблях запрещено держать собак. И все же офицер как-то ухитрился протащить своего любимца на "Куин Мэри". Говорили, что вся команда как один человек поклялась не возвращаться в США без пса, и тут начальству пришлось пойти на уступки. Пса этого помнят все, кто отплыл на "Куин Мэри" шестого июля тысяча девятьсот сорок пятого года. Он появился на судне в самом жалком виде, под густой торчащей шерстью у него прощупывались все кости. С полсотни сильных полуголодных мужчин выпрашивали или воровали для него кусочки мяса, и через три дня пес начал понемногу приходить в себя. Одиннадцатого июля, когда "Куин Мэри" пришвартовалась к Нью-йоркском порту, он уже охотно кидался за резиновым мячом, в который играли офицеры на верхней палубе.

Затаив дыхание, маэстро Покорны смотрел, как молодой человек мягким и точным движением прижал резец похожего на долото инструмента к месту между двумя сочленениями. Но когда лезвие вошло и раздался хруст, у Покорны вырвался предсмертный вопль:

— О боже милостивый, довольно! Вы меня убиваете!

— Терпение, сир, терпение. Опасные болезни требуют опасных лекарств. Недуг, как я вижу, угнездился между животом и плечом, и даю вам слово, оперативное вмешательство — единственное, что может помочь здесь. Но если для вас, маэстро, эта операция слишком мучительна, не смотрите. Через какие-нибудь секунды она закончится, и тогда все будет ясно. Так что соберитесь с духом, и...

Джералд Керш

Река сокровищ

Человек, назвавшийся Пилигримом, казался довольно потрепанным. Так и напрашивалось выражение "видавший виды". Трудно было отнестись к нему иначе, чем относится бережливая хозяйка к банке собственноручно изготовленного варенья, поверхность которого оказалась покрыта заплаткой плесени. "Сладко-то сладко, да свежесть сомнительна, - думает хозяйка. Но ведь не выбрасывать же. Отдам-ка нищим". Подобные же мысли навевал Пилигрим.

— Черт возьми, — сказал мистер Бозмэн, издатель газеты «Балтимор дженерал пресс», — где название рассказа? Вместо него латинская поговорка: «Старайся как можно чаще прощать других, но никогда не прощай себя». Что вы на это скажете?

Редактор газеты, человек застенчивый, пробормотал: — Я уплатил джентльмену, который принес рассказ, пять долларов вперед.

— Джентльмену? Какого-то наемного писаку в приличном костюме вы называете джентльменом? С какой стати вы даете ему вперед пять долларов? Как вы смеете, сэр, так обращаться с моими деньгами? Серебро, если вам это известно, добывается из земли, оно на деревьях не растет.

Джеральд Керш

ПЕЧАЛЬНАЯ ДОРОГА К МОРЮ

Перевод А. Сыровой

Тэтчер чувствовал себя неважно - у него болела голова. Что-то случилось - боль засела в затылке. Он ощущал ее: щелканье и жужжанье, как будто сломалась пружина от часов. А потом время остановилось.

Ему необходимы были деньги; да, он крайне в них нуждался. Вчера ночью, проснувшись, он лежал и думал, где бы взять пятьдесят фунтов. Много раз он бывал в таких ситуациях - он всегда нуждался в деньгах. Что же случилось на сей раз? Тэтчер стиснул лоб. Он обдумал все это. Если нигде не удастся достать денег, он попросит Джорджа Ферна одолжить двадцать пять фунтов. И, возложив надежды на эту возможность, он заснул. О, блаженный сон! Ну зачем наступил рассвет?

Популярные книги в жанре Ужасы

Ромио Педченко

Hеожиданный старт

Он медленно приходил в себя и попытался открыть глаза, но с первого раза ему это не удалось. Веки не слушались, более того - всё тело болело так, что, казалось, у него не осталось ни одного целого органа. Эта попытка открыть глаза вызвала взрыв боли в голове и перед закрытыми глазами заплясали цветные пятна, а в ушах зазвенели колокола подстать колоколам Собора Ивана Великого.

Он попытался вспомнить, как он оказался в таком состоянии, и обнаружил, что не помнит даже своего собственного имени. Мысли получались какими-то несуразными, а сплошная боль заглушала все другие ощущения. Повторная попытка открыть глаза вызвала новый взрыв боли такой силы, что погрузила его в беспамятство.

Павел Розов

КРЫСЫ ГАМЕЛИНА

Свободный пересказ известной сказки.

Нильс зачарованно наблюдал за крысой, жадно вгрызающейся в женскую ногу чуть выше колена. На самого Нильса крыса не обращала никакого внимания, словно кроме нее и ее добычи на свете никого не существовало. Из разбитого виска на асфальт темным ручейком лилась кровь, успев уже образовать небольшую лужицу. Женщина была немолода и безобразно толста, но не упитанная, что является следствием хорошего, пусть и чрезмерного питания, а болезненно опухшая, из тех бесформенных и безвозрастных толстух, которых можно увидеть в самых нищих кварталах. Наверное, торопилась домой с приличным уловом - рядом лежали две большие хозяйственные сумки, продукты, бывшие в них, рассыпались по мостовой. Пластиковая бутылка с кока-колой подкатилась к его ногам, и он автоматически отшвырнул ее.

Петр Семилетов

ЛЮДИ В КЕПКАХ HАОБОРОТ

Старенький Тимофей Игнатьевич Васнецов вышел во двор, опираясь о трость с черной пластиковой ручкой. Светило теплое апрельское солнце, Hебо было бирюзовое, как на пасхальных открытках, щебетали птицы, на деревьях уже зеленели почки. Hапротив парадного располагалась детская площадка, с песочником, и двумя скамейками, окрашенными в беловатый цвет. Они стояли под рябиной и ивой. Играли дети под присмотром мам, слышен был смех. Тимофей Игнатьевич прошаркал к одной из скамеек и с трудом сел на нее - с левого края. Правое его ухо ничего не слышало, а левым он уловил обрывок разговора: -..потом мы приезжаем, а там Максим уже сидит.. - Да он ведь вроде в Питере должен был быть.. Беседовали две молодые женщины. Солнечные лучи проходили через ветви рябины, испещряя сетью теней поверхность скамейки. Тимофей Игнатьевич, чтобы лучше их рассмотреть, надвинул поближе к переносице свои очки с перемотанной изолентой дужкой. Тени вошли в фокус, стали более-менее четкими. К краске на доске прилип кусочек газеты - когда краска была свежей - на нем виднелся текст:

Петр Семилетов

MEGADRIVE

пpедисловие

Веpнее, это не пpедисловие, как как бы пpедостеpежение. MEGADRIVE - не пpостой pассказ. Поэтому, пеpвое: Если вы его пpочтете, то уже _никогда_ не забудете. И втоpое: Если вы чpезмеpно впечатлительны, _не_ _читайте_ этот pассказ. Hаконец, Если вы не хотите испоpтить себе настpоение, тоже _не_ _читайте_ "MEGADRIVE"

MEGADRIVE

One... Two... Three... Four... Зима. Зима-зима-зима. Почти весна, но еще снег лежит, однако с острой коркой кое-где. И сосульки. Место действия - внимание, это важно! - ореховая роща, большая такая, большая-пребольшая, на склоне холма раскинувшаяся, а внизу этого холма дорога, за которой - иной холм, таким образом, дорога эта - словно русло высохшей реки, вернее, речки, речушки, текущей в глубоком овраге, и в конечном итоге впадающей в бОльшую реку, а та, возможно, в соленое море, или даже - представьте себе! - в океан! Hу надо же. Hа том, ином холме - кладбище, что зовется Чернослободским - его все так и зовут - Чернослободское, потому что примыкает оно к району с таким названием, но нам нет никакого дела до этого, разве что вспомним, что кладбище сие довольно старое, а если приглядеться, то наверху склона, над дорогой, глинистую гору размыли дожди, и из-под ржавых прутьев ограды виднеется угол и стенка гроба. В нем лежат кости некоего Федора Сергеевича Терещенко, рожденного в 1878 году, и умершего через - ну, все ведь люди умирают, не правда ли? - 70 лет, то есть в 1948. Бух! - сказала война, а спустя три года Сергеич помер, к чему бы это? Зима-зима, отступи, волшебница, дай время чародейке весне, отступи. Им по одиннадцать лет, имена - вы хотите услышать имена? - я тоже! Имена в студию! - Андрей и Юра, Юра и Андрей, комбинируйте как хотите, не важно. Они прогуливают школу, задумав покататься на санках. Здесь, в ореховой роще. Офигееееееть! Тут есть такая горааааа! Ух блииииии...

Петр 'Roxton' Семилетов

ОHИ МЕHЯЮТСЯ

Этот рассказ начался не здесь.

Эскалатор поднимает меня все выше. Я смотрю на проплывающие мимо меня светильники между лестницами, похожие на короткие обрубки колонн или парафиновые свечи. Голос из динамиков вещает своим вечно отвратительным тембром слышанные тысячи, нет, миллионы раз ПРАВИЛА ПОЛЬЗОВАHИЯ МЕТРОПОЛИТЕHОМ. Сейчас закончит, и начнет пытать музыкой, которая, вероятно, была авангардом эдак при царе Горохе. Я оглядываюсь через плечо. Позади меня никого на лестнице. Только сводчатый тоннель уходит вглубь под углом в 35 градусов. Hа соседней линии эскалатора, движущейся в противоположном направлении, сверху едет какойто человек в сером пальто и старомодной шапке. В его правой руке "дипломат". Человек смотрит вперед. Hа вид ему лет 5560.

Петр Семилетов

ПСИХОПАТ

В пять часов дня я бодрым шагом вошел на огороженную сетчатым забором территорию психоневрологического диспансера, расположенного между рощей и кварталом пятиэтажных "хрущевок". Дул теплый ветерок.

А все началось с того, что вчера позвонила давняя знакомая, Людмила, и попросила помочь с бедой - тамошний психолог, подруга Люды, хранила свою диссертацию на компе, который перестал загружаться, а человек, заведующий "парком машин", ушел в отпуск за свой счет, и связаться с ним совершенно невозможно.

Петр Семилетов

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста - так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали звуки просто весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ... - выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подранивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! - исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает... Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"...

Огромное недостроенное здание, стоящее посреди Шелково, давно привлекает внимание любителей мистических историй и острых ощущений. Его называют Порталом и говорят, что внутри время от времени бесследно исчезают люди. То ли проваливаются в другой мир, то ли становятся жертвами неизвестного монстра. К Юле за помощью обращается девушка, чей брат пропал, посетив это место, а к ней самой теперь приходит и заглядывает в окна нечто пугающее. Девушка уверена, что именно оно забрало ее брата, а теперь хочет забрать и ее. Влад считает, что все это связано с ритуалом, который в течение нескольких месяцев проводил маньяк-убийца, но полиция ничего не хочет об этом слышать: они своего подозреваемого арестовали и считают дело закрытым. Между тем, 17 марта все ближе, и что-то в этот день обязательно произойдет. Финальный роман цикла.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

..Странный любовный треугольник — он, она и… призрак…

Немало уже написано разными авторами о наслаждениях и муках, что таит в себе опиум... Но сколь бы обширны ни были подобные свидетельства, никто еще не осмелился раскрыть людям природу тех фантастических видений, что открываются внутреннему взору употребляющего опиум, или хотя бы обозначить направление того необъяснимого движения по неведомым, необычайным и прекрасным путям, что непреодолимо увлекают всякого, кто принимает те или иные наркотические вещества... Я пробовал опиум лишь однажды... и мои видения завели меня очень далеко».

Человек, принявший во время болезни наркотик, становится свидетелем мрачного будущего планеты Земля.

«Хаос наступающий» был написан Лавкрафтом по идеям молодой поэтессы Винифред. В. Джексон. По словам Лавкрафта, ей не удавалась техника написания прозы, но в идейном плане, его заинтересовали ее сюжеты».

Бог никоим образом не предназначал человеческому племени подобный конец. Кого прикончила болезнь, кого — радиация, а кого — бомбы. Сквозь разбитое окно, будто Божья кара, бил солнечный свет. Рольф Смит нисколько не сомневался, что кроме него на земле уцелело только одно человеческое существо — Луиза Оливер. Хорошенькой ей быть вовсе не обязательно. Но как хоть на миг уловить в её рыбьих глазах каплю внимания?

Юная и прелестная графиня просто очарована камерой пыток обнаруженной в подвале замка...