Любовь у помешанных

Чезаре Ломброзо

Любовь у помешанных

В психиатрических статистиках мы всегда можем найти порядочную круглую цифру сумасшествий от любви. Esquirol нашел между 1375 умалишенными 37 человек, потерявших рассудок от любви, 18 от ревности и 146 вследствие развратной жизни. Virgilio отметил между 1288 случаями умопомешательства 41 от любви и 17 от ревности; в другие годы он между 863 случаями нашел всего 18 от любви и 4 от распутства. У Descurel приходилось 114 таких случаев на 8275 умалишенных. Zani нашел, что у женщин любовь оказывает влияние на умопомешательство в отношении 11:100, а у мужчин всего 4:100; но зато в неудачных супружествах отношение меняется: 17:100 у мужчин и 4:100 у женщин. В Венеции Figna между 615 умалишенными насчитал всего 1 случай от любви и 7 от развратного образа жизни (Rendiconto Statistico Venezia, 1877); Adriani между 466 всего 7 от любви и 11 от половых излишеств.

Другие книги автора Чезаре Ломброзо

Ученый и криминалист Чезаре Ломброзо вошел в историю как автор теории о биологической предрасположенности ряда людей к совершению преступлений – теории, в известной степени заложившей основы современной криминальной антропологии и криминальной психологии. Богатейший фактографический материал, неожиданная для итальянца, поистине немецкая дотошность и скрупулезность в систематизации данных, наконец, масштабность исследований – благодаря всему этому работы Ч. Ломброзо остаются востребованными и поныне.

В настоящее издание вошли классические исследования Ч. Ломброзо – от прославившего итальянского ученого в профессиональных кругах «Преступного человека» до принесшей ему всемирную известность работы «Гениальность и помешательство».

Судебный психиатр и криминалист Чезаре Ломброзо (1835 – 1909) известен как родоначальник антропологического направления в криминологии и уголовном праве. Произведения, включенные в настоящий сборник, дают возможность широкому кругу заинтересовавшихся читателей самостоятельно оценить по первоисточникам различные аспекты так называемого ломброзианства.

Итальянский криминалист Чезаре Ломброзо вошел в историю как автор теории о биологической предрасположенности ряда людей к совершению преступлений.

Большой резонанс в свое время вызвала публикация книги Ломброзо «Гениальность и помешательство», считавшего эту работу ключом к пониманию «таинственной сущности гения», а также тех религиозных маний, которые на протяжении человеческой истории не раз вызывали общественные катаклизмы. В заново публикуемых трудах Ломброзо интересно проследить зарождение воззрений, имевших определенное значение для развития общественной мысли двадцатого века.

«Быстрое, стремительное развитие уголовной антропологии лишает ученых возможности спокойно выжидать появления новых исследований, обыкновенно очень объемистых, снабженных обильным материалом и требующих для своего появления продолжительного времени. Специальные журналы хотя и дают ясное представление обо всех вновь появляющихся работах, но следить за ними доступно не всякому. Поэтому я счел полезным в настоящее время сделать краткий очерк успехов уголовной антропологии...»

Чезаре Ломброзо

«Нет, пожалуй, ни одного юридического вопроса, который открывал бы такое широкое поле для составления самых противоречивых теорий, как вопрос о политических преступлениях. Достаточно вспомнить, что многие известные пеналисты, как, например, Лукас, Фребель и Каррара, доходят до сомнения в существовании последних, как будто бы они не были ярким общественным явлением, повторяющимся во все времена и при всякой форме правления.

Правда, что политические преступления никогда не были изучаемы как таковые; деспотизм, откуда бы он ни шел – от дворца или с улицы, – всегда успевал отклонить от них научную критику, присваивая себе их монополию или превращая в оружие против своих противников…»

Ч. Ломброзо

Книга «Анархисты» породила главную дискуссию современной криминологии — о приоритете биологических и социальных факторов в преступном поведении.

Книга предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов, а также для широкого круга читателей, интересующихся проблемами борьбы с преступностью, а также причинами ее возникновения.

Популярные книги в жанре Психология

Мастерство коммуникации

1-е занятие. Доверие.

Все мы являемся гипнотизерами.

Просто не все это знают.

* Бумага, фломастеры, булавки, свечка, мягкая музыка.

Однажды Мулла Насреддин поздно вечером возвращался домой, и когда он проходил мимо кладбища он услышал вдали конский топот, и решил, что это разбойники. Он бросился бежать в сторону кладбища, забежал на него, но споткнулся у свеже вырытой могилы и упал в нее.

Все образование русского

офицера состоит из его

кодекса чести

Hародная мысль

А.И.Гетманов (РОБ)

О КОДЕКСЕ СОЦИОHИКИ

В настоящее фремя среди социоников обсуждается проблема создания кодекса соционики, подобно клятве Гиппократа у врачей и ветеринаров. Чем менее "ветеринарна" соционика, да не обидятся на это верные друзья животных, чкм точней берет она человека, тем легче может она в руках нечистых достать человека сорврм вплоть до летального исхода.

Описания психологических типов

Лог Инт Экстр, Дж. Лондон

Hеутомимый труженик. С удовольствием занимается любым объективным делом, если оно сулит в перспективе успех, выгоду. Самое основное в характере - умение быстро и логично действовать. Умеет расчленить основную задачу на множество подзадач, конкретно выполнимых, и указать последовательность их выполнения. В любом деле умеет выделить полезную сторону, выполнить работу самым быстрым и эффективным способом. Способы достижения цели, методы работы он выбирает сам.

Учебное пособие состоит из двух частей. В первой части рассматриваются изменения психики человека в условиях одиночества; раскрывается клиническая картина и генез психозов, обусловленных социальной и тюремной изоляцией. Особое внимание уделяется экспериментальному одиночеству; анализируются причины, физиологические и патопсихологические механизмы неврозов и психозов. Вторая часть посвящена психологической совместимости при управлении техническими средствами в составе группы. Проводится анализ взаимоотношений в группах, находящихся в экологически замкнутых системах. Раскрывается динамика развития социально-психологической структуры группы: изменение системы отношений, астенизация, конфликтность, развитие неврозов и психозов. Выделяются формы аффективных реакций при возвращении к обычным условиям. Проводится дифференциальная диагностика психозов от ситуационно возникающих необычных психических состояний, наблюдающихся в экстремальных условиях. Раскрываются методические подходы формирования экипажей (экспедиций), работающих в экологически замкнутых системах и измененных условиях существования. Даются рекомендации по мерам профилактики развития неврозов и психозов. Для студентов и преподавателей вузов, специалистов, а также широкого круга читателей.

Пособие знакомит с основными темами лекционных и семинарских занятий, рефератов и/или докладов, круглых столов, включает в себя задания для самопроверки, вопросы к промежуточной аттестации по части «Этнопсихология» и рекомендуемую литературу по одноименному курсу.

"Парадокс нашей истории состоит в том, что самые тяжелые ее периоды впоследствии, в исторической ретроспективе, воспринимаются ностальгически. Который уже раз чаемое нами "светлое будущее" оказывается хуже прошлого! И чем больше новый строй хулит прошлое, чтобы создать более выгодный фон для собственных достижений, тем контрастнее выступают, сталкиваясь, две правды: народная правда, изобличительная в отношении настоящего, и идеологическая правда "министерства правды", неустанно изобличающего наше далекое и не столь далекое прошлое. 50-летие со дня смерти И.В. Сталина — яркий повод для нового столкновения этих "правд". "

О навязчивых состояниях современный человек знает не понаслышке. Как часто мы буквально не можем остановиться, лихорадочно проверяя сообщения в смартфоне, пытаясь пройти уровень в видеоигре или покупая вещи, хотя их уже некуда девать. Но где грань между нормой и патологией, и главное, когда целеустремленность и одержимость — путь к творчеству и успеху, а когда — бесплодная и опасная трата усилий и времени? В книге автор рассказывает об истории изучения вопроса, о том, чем навязчивое поведение отличается от зависимости и как работает «компульсивный мозг». Актуальность проблемы, беседы с ведущими специалистами по навязчивому поведению, судьбы реальных пациентов делают эту книгу в равной мере содержательной и увлекательной.

В данном разделе речь пойдет о сознании дошкольника от 2-х до 5-ти, поскольку именно сознание является существенной характеристикой ребенка как индивида, как личности. При этом мы исходим из того, что сознание есть некое психическое состояние, психическая деятельность индивида как целого, в единстве его прошлого и будущего (целого его жизни), существующего в данный момент, в каждое мгновение его жизни. Поэтому сознание не может быть сводимо непосредственно к эмоциям, к ощущению, к восприятию, к представлению и т. д. Сознание, следовательно, нельзя понимать как чисто эмоциональное или чисто интеллектуальное образование или их совокупность — вообще как некое целое, образуемое из отдельных частей. Более того, целостность восприятия, эмоций, интеллекта и т. д. существует в той мере, в какой они осознанны. Вот почему, когда речь идет об индивиде, его психике, личности как о целом его прошлого и будущего, мы имеем в виду его осознанность. Вне феномена осознанности целостность определить невозможно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Человек стоял лицом к чудовищу на расстоянии двадцати футов.

Доктора Рида Нолана, одетого в хаки, седоволосого, крепко сложенного, загоревшего дочерна под большим солнцем планеты Кейка-9, едва ли узнали бы его бывшие коллеги по университету, в котором он провел первые десятилетия своей взрослой жизни.

А существо, стоявшее перед ним, показалось бы им просто фантастическим. Массивное, как динозавр, рогатое, с клыками, как у африканского кабана, с пятнистой шкурой и стройными, причудливо сочлененными ногами, оно опустило голову и долбило копытом дерн.

Кейт Ломер

ДОГОВОР НА РАВНЫХ

Пер. с англ Е. Гаркави

Глубоко в недрах планеты крепкие, как стальная проволока, корни прощупывали стеклянистый песок, глиняные слои и пласты рыхлого сланца, отыскивая и впитывая редкие элементы, поглощая кальций, железо, азот.

Еще глубже другая система корней намертво впилась в материковую породу; чувствительные клетки регистрировали микроколебания планетной коры, приливные волны, вес выпавшего снега, шаги диких зверей, что охотились в двухкилометровой тени гигантского янда.

Когда Ретиф расплатился с перевозчиком и поднялся на причал, второй секретарь посольства Маньян с трудом протолкался через толпу, собравшуюся у входа в ограду королевской резиденции. Его узкое лицо пылало от внутреннего напряжения.

— Вот вы где! — закричал он, заметив своего подчиненного. — Я разыскиваю вас повсюду! Посланник Пинчботтл будет вне себя от ярости!..

— Что это у вас на голове? — Ретиф разглядывал дряблый воздушный шарик унылого желтого цвета, свисавший над левым ухом Маньяна.

Во сне я плыл по реке белого огня. Сон все продолжался и продолжался, а потом я проснулся, но огонь остался и наяву, яростно протягивая ко мне обжигающие щупальца.

Я отодвинулся, чтобы ускользнуть от языков пламени, и боль пронзила меня. Я попытался вернуться обратно в сон, в относительный покой и уют огненной реки, но ничего не получилось. К добру это или к худу, но я был жив и в полном сознании.

Открыл глаза и посмотрел по сторонам. Я лежал на полу рядом с жестким противоперегрузочным ложем — такие штуки Космические Войска Земли устанавливают на редко используемых спасательных шлюпках. Неподалеку стояли еще три ложа, но пустые. Попытался сесть. Это оказалось нелегко, но, приложив несколько больше силы воли, чем можно было ожидать от больного человека, я все-таки умудрился это сделать. Посмотрел на левую руку. Запечена. Ладонь немного не дожарена, но вот предплечье было черным, с темно-красной плотью, выглядывавшей из трещин в хрустящей корочке, полностью сожженной…