Любовь и богословие

…Итак, что мы имеем? Двух девиц. Каждая может стать наследницей. Вопрос: какую соблазнять?

Может, обеих?

Отрывок из произведения:

Лютня пела под окном. Хорошо поставленный баритон выводил замечательные, вечные слова. О величайшем таинстве — Любви, о двух сердцах, которым суждено быть вместе. О том, что все беды мира не страшны тем, кто рождён друг для друга.

Меревин знала — музыканта прислал он. Сейдрик Иранхи, наследник Гилайского баронства. И стихи эти — его.

Он сочинил столь возвышенные строфы! Для невесты, обручённой с ним чуть ли не с колыбели!

О, сколь благородно…

Другие книги автора Валерия Малахова

«Уважаемый господин Лежье!»

Анрио Лежье скептически хмыкнул. Вежливые, аж читать тошно. Уважаемый, вы идиот, шарлатан и позор нашей науки, с уважением. Дорогой сэр, вы несете бред, вы бы еще предложили водой печи топить, искренне ваш. Профессор, ваша кислородная теория — антинаучная ересь, перечитайте учебник химии для средней школы. Твердолобые кретины! Учебник для средней школы как последнее слово в развитии науки.

Ладно, прочтем, что считает нужным высказать еще один пылающий праведным негодованием адепт классической науки.

Русскую девушку Яну Герасимову, вдруг оказавшуюся в славном средневековом городе Дойл-Нариже, не ожидало ничего хорошего. Местный бордель, лечебница для полоумных или рабский ошейник – как говорится, выбор небогат. Но Яна не просто «попаданка», она – лейтенант милиции и привыкла в два счета справляться с любителями испортить жизнь красивой девушке. К тому же ей повезло в новом мире как минимум дважды: стать обладательницей живого меча и…

Угадали! Удачно выйти замуж за почти принца. Роннен Крим, опальный родственник верховного правителя, пусть и небогат, но красив, умен и до умопомрачения влюблен в свою жену. Осталось разобраться только с неким загадочным типом, попытавшимся подманить сына Роннена и Яны… «Красной шапочкой» – конфетой, которой нечего делать в мире меча и магии.

УРомки Валуева было уже три девчонки. Мать ночами плакала, утыкаясь в подушку и стараясь всхлипывать потише. Бесполезно: Ромка знал. Хмурился, сплевывал за окно, стараясь попасть на лысину управдома Хмельченко. Мелочь – а приятно. Напевал модную нынче песенку: «Каждый третий, каждый третий, каждый третий – это я…» Потом срывался с места, хватал куртку, путался в кожаных рукавах, вполголоса матерился… Бросал на бегу:

– Таблетки прими, время уже… Ночевать не приду.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Рассказ опубликован в журнале «Уральский следопыт» № 11, 2004 г.

Настоящее издание сочинений Ийона Тихого, не будучи ни полным, ни критически выверенным, является все же шагом вперед по сравнению с предыдущими. Его удалось дополнить текстами двух не известных ранее путешествий — восьмого и двадцать восьмого[1]. Это последнее содержит новые подробности биографии Тихого и его предков, любопытные не только для историка, но и для физика, поскольку из них вытекает зависимость (о которой я давно догадывался) степени семейного родства от скорости[2]

На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко — это планета, очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные исследования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала меня.

По дороге домой мы с Сашкой нашли джина. Он был запечатан в витую бутылку из-под "Кока-колы". Мы по очереди пинали ее ногами, пока она, налетев на бетонный тротуар, не треснула по всей длине. Из трещины повалил густой белый дым, а когда он рассеялся, мы увидели низкого пузатого человечка в малиновом пиджаке. В левой руке он держал джиэсэмовский телефон, а правой поигрывал крупной золотой цепью, висящей на шее.

Мы пялились на него во все глаза. Наконец, глубоко вздохнув, Сашка произнес:

Бон-Киун бросил взгляд на часы и покачал головой. Что-то случилось, подумал он. Слишком мало в нашей работе простых случайностей, слишком близко у края мы ходим. Ролли должен был появиться еще в гостинице, он передал, что вылетит утром, и вот его нет, а до начала заседания осталось всего двадцать минут.

Спокойно… Не надо паниковать. Нервишки, конечно, разгулялись за эти годы, но ничего, мы еще крепенькие. Спокойненькие мы еще. Умненькие. Мало ли что могло произойти? Начальство задержало или поклонники. У него в последнее время что-то особенно много поклонников. Настырные, как раковыдры, и ведь не соображают ни черта, а за автограф готовы отца родного… Ну вот, опять волнуюсь, это никуда не годится.

Если повезёт, с «Летучим голландцем» можно повстречаться не только в море…

Карамельно-прозрачное море время от времени посылало к песчаному пляжу игрушечную, кокетливо кудрявившуюся пеной волну, но и та, лениво прокатившись вдоль бухты, разглаживалась задолго до берега. Матово-белое, яркое, но не обжигающее солнце, отвисев положенный срок в зените, устало скатывалось к горизонту. Лёгкий бриз, в полдень спасавший от жары, теперь осознал свою ненужность и тоже успокоился. Тишину летнего вечера нарушала лишь негромкая, заунывная, чем-то неуловимо похожая на родную, русскую, и оттого приятная песня, доносившаяся из рыбацкой деревушки, что располагалась рядом с базой. Или правильнее было бы сказать, что это база располагалась рядом с деревней? Ведь рыбаки жили здесь всегда, а учёные прилетели чуть больше месяца назад.

И пошли бы мы на закуску, когда бы не «Книга рекордов Гиннесса».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новый роман «Шерше ля вамп» Юлии Набоковой, это продолжение городского фэнтези про вампиров.

Не успела Жанна Бессонова толком освоиться в элитарном Клубе бессмертных, как приходится срываться с места и лететь в Париж. Отныне она — богатая наследница процветающих предприятий, особняков по всему миру и старинного замка в предместье Парижа. Вот только что за таинственные незнакомки собираются в этом замке после полуночи? Чего боятся парижские вампиры? И как дорого придется заплатить за роскошное наследство?

«Они ехали в метро, в троллейбусе, шли какими-то переулками. Она ничего не замечала, кроме Фридриха.

– Ты представляешь, где мы? – с улыбкой наконец спросил он.

– Нет. Я совершенно запуталась. И удивляюсь, как ты хорошо ориентируешься в Москве.

– О! Я достаточно изучил этот путь.

Они вошли в покосившиеся ворота. Облупившиеся стены старых домов окружали двор с четырех сторон.

Фридрих пошел вперед. Соня едва поспевала за ним. Он остановился около двери, притронулся к ней рукой, не позвонил, не постучал, а просто притронулся, и она открылась.

В дверях стоял Людвиг.

Потом Соня смутно припоминала, что случилось.

Ее сразу же охватил панический страх, сразу же, как только она увидела холодные глаза Людвига. Фридрих втолкнул ее в прихожую, и дверь позади ее бесшумно закрылась.

– Если пикнешь… – на чисто русском языке прохрипел Людвиг, показывая острое лезвие.

Почти теряя сознание, Соня лязгнула зубами и ошалело подняла кверху руки. Ее втолкнули в комнату. Фридрих торопливо схватил ее сумочку, стал вытаскивать деньги. А Людвиг в это время снимал с нее шубку.

– Часы. Кольцо не забудь, – сквозь зубы процедил Фридрих, не отрываясь от сумочки. …»

Наконец, к III тысячелетию Варлам Шаламов вступает в жизнь после смерти реабилитированным. Двадцать лет тюрем, лагерей, истязаний и бесправия. Можно успокоиться — он ни в чем не виноват.

Сменяются века и эпохи, правители и короли, но отношения между людьми остаются прежними. И что делать, если ты оказался один против целого мира, в котором слишком много тех, кому ты неприятен только потому, что ты не такой, как все? Если положиться ты можешь только на свой меч и на верных данному слову стариков.

И пусть ты великий воин, но без друзей, ты все равно один. И найдутся люди, которые встанут с тобой плечом к плечу, чтобы вместе встретить опасность и защитить место, ставшее их домом только потому, что ты был честен с ними и справедлив.