Любовь и бизнес

О том, как Райнер Торсен завоевал сердце своей возлюбленной, читатели могли узнать из предыдущей книги Дэй Леклер - "Рог изобилия" (она была издана в этой же серии). Пришла пора разобраться в своих сердечных делах и старшему брату Райнера. По характеру Тор покруче брата и так же истово предан своему бизнесу. Но его избранница норовом не уступает жениху и вовсе не намерена играть в его жизни второстепенную роль. Что победит - любовь или бизнес?

Отрывок из произведения:

ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru

Дорогой читатель!

Признаю. Грешна. Обожаю истории о любви, свадьбах и счастливом будущем. Это своего рода наваждение. Люблю смеяться, листая страницы книги, и украдкой смахивать слезу. Я неравнодушна к сильным, мужественным героям, способным на нежные, романтические чувства.

Со своим мужем, Фрэнком, я познакомилась в тот день, когда тащилась, совершенно измученная, со съезда в Сан-Франциско домой. Он увидел меня из окна своего дома - я едва волочила за собой чемодан, закинув на одно плечо туфли на высоченных каблуках, а на другое - невероятных размеров сумку. Благослови его Господь на все времена! Оседлав белого коня, он спас меня, доставив к самому дому. (Вообще-то он выкатил из гаража тележку, погрузил в нее меня, чемодан, сумку, туфли - и всю дорогу до моего дома толкал все это перед собой.) В Тора, героя этой книги, я влюбилась еще тогда, когда писала роман о его брате, Райнере. Мне сразу стало понятно, что Top - это мой идеал мужчины. Самоотверженный, заботливый, всегда готовый прийти на помощь девице, попавшей в беду. Такой человек встречается один раз в жизни. Женщина хватается за него обеими руками и уже никогда не отпустит. Теперь, поразмыслив.., я думаю, что он очень похож на моего Фрэнка.

Рекомендуем почитать

Судьба свела Джордан и Райнера на узкой тропе жестокой конкуренции. Викинг по нраву и далеким предкам, Райнер ни в делах, ни в любви не знает, что такое поражение. Но… нашла коса на камень. Юную и хрупкую Джордан коллеги по бизнесу сравнивают с вулканом и землетрясением. Непримиримая схватка идет с переменным успехом, пока в нее не вмешивается третья сила – любовь.

Другие книги автора Дэй Леклер

Два года назад Кэтрин ушла от Гейба Пиретти, решив, что главная любовь в его жизни — бизнес. Но теперь она вынуждена обратиться к нему за помощью, потому что ее компания оказалась на грани банкротства. Однако Гейб ставит ей условие…

Накануне двадцатипятилетия, Шейла Чарлстон ставит перед собой три задачи: вернуть деньги, одолженные у бабушки, найти работу своей мечты и подарить себе незабываемую ночь страсти.

Холодный делец Джек Синклер всегда добивался своего, и теперь он решил заполучить конкурирующую компанию «Кинкейд групп». Ведь после того, как отец отказался признать его своим законным сыном, он имеет право отомстить, ведь так? А красавица и умница Ники Томас поможет ему в этом. Но в реальности все оказалось не так просто…

Лаззаро Данте не верит ни в какие легенды. И жениться он собирается, исходя из деловых соображений. Невеста, Ариана Романо, согласна с его условиями. Однако стоило им прикоснуться друг к другу, как проклятие семьи Данте начало действовать…

Гейб Моретти никогда не признает, что в его жилах течет кровь Данте — могущественного клана всемирно известных ювелиров. Но он готов пойти на все, чтобы снова стать обладателем ожерелья «Страстное желание», созданного когда-то его талантливой матерью для их компании…

Никки Эштон одержима в жизни одним стремлением: во что бы то ни стало сделать карьеру. Однако, когда на ее пути неожиданно возникает препятствие, она в поисках выхода решается на отчаянный шаг: выйти замуж за первого встречного. Но случайный муж оказывается тем единственным, кто предназначен ей судьбой…

Добро пожаловать на Бал Золушки! Все, кто одинок, покидают его женатыми! Там можно встретить идеального партнера и в тот же вечер сочетаться узами брака…

Только полная безнадежность могла толкнуть Лию на этот рискованный шаг — дать брачное объявление в газете…

Не может же она продать ранчо, ведь бабушка Роуз не вынесет этого, а кроме бабушки, у Лии не осталось никого родных.

Но если она не найдет подходящего мужа, ей не дадут кредит в банке — ей уже пригрозили, что так и будет, — и тогда они разорены.

Популярные книги в жанре Короткие любовные романы

В сердце Африки, участвуя в археологической экспедиции, стремилась Лесли Гарднер похоронить боль сердечной раны, нанесенной ей на родине… Ее вовсе не тянуло домой, но Светлый праздник Рождества призвал ее в Орегон.

Изо всей семьи на ранчо остались лишь Лорен да ее муж, Дэнни. И вдруг из ниоткуда, прямо к праздничному столу появился брат Дэнни, Грегори Уилсон. Он захватил мысли Лесли, нарушил привычное течение жизни и втянул в приключение, где вспышки желания перемежались с предательским желанием бросить все, заставил отбросить тягостные мысли о прошлом, о царившем в нем Филиппе… обещая несравненное наслаждение истерзанному сердцу, возвестив рождение нового чувства.

Как часто женщины, отдавая свою любовь недостойному, безвозвратно теряют себя! Не обошлось без потерь и в жизни Ирен Бонтурон. Уйти от мира, скрыться от людей, от жизненных реалий — вот поначалу единственное ее желание.

Много времени прошло, прежде чем злость на судьбу, обида, недоумение оставили ее и она вновь возродилась, обрела веру в любовь и встретила человека, который стал ей самым дорогим и близким из всех людей на земле…

Маленький парк аттракционов «Карусель» переживает не лучшие времена. Это сразу понял Стив Роквелл — юрист, представляющий конкурирующую фирму. Но вместо того, чтобы окончательно разорить «Карусель», он принимает другое решение. И причина этому — Эмбер, дочка хозяина.

Для девятнадцатилетней дочери фермера Евы приезд сестры Лорел стал событием. Ведь та привезла с собой на ферму компанию друзей и среди них голливудского кинорежиссера Ланса. Лорел призналась Еве, что наметила его для себя в качестве мужа. Однако ни режиссер, ни Ева не могли предположить, что их взаимное влечение перерастет в серьезное чувство…

Ничто не в силах противостоять настоящей любви, если посчастливилось встретить ее на жизненном пути. Ни разлука, ни огромное расстояние друг от друга, ни угроза блестяще начатой карьере, ни другие трудности и напасти не способны стать непреодолимым препятствием для двух любящих сердец. На собственном нелегком опыте Кэтрин и Стэнли убедились в непреложности той истины, что от них самих, а не только от внешних обстоятельств зависит счастье их совместной жизни.

Говорят, что судьба играет человеком. Однако Питер Бомовски был твердо уверен, что всегда сможет обставить эту своенравную особу и добиться своего, потому что никогда не дает воли эмоциям. Как же он ошибался!

Прилетев в Саванну по делам, Питер в свободное время отправляется на корт… И вот уже он готов пожертвовать карьерой, порвать с другом, разоблачить опасного преступника, лишь бы завоевать сердце зеленоглазой Эмбер — инструктора по теннису.

Лучшие подруги одна за другой вышли замуж. Вот здорово… Ха-ха, так мы и поверили, что это событие хоть одной женщине в мире способно доставить искреннюю радость!

Словом, настроение на нуле, поговорить не с кем — нужно развеяться. А развеиваться лучше всего на Карибах, это всякий знает. Ну или на Багамах… И вот уже жизнь налаживается, Прекрасный Принц появился на горизонте, вот он, идет по белому песочку… Мужчина, да отойдите же, вы мне Принца загораживаете! Мужчина! Это я вам говорю! Мужчина…

И какой мужчина!

Своим спешным уходом от Ростислава Марина разбила себе сердце и поклялась больше не принимать опрометчивых решений, после которых снова нужно будет страдать. Ей пришлось потрудиться, чтобы вновь прийти в себя и успокоиться. Курортный роман не прошел для нее без последствий, и теперь встал вопрос: где разыскать Роса, чтобы сообщить ему пикантную новость. После долгих поисков, когда опустились руки, неожиданно появится тот, от кого Марина ожидала помощи в самую последнюю очередь.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Станислав Лем

"Гигамеш"

Patrick Hannahan "GIGAMESH" (Trans world Publishers - London)

Вот романист, который позавидовал лаврам Джойса. Автор "Улисса" всю "Одиссею" уместил в одном-единственном дублинском дне, фоном La belle epoque [прекрасной эпохи (фр.), то есть кануна первой мировой войны] сделал адский дворец Цирцеи, сплел для торгового агента Блума петлю из трусиков Герты Мак-Дауэлл, лавиной в четыреста тысяч слов обрушился на викторианство, изничтожив его всеми стилями, какими только располагало перо, от потока сознания до следственного протокола. Разве не было уже это кульминацией жанра романа, а заодно - пышным его погребением в семейном склепе искусств (в "Улиссе" немало и музыки)? Как видно, нет; как видно, сам Джойс думал иначе, коль скоро решил идти дальше и написать книгу, которая не только сфокусировала бы всю культуру на _одном_ языке, но стала бы _всеязыковым_ фокусом, спустилась до самого фундамента вавилонской башни. Мы не намерены ни подтверждать, ни отрицать великолепия "Улисса" и "Поминок по Финнегану", своею двойною дерзостью аппроксимирующих бесконечность. Одинокая рецензия ничего не прибавит к Гималаям почестей и проклятий, придавившим оба эти романа. Ясно одно: Патрик Ханнахан, соотечественник Джойса, никогда бы не написал своего "Гигамеша", если б не великий пример, воспринятый им как вызов.

Станислав Лем

"Идиот"

Gian Carlo Spallanzani "IDIOTA" (Mondadori Editore)

Итак, в Италии есть молодой писатель, какого нам не хватало, заговоривший полным голосом. А я опасался, что молодых заразит пессимизм знатоков, утверждающих, будто вся литература давно написана и нам остается подбирать со стола былых мастеров объедки, именуемые мифами или же архетипами. Эти апостолы литературного оскудения (мол, ничего нет нового под солнцем) свою веру проповедуют не с отчаянием, но так, словно картина пустых до скончания века столетий, тщетно взыскующих Искусства, доставляет им непонятное удовольствие. Они вменяют в вину современному миру его технический взлет и предрекают самое худшее с тем же злорадством, с каким старые тетушки ожидают крушения брака, легкомысленно заключенного по любви. Вот почему у нас есть шлифовщики и ювелиры (ибо родословная Итало Кальвино восходит не к Микеланджело, но к Бенвенуто Челлини), а также натуралисты, которые, устыдившись собственного натурализма, дают понять, что пишут совсем не так, как могли бы (Альберто Моравиа), - и ни одного настоящего смельчака. Да и откуда им взяться там, где каждый может прикинуться лихим удальцом, обзаведясь разбойничьей бородищей.

Станислав Лем

"Культура как ошибка"

Wilhelm Klopper "DIE KULTUR ALS FEHLER" (Universitas Verlug)

Сочинение приват-доцента В.Клеппера "Культура как ошибка", несомненно, заслуживает внимания как оригинальная антропологическая гипотеза. Но прежде чем перейти к сути дела, не могу удержаться от замечания о форме изложения. Эту книгу мог написать только немец! Склонность к классификации, к тому безупречному порядку, который породил бесчисленные справочники, превратила немецкую душу в конторскую ведомость. Дивясь бесподобной композиции, которой блистает эта книжка, нельзя не задуматься о том, что если бы Господь Бог был немцем, то наш мир, возможно, не стал бы лучше, но зато олицетворял бы собой муштру и порядок. Безукоризненность формы изложения просто подавляет - хотя нет никаких замечаний и по существу. Здесь не место вдаваться в пространные рассуждения о том, не оказало ли пристрастие к армейскому уставному строю, симметрии, равнению направо воздействия на выбор некоторых тем, типичных для немецкой философии и особенно - для ее онтологии. Гегель любил космос как Пруссию, ибо в Пруссии был порядок! Даже такой одержимый эстетикой мыслитель, как Шопенгауэр, в своем сочинении "Ueber die vierfache Wurzel des Satzes vom zureichendem Grunde" ["О четверояком корне закона достаточного основания" (нем.)] продемонстрировал, как муштра влияет на стиль. А Фихте? Однако я вынужден лишить себя удовольствия - отклонений от темы, - что для меня особенно нелегко, ибо я не немец. Ну что же, к делу!

Станислав Лем

"Не буду прислуживать"

Arthur Dobb "NON SERVIAM" (Pergamon Press)

Книга профессора Добба посвящена персонетике, которую финский философ Эйно Каикки назвал немилосерднейшей из наук, созданных человеком. Добб, один из наиболее выдающихся персонетиков современности, думает так же. Нельзя, заявляет он, не прийти к заключению об аморальности персонетических экспериментов; речь, однако, идет об исследованиях, которые, хотя и вступают в противоречие с этикой, жизненно необходимы для нас. Исследователю подчас приходится быть беспощадным, подавляя естественные побуждения, и миф - если он еще уцелел - о младенческой невинности ученого-регистратора терпит крушение именно здесь. Мы поведем разговор о дисциплине, которую несколько высокопарно называют экспериментальной теогонией. И вот что заставляет рецензента задуматься: когда пресса впервые подняла шумиху вокруг персонетики (это случилось девять лет назад), читатели пережили настоящее потрясение; а ведь нас, казалось бы, ничем уже нельзя удивить. Столетья гремело эхо деяний Колумба, но покорение Луны общественное сознание переварило чуть ли не за неделю, как нечто почти банальное. И все-таки рождение персонетики оказалось для публики шоком. В названии дисциплины слиты два заимствованных из латыни слова: "персона" (личность) и "генетика" (создание, сотворение). Персонетика представляет собой позднее ответвление кибернетики и психоники восьмидесятых годов на базе интеллектронной техники. О персонетике слышал сегодня каждый; случайный прохожий ответит, что это - искусственное разведение разумных существ. Ответ не то чтобы неверный, но не затрагивающий существа дела. В настоящее время мы располагаем почти сотней персонетических программ. Девять лет назад в компьютерах уже возникали личности-схемы - примитивные зародыши "линейного" типа; впрочем, тогдашнее поколение цифровых машин, ныне имеющее лишь музейную ценность, еще не позволяло по-настоящему начать сотворение персоноидов.