Лунный витязь Крэлл

«У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения».

Отрывок из произведения:

У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения. Меж тем общепринято, что никаких лунных витязей Крэллов не бывает, а если и есть кто, то это блазни, обманки, кикиморы, нечисть разная. Вон один такой на Ладушку и позарился, задумал увести малую в самое пекло; и имя ему, злодею, Балака Балакиревич.

Блазни, они ж мастаки перекидываться: и одёжу поменяют, и саму скорлупку с носом да ногтями, которую глазом видно, и потайные скорлупки, что просто так не разглядишь. Первым делом сменил Балака свою хламиду на доспехи, в руке сообразил железяку; в таком виде к Ладе заявившись, провыл своим голосищем: я-а лунный витязь Крэ-элл! Пришёл забрать твою ду... то-есть тебя, ду-ушенька, забрать пришёл. Ну она ему дура дурой, а говорит: никакой ты не лунный и не Крэлл, катись, мол, не то головой по табуретке загремишь.

Другие книги автора Эли Бар-Яалом

Под утро, еле передвигая ножки, притащился понурый Адамбо и постучался деревянной головой в тяжёлую входную дверь. Тричелла немедленно открыла ему и буквально затащила в кабинет, к самому подножию кресла у камина. Адамбо виновато посмотрел снизу на отдыхающего в кресле мастера Мирандолу. Мастер протянул вниз руку и помог беглецу взобраться к себе на колени.

— Что, кончил бастовать, Адамбо?

Деревянная голова свесилась на грудь — нижняя челюсть громко стукнулась о туловище.

«Три орбиты назад Олорину и трем друзьям попалась захватанная пальцами, плавниками и щупальцами распечатка: „Дж. Р. Толкыйн: Хозяин Круглых Предметов. Перевод с языка планеты Земля А. Гымараншимун“. Он еще не окончил читать, как называл себя Олорином. Через семь оборотов все четверо приняли присягу Следопыта. Поиск по планетарной связи увеличил их число до пятидесяти».

Кожев Павел

Куpсив выделен звездочками. Все отзывы - автоpу на е-мэйл.

=====================

Текст взят с: http://eressea.inc.ru/ambar/litera/litera25.shtml Домашняя стpаница автоpа: http://kor.mk.ru/khatul (текстов там пока нет)

Остальные тексты можно посмотpеть здесь:

http://eressea.inc.ru/ambar/litera/index.shtml E-mail автоpа: [email protected]

ЭЛИ БАР-ЯАЛОМ (Хатуль [Khatul])

"Миpогляды, или Глотание телескопа"

Нора была не Норой, нo об этом никто не знал. Ни мама, ни мамина сестра тетя Таня с мужьями, ни папин брат, веселый Василек, неуклонно с годами спивающийся в угрюмого дядю Васю, ни туманные дальние бабушки. Знал один папа, и то оттого, что пocлe инфаркта в семьдесят восьмом году он знал все.

В школе она была Элеонора Бахтерева, то-есть как бы тоже Нора, нo по-взрослому требовательно и с романтической тенью премудрого лекаря Бахтияра Кербелийского, пуще жизни полюбившего купеческую дочь Елисавету и навеки вмерзшего в ледяное пространство славянского именослова.

«И тут возникают они с претензиями: отчего вы поёте всякую бессмыслицу? Что это за несерьёзное времяпрепровождение, и почему вы нас не позвали?»

«Неожиданно кора открывается, и неведомое длинноносое существо вопрошает его: „(Вызвать) наружу или (зайти) внутрь?“. Воугаддана, в смятении духа, ответствует: „(вызвать) наружу“. Неведомое длинноносое существо вторит ему вопросом: „Кого?“».

Расширенная и дополненная версия 2004 года. Черновые варианты некоторых легенд публиковались в «Библиотеке Тол-Эрессеа».

«Высокие договаривающиеся стороны уселись по оба конца стола, а между ними неприметной тенью примостился переводчик».

«Рыбниковы были одни из первых, они поселились там в одна тысяча шестьсот девяносто первом, за тридцать три года до описываемых событий, они были даже ещё не ссыльные, не беглые – просто, когда запахло жареным, подались туда, жили в землянке, ели одну рыбу».

Популярные книги в жанре Сказка

Григорий Остров

Девушка из глины

Жила одна добрая женщина. Муж ее умер, оставив ей в наследство целых три дома, но не оставив детей, а ей очень хотелось иметь дочку. И вот она продала один дом, а все деньги отнесла скульптору. Скульптор вылепил ей из белой глины прекрасную стройную девушку.

- Это довольно прочная глина, - сказал скульптор. - Твоя дочка сможет ходить и бегать, но никогда не разрешай ей садиться на лошадь. Если она упадет с лошади, то разобьется на мелкие кусочки.

Пу Сун-лин

Мужик

Мужик полол под горой. Жена принесла ему в горшке поесть. Закусив, он поставил горшок на меже с краю. К вечеру смотрит - оставшаяся в горшке каша вся съедена; это повторялось не раз и не два. Недоумевая, мужик решил наблюдать получше, чтоб доглядеть, кто это делает.

Вот прибегает лисица, сует голову в горшок. Мужик с мотыгой в руке подкрадывается, и хвать ее изо всей силы. Лисица в испуге пустилась наутек, но горшок сдавил ей голову, она с большими мучениями старалась от него освободиться, но не могла. Мотаясь в остервенении, она треснула горшком о землю: тот разбился и упал, а она вытащила голову, увидела мужика и принялась бежать все быстрее и быстрее, перебежала через гору и исчезла.

Жил один заяц. Заяц как заяц. Только, кто его знает почему, любил он перед другими похвастать тем, чего у него и не было: и сильный он, и храбрый он, и охотник он…

Вот однажды заяц на поле убитую косулю нашёл. Задрал косулю волк, да помешал ему кто-то. Ушёл волк, половину туши оставил.

Только подсел зайчишка к косуле — сорока мимо летит.

Увидала, какую добычу заяц упромыслил, подсела на ветку, поздоровалась, говорит:

— Эй, сосед, ты где такую тушу добыл?

Один слабый против сильного, что мышь против медведя: накроет лапой — и нет ее! А два слабых против сильного — ещё посмотреть надо, чья возьмёт!

Один медведь совсем закон забыл: стал озорничать, стал мелких зверьков обижать. Не стало от него житья ни мышам, ни еврашкам, ни хорькам. И тарбаганам, и тушканчикам, и колонкам от него житья не стало. Кто бы его винил, если бы медведь с голоду на них польстился? А то медведь — сытый, жирный! Не столько ест, сколько давит. Понравилось ему малышей гонять. И нигде от него не скроешься: в дупле — достанет, в норе — достанет, на ветке достанет и в воде — достанет!

Странная получилась пьеса, вроде и не для детей, но и не для взрослых. Это даже скорее не пьеса в ее класическом виде, а описание спектакля. Когда видишь игру актеров, слышишь их реплики. Стиль похож на Шварцовские ироничные сказки.

В книгу вошли солдатские сказки известного русского писателя-сатирика Саши Черного. "Солдатские сказки" издавались за рубежом. В Советском Союзе издаются впервые

Жил-был в старину один датский король. А как звали короля — никто теперь уже и не помнит. Сказывают только — была у того короля одна-единственная дочка.

Всем взяла молодая принцесса — и умом, и красотой, и добрым нравом. Только вот беда: печальней её на всем свете не было. Не засмеётся, бывало, принцесса, не улыбнётся даже — что хочешь делай!

День-деньской плачет да горюет, хмурится да куксится. Так и прозвали её — принцесса Кукса.

Топпер — так звали одного мальчика, и уж никак не скажешь, что он был красив.

Волосы у Топпера были рыже-каштановые, почти как ржавое железо, и такие густые и жёсткие, что маме приходилось причёсывать его граблями, для того чтобы сын выглядел чуточку опрятнее.

Все его лицо было усеяно веснушками, а один его передний зуб так и торчал изо рта.

Топпер жил в красном доме, наискосок от гавани.

Красный дом, большой и старый, был полон скрипучих ступенек и перекошенных дверей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Если в таком месте, как молодежный курорт Ибица, собираются общительные и жадные до впечатлений ребята-гиды, то, учитывая, что они практически одного возраста с клиентами туркомпаний, это не может не привести к невероятным ситуациям и необычным отношениям. Английский писатель Колин Баттс рассказывает об этом на редкость откровенно и очень увлекательно.

Действие третьей книги английского писателя Колина Баттса снова разворачивается на Ибице. На этот раз его герои не только пытаются найти на острове свое счастье, но и становятся участниками запутанной истории, связанной с торговлей наркотиками...

Существуют причины, по которым я терпеть не могу ездить быстро. Ну, например, мой «Голубой Жучок», несчастный «Фольксваген», в котором я разъезжаю, начинает угрожающе дребезжать и подвывать на любой скорости, превышающей шестьдесят миль в час. И еще, отношения с техникой у меня самые напряженные. Все, что изготовлено после Второй Мировой войны, имеет обыкновение внезапно выходить из строя, стоит мне только приблизиться. В общем, когда я веду машину, как правило, я делаю это очень осторожно, с чувством и расстановкой.

Перед вами Гарри Дрезден!

Охотник на черную нежить, чья профессия – рисковать собственной шкурой в борьбе с порождениями Ночи.

Изгой, некогда поднявший руку на СОБСТВЕННОГО УЧИТЕЛЯ и теперь оставшийся со смертью ОДИН НА ОДИН.

Мастер, умеющий МНОГОЕ и на многое готовый.

Даже – раскрыть дело о загадочном похищении Туринской плащаницы...

Но расследование не обещает быть легким – ведь одновременно за Гарри охотятся ПОЛИЦИЯ, МАФИЯ и демоны – Падшие...

А сильнейший из вампиров Красной Коллегии вызывает его на дуэль, исход которой ПРЕДРЕШЕН ЗАРАНЕЕ...