Лунный витязь Крэлл

«У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения».

Отрывок из произведения:

У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения. Меж тем общепринято, что никаких лунных витязей Крэллов не бывает, а если и есть кто, то это блазни, обманки, кикиморы, нечисть разная. Вон один такой на Ладушку и позарился, задумал увести малую в самое пекло; и имя ему, злодею, Балака Балакиревич.

Блазни, они ж мастаки перекидываться: и одёжу поменяют, и саму скорлупку с носом да ногтями, которую глазом видно, и потайные скорлупки, что просто так не разглядишь. Первым делом сменил Балака свою хламиду на доспехи, в руке сообразил железяку; в таком виде к Ладе заявившись, провыл своим голосищем: я-а лунный витязь Крэ-элл! Пришёл забрать твою ду... то-есть тебя, ду-ушенька, забрать пришёл. Ну она ему дура дурой, а говорит: никакой ты не лунный и не Крэлл, катись, мол, не то головой по табуретке загремишь.

Популярные книги в жанре Сказка

Нелегко было нашим пращурам ходить по морю в зимнее время, лодки в Нурланне[1] строили никудышные, вот и шли рыбаки . к лопарям на поклон, чтобы купить мешок попутного ветра. В те годы рыбак не доживал до старости, и на погосте хоронить было некого, кроме баб, да ребятишек, да калек убогих.

Однажды вышла на промысел рыбацкая артель из Хьётте[2], что в Хельгеланне[3], и уплыли они до самых Лофотенских островов. Но в ту зиму вся рыба точно куда-то сгинула.

Вот послушайте-ка!

За городом, у самой дороги, стояла дача. Вы, верно, видели ее? Перед ней еще небольшой садик, обнесенный крашеною деревянною решеткой.

Неподалеку от дачи, у самой канавы, росла в мягкой зеленой траве ромашка. Солнечные лучи грели и ласкали ее наравне с роскошными цветами, которые цвели в саду перед дачей, и наша ромашка росла не по дням, а по часам. В одно прекрасное утро она распустилась совсем — желтое, круглое, как солнышко, сердечко ее было окружено сиянием ослепительно белых мелких лучей-лепестков. Ромашку ничуть не заботило, что она такой бедненький, простенький цветочек, которого никто не видит и не замечает в густой траве; нет, она была довольна всем, жадно тянулась к солнцу, любовалась им и слушала, как поет где-то высоко- высоко в небе жаворонок.

Сколько игрушек было в детской! А высоко на шкафу стояла глиняная ко- пилка в виде свиньи. В спине у нее, конечно, была щель, только ее еще расширили ножом, чтобы проходили монеты и покрупнее, и две такие монеты в копилке уже лежали, не считая множества мелких. Копилка была набита битком, так что уж и не брякала даже, а о большем ни одной свинье с деньгами не о чем и мечтать. Стояла она на шкафу и смотрела на все в комнате сверху вниз — она ведь могла купить все это, а такая мысль хоть кому придаст уверенности в себе.

Книгохранилище Ратуши представляло собой огромную круглую залу с высоким, уходящим в темноту, куполообразным потолком. Шкафы с книгами располагались лучами, сходясь боковинами к центру. В образовавшемся круге, на небольшом возвышении, покрытом тёмной бархатной тканью, стояли знаменитые песочные Часы – символ Астрограда.

Военачальник Мандигор подошёл ближе: золотой песок мерно тёк бесконечным ручейком, но равное количество песчинок оставалось в емкостях Часов без изменений: не убывая, и не наполняясь.

…И почему это должно было произойти в маленьком печальном дворике? Не потому ли, что в этот таинственный уголок редко заглядывало солнце, и уже к середине августа на деревьях появлялась жёлтая листва, а асфальт вечно не просыхал от дождевых луж. Редкие прохожие, попадая в этот мрачноватый дворик, зябко передергивали плечами и спешили поскорее удалиться.

Давно нет уже этого дворика, он остался там, в прошлом. Теперь туда от нас уходят наши обиды и радости, несбывшиеся надежды, и ещё то, о чём мы не желаем вспоминать, да ещё наши первые любимые, которых мы почему-то всегда торопимся забыть.

В распахнутое окно весело светило солнышко, только мальчику Мишуте было совсем невесело. Ему было обидно и досадно. И хотя его уже простили и выпустили из скучного угла, но хорошего настроения у него так и не появилось. А во всем виноват был хитрющий Пушок.

Пушок — это Мишутин котенок. Утром, когда Мишута проснулся, ничто не предвещало неприятности. Но потом… Лучше бы этого «потом» не было…

* * *

Пушок притворно дремал на мягкой подушке старого кресла, Мишута на цыпочках подкрадывался к Пушку — он хотел, шутя, напугать его. Но Пушок перехитрил Мишуту! Мишута еще не дошел до кресла, где притворно спал Пушок, а котенок вдруг поднял голову и пытливо уставился на Мишуту — и сразу же угадал, что хочет сделать ему Мишута.

Друзья! Вы, наверное, уже хорошо знакомы с мальчиком Мишутой — да, это тот самый Мишута, который мечтает стать Большим Волшебником, и это именно с ним частенько происходят неприятные истории.

Вот еще одна совсем не простая история.

* * *

На дворе был уже вечер, темнело, все ребята торопливо подбирали свои игрушки и расходились по домам. Мишута тоже отряхнул свою лопатку и самосвал от песка, собираясь пойти домой. Но! В эту самую минуту недалеко от него что-то шумно плюхнулось в лужу, и он сначала не обратил внимания. Ну, мало ли кто мог плюхнуться весенним вечером в большую лужу!

Мишута доедал свой обеденный суп и обдумывал, как ему половчее спрятать котлету для щенка, да так, чтоб этого никто не заметил. Он посмотрел, как Пушок равнодушно обнюхал свои полкотлеты, сладко потянулся, и, видимо, пошел дремать.

— Мишута, ты что, больше не хочешь суп? — спросила его мама. — Тогда бери котлету с макаронами, ешь и беги гулять. На улице так хорошо! Не забудь взять Пушка с собой, ему тоже надо прогуляться.

— Не возьму я его, — надулся Мишута.

Оставить отзыв