Лунная радуга. Чаша бурь

В книгу включены два произведения: роман С. Павлова посвящен проблемам, которые могут встать перед человечеством при исследовании глубин Вселенной; а романе В. Щербакова «Чаша бурь» обсуждаются вопросы, связанные с древними культурами атлантов и этрусков, потомки которых, согласно фантастическому замыслу автора, могут оказаться среди нас.

Отрывок из произведения:

С интересом все мы в детстве читали книги о дальних морских странствиях к таинственным островам и островам сокровищ, созданных фантазией любимых писателей. Но сейчас в нашу жизнь вошло нечто такое, что потеснило обжитые миры, в которых обосновались любимые литературные герои нашего детства и нашей юности. Нет, нас по-прежнему увлекает фантазия Жюля Верна, Стивенсона, Обручева, но вместе с тем все отчетливей и яснее проявляется и становится доминирующим новое направление в жанрах, граничащих, с одной стороны, с мечтой, с другой — с приключениями.

Рекомендуем почитать

Тридцать рассказов, представленных в ежегодной коллекции Гарднера Дозуа, несомненно, порадуют поклонников научной фантастики. Вот уже более трех десятилетий эти антологии собирают лучшие образцы жанра по всему англоязычному миру, и мы в свою очередь рады предложить вниманию читателей произведения как признанных мастеров, так и новые яркие таланты. Встречайте: Стивен Бакстер, Паоло Бачигалупи, Элизабет Бир, Джеймс Камбиас, Алиетт де Бодар, Грег Иган, Чарльз Коулмен Финли, Джеймс Алан Гарднер, Доминик Грин, Дэрил Грегори, Гвинет Джонс, Тед Косматка, Мэри Робинетт Коул, Нэнси Кресс, Джей Лейк, Пол Макоули, Йен Макдональд, Морин Макхью, Сара Монетт, Гарт Никс, Ханну Райаниеми, Роберт Рид, Аластер Рейнольдс, Мэри Розенблюм, Кристин Кэтрин Раш, Джефф Райман, Карл Шредер, Горд Селлар и Майкл Суэнвик.

Большинство представленных здесь произведений удостоились престижных литературных наград, включая знаменитые «Хьюго» и «Небьюла». Премией «Хьюго» были отмечены и заслуги составителя, Гарднера Дозуа, неоднократно признанного лучшим редактором года.

В издание вошли два романа известного советского геолога и географа В. А. Обручева (1863–1956).

«Плутония» воскрешает перед читателем картины природы — растительного и животного мира, существовавшего много миллионов лет назад.

В романе «Земля Санникова» речь идет об острове в Северном Ледовитом Океане, в существование которого верили некоторые исследователи.

Долгожданная коллекция лучших фантастических рассказов 2017 года! Признанные мастера и яркие писатели нового поколения откроют вам новые удивительные миры и помогут по-другому взглянуть на привычную повседневность. Эти яркие, злободневные, увлекательные истории радуют разнообразием жанров: от городского фэнтези и киберпанка до хронооперы и альтернативной истории, от мистики до космооперы, от фантасмагории до постапокалипсиса! И конечно, лучшим подарком станет новый рассказ Сергея Лукьяненко! «Разжечь в людях страсть можно без всякой магии. Но для успеха требуется безумная любовь. Именно она приведет к появлению Абсолютного волшебника…» Любимая всеми сказка, версия… Завулона!

Сборник "Жертвы дракона" продолжает серию "На заре времен", задуманную как своеобразная антология произведений о далеком прошлом человечества.

В четвертый том вошли ставшие отечественной классикой повести С. Покровского "Охотники на мамонтов", "Поселок на озере", А. Линевского "Листы каменной книги", а также не издававшаяся с 20-х годов повесть В. Тана-Богораза "Жертвы дракона", во многом определившая пути развития этого жанра в отечественной литературе.

Содержание:

Сергей Покровский Охотники на мамонтов

Сергей Покровский Поселок на озере

Александр Линевский Листы каменной книги

Владимир Тан-Богораз Жертвы дракона

Иллюстрации к С. Покровскому, А. Линевскому: Т. Быковой и П. Рыбакова

Иллюстрации к повести В. Тана-Богораза: В. Ан

Нил Гейман, Рик Янси, Ник Гарт, Холли Блэк и классик фэнтези-арта Чарльз Весс дарят своим читателям новые образы любимых сюжетов, создавая иные реальности, полные современной магии.

Новая антология — это поистине потрясающая коллекция произведений детективного жанра, главными героями которых стали одни из величайших литературных сыщиков, когда-либо сталкивающихся со сверхъестественным в своем практическом опыте. Томас Карнаки Уильяма Хоупа Ходжсона, Джон Танстоун Мэнли Уэйда Веллмана, Солар Понс Бэзила Коппера — все они противостоят силам Тьмы; все они вторгаются в запретные области человеческой психики, исследуют паранормальные явления, пытаются постичь природу Зла, чтобы освободить мир от всего, что наводит ужас.

Настоящим шедевром антологии стала повесть Кима Ньюмана, написанная специально для этого издания и впервые выходящая на русском языке.

Новая коллекция увлекательных и злободневных историй от лучших представителей жанра. Среди авторов сборника – признанные мастера и представители нового поколения фантастов. Фэнтези, мистика, киберпанк, постапокалипсис и альтернативная история – весь спектр и на любой вкус. Многочисленных поклонников жанра традиционно порадует новый рассказ Сергея Лукьяненко – ироничный и весьма актуальный. Фантастика и жизнь, как всегда, неразрывно связаны.

Новая антология из пятнадцати рассказов, опубликованная Джорджем Р.Р. Мартином и Гарнером Дозуа, знаменует Золотую Эру научной фантастики, эру повествований об инопланетных колонизациях и безрассудной храбрости. До появления мощных телескопов и космических зондов мы могли представлять себе нашу Солнечную систему населенной причудливыми созданиями и древними цивилизациями, не всегда дружелюбными к обитателям Земли. И среди всех планет, окружающих Солнце, только одна окружена аурой романтики, таинственности и приключений – Марс.

Джеймс Кори, Майкл Муркок, Майк Резник, Говард Уолдроп, Йен Макдональд и другие в этой блестящей ретроантологии, которая возвращает нас назад на холодный, лишенный кислорода Марс, планету красных пустынь, разрушенных городов и вымирающих цивилизаций.

Впервые на русском языке!

Другие книги автора Сергей Иванович Павлов

Эта книга о людях будущего. В фантастике такая тема не нова. На то она и фантастика, чтобы предвидеть завтрашнего человека – какие у него мысли, дела, планы. Одни фантасты конструируют человека заново. Иные, и таких большинство, берут нашего современника и переносят его силой воображения в Мир Полдня, если это утопия, или в Мир Ночи, если антиутопия, то есть, словами Блока, в «холод и мрак грядущих дней». Сергей Павлов, как и братья Стругацкие, как и многие другие фантасты, относится к многим. Но среди этих многих, он, как те же Стругацкие, единичен в своем таланте.

Тема романов, повестей и рассказов Сергея Павлова – как меняется человек при встрече с Неведомым, как оно, Неведомое, на человека влияет. В придуманном ли писателем Внеземелье это происходит («Лунная радуга», «Амазония, ярданг Восточный», «Чердак Вселенной», «Неуловимый прайд») или в океанских глубинах («Акванавты»), писатель всегда остро ставит вопрос: останется ли человек человеком, сталкиваясь с чем-то, с человеческой природой не совместимым.

Вторая часть романа «Лунная радуга» – «Мягкие зеркала» посвящена будущему космонавтики, проблемам, которые могут встать перед человечеством при исследовании Внеземелья. Глубокая проработка характеров, напряженный сюжет, убедительные описания техники и быта наших потомков делают повествование увлекательным и достоверным.

Это полная, не журнальная, версия книги.

Файл выложен с ведома автора. Официальное сетевое представительство С.И. Павлова – http://www.moonrainbow.ru

На I, IV стр. обложки и на стр. 2, 39 и 61 рисунки Ю. МАКАРОВА к роману С. ПАВЛОВА «МЯГКИЕ ЗЕРКАЛА».

На II стр. обложки и на стр. 86 и 126 рисунки В. ЛУКЬЯНЦА к повести Ю. НАЗАРОВА «ХАМЕЛЕОНЫ».

На III стр. обложки и на стр. 62 рисунки В. СМИРНОВА к рассказу Г. КУСОЧКИНА «ОБОЗ».

Спасаясь от пены, Фрэнк бросился на четвереньки, юркнул в круглый лаз какого-то коллектора. Труба коллектора не могла быть глухой: в конце ее хотя и слабо, но все же светилось отверстие выхода, и это весьма обнадеживало. Пена шла буквально по пятам, и Фрэнк со всей возможной в его положении резвостью пробирался вперед.

Труба выходила в небольшой овальный, тускло освещенный зал и неожиданно заканчивалась широким раструбом — довольно высоко над полом. Фрэнк высунулся из трубы по пояс. Сделал попытку ухватиться за верхний край раструба. Не удалось. Прыгать вниз головой не хотелось, но другого выхода не было. Фрэнк вытер пот с лица испачканным ржавчиной рукавом, привстал на руках и, рывком подтянув ноги, швырнул себя в воздух.

Сергей Павлов (р. в 1935 г.) — один из признанных мастеров отечествен¬ной фантастики. Писатель, в чьих произведениях мотивы “утопической” и “приключенческой” научной фантастики легко и естественно сплетаются в единое целое. Они — “грагалы”, то есть — “граждане Галактики”. Потомки экзотов — первых землян, мутировавших в результате контакта с инопланетной цивилизацией — и выброшенных с родной планеты в систему Альфы Центавра. Они — вечные “звездные странники”, обладающие способностями, которые обычным людям кажутся то ли чудом, то ли проклятием. Странники, ведущие вечный “крестовый поход” в поисках новых планет. Возможно, им предстоит решить, какой станет судьба человечества в космосе… Вы читали “Лунную радугу” Сергея Павлова? Тогда не пропустите продолжение этой книги — роман “Волшебный локон Ампары”! Содержание: Волшебный локон Ампары Неуловимый прайд Корона Солнца

Сам Сергей Павлов сказал о себе так: «Я космонавт, который не летал». Поэтому неудивительно, что самый известный его роман, «Лунная радуга», посвящен именно освоению Внеземелья, трудностям, опасностям и невероятным открытиям, ожидающим человечество на этом нелегком пути. Глубокая разработка характеров, напряженный сюжет, убедительные описания техники и быта наших потомков делают повествование увлекательным и достоверным.

Самое приятное время поселковых суток – утро. Когда спортивная разминка веселит твое гибкое и легкое здесь, как у ребенка, тело. Когда колючие струи душа смывают остатки смутной тревоги, навеянной за ночь какими-то неосознанными сновидениями. Когда спокойно завтракаешь, наблюдая сквозь прозрачную стену кафе эволюцию слитка солнечного золота на громоздкой вершине Олимпа. Лавина света постепенно сползает на спины хребтов высокогорной Фарсиды…

Не успел я поднести кофейную чашку к губам – в нарукавном кармане зашелся писком инфразонник и голос пилота предупредил:

Павлов Сергей Иванович

АНГЕЛЫ МОРЯ

Тысячи исследователей пользуются аквалангом для

своих работ. На глубинах до шестидесяти метров

становится довольно людно. Надо идти глубже. На

очереди - материковая отмель... А дальше - кто

знает?

Жак-Ив Кусто.

Атлантика. Сто шестьдесят миль от Дакара. Океан спокоен, нежится под африканским солнцем... На палубах "Колхиды" необычное оживление.

В кабельтове от судна на волнах покачивается экранолет "Нигерия" - из Дакара прибыли журналисты. Только что на борт из океанской пучины подняли девятерых глубоководников. Их окружили плотным кольцом: первые гидрокомбисты вызывали к себе жгучий интерес. Магнитофоны, кинокамеры, телестрики. Еще неизвестно, кому из девятерых рыбо-людей удалось достигнуть дна...

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

— Как вы думаете, а котов мы увидим?

Адриенна Мишель Аориана Елизавета Винтон, наследная принцесса Звездного Королевства Мантикоры, казалась значительно моложе своих двадцати одного земного года, выглядывая в окно и задавая вопрос через плечо.

Подполковник Элвин Тудев улыбнулся ее тоске. Интересно, знает ли она, что выдала свое желание? Он подозревал, что знает, и почувствовал себя польщенным, хотя и не без примеси грусти. Никому больше она не позволила бы это услышать, но телохранителей для королевской семьи набирали из королевского гвардейского полка, при поддержке дворцовой охраны, и подполковник возглавлял охрану наследницы с тех пор, как ей исполнилось одиннадцать. Он знал, что она считает его чем-то вроде любимого дядюшки. Тудев дорожил их отношениями, и не только — и даже не в первую очередь — потому, что у него хватило честолюбия подняться на самый верх в избранной им профессии. Принцессу Адриенну легко полюбить, подумал он, и тут же почувствовал, что его улыбка гаснет, потому что это не была единственная причина, по которой она настолько сблизилась с ним. Отчуждение между ней и ее отцом тщательно скрывалось и дворцовыми служащими, и службами новостей Звездного королевства, но Элвин Тудев был в курсе всего, что касалось любого в доме Винтонов.

За свои решительность и благородство бесстрашный галактический искатель приключений Кэртис Ньютон получил легендарное прозвище – капитан Фьючер. Бдительный страж законности капитан Фьючер настигает преступников всех мастей на самых окраинных планетах Галактики, даже в поясе астероидов. Пока капитан Фьючер на страже – земляне могут спать спокойно!

Осваивая новые миры, Человек несет с собой все человеческое – и хорошее, и плохое. Душа человека остается душой Человека. Но всегда ли захочет оставаться Человеком сам Человек? Решение этой, казалось бы, философской дилеммы задаст немало работы Каю Санди и его коллегам.

Патанг мчится под палящим венерианским солнцем в отчаянной попытке выжить.

Спуск в долину при такой жаре - дело нелегкое. Солнце стояло высоко в небе: режущее глаза, слепящее белое сияние, пробивающееся сквозь вечные облака, и достаточно мощное, чтобы вытопить свинец из окружающих гор. Они осторожно брели вниз, с вершин, нагруженные бурильным автоматом. Узенький ручеек металла, вылившегося из автоцистерны, вывозившей олово с гор, блестел на обочине дороги.

За ночь Дом передвинулся основательно: преодолел обширную пустошь, пересек вброд обмелевшую речку, объехал стороной чахлый лесок, побуксовал на глинистом подъеме, пытаясь взять холм «в лоб», и, сберегая ходовую часть, разумно избрал путь в объезд. Под утро он съехал в глубокую балку и здесь замер, задав внешним рецепторам максимальную чувствительность. Так и есть, он верно выбрал место: на глубине пятидесяти метров локаторы нащупали нефтеносный горизонт. Сейчас же в мягкий грунт вгрызся бур и работал на пониженных оборотах не менее часа – Дом не хотел сотрясаться от натуги, беспокоя опекуемого. Ночью человеку нужен глубокий и здоровый сон. Лишь для Дома ночь, как и день, – время радостного служения.

Журнал «Уральский следопыт» 1975 г., № 5, стр. 58-64

Окончание третьего и два завершающих романа цикла «Империя тысячи солнц».

История по космическому миру будущего, где люди делят власть над космосом с загадочной расой мельранцев.

1. Я для тебя одной воскресну

История полумельранца-получеловека.

Он – наполовину инопланетянин. Она – человек с уникальными способностями. Он никогда не имел семьи, избегая близких отношений. Она имела все: семью, детей, внуков. И теперь избегает близких отношений, потому что пережила всех, кого любила. Он умирал. А она его воскресила. И теперь им предстоит рискованное задание в инопланетной колонии. Смогут ли они распутать череду преступлений и не запутаться в собственных отношениях?

2. Мельранский мезальянс

История старшего наследника влиятельной семьи мельранцев – Саркатта: Рейгарда Саркатта.

Елисса – индиго, прожившая не один десяток лет, одинокая и самодостаточная. Единственная, кем она дорожит – это давняя подруга Мелинда, тоже индиго. Но Мелинда влюбляется в красавца-инопланетянина, беременеет от него, хотя это и считается невозможным, и теперь ей грозит смерть. Брат любовника Мелинды – Рейгард – предлагает Елиссе сделку. Смогут ли они найти общий язык, понять друг друга и сохранить взаимопонимание в обществе высокомерной аристократии с Мельрании, для которой любые отношения с землянкой – ужасный мезальянс.

3. Мельранский резонанс

История сына Рейгарда Саркатта.

Милана легла на операцию, а очнулась в далеком будущем, на планете Мельрана. Эксперименты здешних ученых сделали из нее индиго, а оживил ее… один из очень богатых и влиятельных местных жителей. Милана оказывается втянута в невероятные приключения. Один родовитый мельранец хочет сделать ее инкубатором для своих детей. Другой – своей женщиной, а кое-кто – спасительным кругом. А еще… еще Эймердина Саркатта, знатная и высокородная мельранка, выступит в роли амазонки…

Плюс два рассказа по миру.

Королева для мельранца – предыстория встречи Рейгарда Саркатта и его возлюбленной.

Мельранский экстрим – нечто вроде Эпилога к истории Рейгарда Саркатта и его возлюбленной.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Социально-политическое содержание произведений Стругацких заслуживает рассмотрения, во-первых, потому, что оно, во всяком случае, в зрелом своем периоде, противостоит ортодоксии «другой стороны» времен «холодной войны». К несчастью, и на Западе, и в СССР идеологические споры затмили эстетические нюансы произведений Стругацких. Данное исследование попытается восстановить равновесие, рассматривая политические и эстетические аспекты в их соотнесенности друг с другом. Стругацкие заслужили мировое признание, и их карьера достойна объективного анализа.

Не было ни малейших сомнений. Зелёная одежда? Есть. Цилиндр? Имеется. Рыжая борода? В наличии. Курит трубку? Точно.

Всё сходится. Это лепрекон.

Арнольд не мог поверить, что фортуна вновь повернулась к нему лицом. В последнее время дела его шли неважно. Поговаривали, что владелец Бургер Кинга мистер Лоусон, всегда недолюбливавший Арнольда, собирается его сократить.  Салли порвала с ним, дав понять, что устала вечно сидеть на мели и попытается двигаться другим курсом.

С Дарьей мне довелось познакомиться, когда я еще только начинал пробовать свои силы в областной газете. Мшанский район — лес да болота; в реках и речушках вода, как густо заваренный чай. Дороги скверные: не только весной и осенью трудно проехать в Болотский сельсовет, но и в начале зимы, когда только ударят морозы и выпадает первый снег. И все же в этом районе мне приходилось бывать: работал я собкором.

Мне поручили написать очерк о свинарке. За дело я взялся горячо. С тридцатью рублями и с новым блокнотом, в котором я записал: «Мшанск, Болотский сельсовет, Т. Козырева», я пустился в дорогу. Более пяти часов ехал поездом, потом добирался на попутной машине и прибыл в Мшанск только на следующий день к обеду. До Болотска было еще километров двенадцать. В чайной, где я наскоро съел тарелку щей, буфетчица сказала, что недавно чаевничал здесь старик из тех краев; он приехал в район за гвоздями. Я обрадовался: можно было воспользоваться оказией.

Лесорубом звали озорного Ваську — приблудного сына доярки Насти Федуловой. Васька так привык к кличке, что забыл свое имя, а фамилии и вовсе не знал, пока не пошел в школу. Когда он впервые сел за парту и учительница Серафима Ивановна вызвала: «Федулов», Васька не ответил. Он только повертел стриженой головой и громко хихикнул. Серафима Ивановна строго посмотрела на Ваську, постучала карандашом и повторила:

— Василий Федулов здесь?

Васька съежился и царапнул ногтем парту.