Лучше бы фасоль

Френсис Локридж

Лучше бы фасоль

Перевел с англ. В. Вебер

Ронни Бид уже двое суток был в бегах. Жители графств Патнам и Уэстчестер запирали двери, боясь вооруженного пистолетом убийцы, который сбежал из закрытой лечебницы для душевнобольных и уже угробил двоих человек. Разъездного торговца, согласившегося его подвезти, и шестнадцатилетнюю девушку, сидевшую с младенцем в доме, куда он вломился в поисках одежды и еды.

Насчет первого убийства полиция не сомневалась: в машине, брошенной Бидом, когда кончился бензин, нашли отпечатки его пальцев. Со вторым убийством такой уверенности не было, однако в его бессмысленности и немотивированности весьма отчетливо прослеживался почерк Ронни.

Другие книги автора Френсис Локридж

Из закрытой психиатрической больницы бежал патологический убийца. Он уже убил двоих. Опасность грозит всем жителям округа.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

И. Шеленшмидт

У камина

Понедельник, десять утра. У камина на загородной вилле сидит человек в халате и с аппетитом ест. Время от времени он подливает себе вина.

В тот момент, когда он протягивает руку к пластинке, что бы положить ее на проигрыватель, в комнату входит незнакомый мужчина.

- Извините, но двери были открыты, - говорит он, кланяясь. - Я представитель фирмы "Братья Смит". Рад с вами познакомиться. Вы директор Грей?

Воронков Дмитрий

РОЛЬ

Плоская крыша завода была длинною почти километр. Внизу некогда находился цех холодного проката - стальной лист должен был пройти этот путь без поворотов сквозь валки, постепенно приобретая нужную толщину. По крыше запросто можно было ездить на мотороллере. План Левко был прост и остроумен. Завод занимал площадь в несколько гектаров, был обстроен гаражами и складами, огорожен бетонным забором. На то, чтобы обойти или объехать сооружение, требовалось не меньше получаса, и то, если ориентируешься в местной индустриальной географии. А по крыше на велосипеде Левко преодолевал это расстояние менее чем за минуту, спускался вниз по пожарной лестнице и спокойно уходил от возможного преследования. Весна едва разгулялась, к ночи подморозило, но ветра, к счастью, не было. Левко похвалил себя за то, что надел шерстяной спортивный костюм и куртку на меху. Из кожаного рюкзака он достал мягкое верблюжье одеяло и белоснежную фланелевую тряпицу. Прежде чем расстелить одеяло, Левко тщательно вымел рубероид подвернувшейся раздерганной метлой. Щелкнув замками кейса, он оглядел детали боевого арбалета в бархатных углублениях. Неспешно, с любовью собрал оружие, щелкнул карабинами ремня. Настелив тряпицу на бортике крыши, лег, взглянул в окуляр оптического прицела. Вход в ночной клуб "Вертеп" был ярко освещен. Разухабистая громкая музыка раздражала, мигающие огоньки балаганной иллюминации отвлекали от дела. Еще его нервировали снующие у входа левые, неинтересные для Левко люди, коммерсанты с бандитским рожами, проститутки, дамы полусвета, а более иных, быки-охранники с мощными затылками и выпученными стеклянными глазами. Мерс Червонца стоял метрах в двадцати от входа, опершись на его крышу, курил распухший от своей значимости бык. Впрочем, злость мешала работе, и Левко, презрительно поморщившись, взял себя в руки, решив думать о прекрасном. Он, бесшумно вращая никелированную ручку, натянул тетиву, послюнявив палец, поднял его вверх, чтобы определить поправку на ветер, тщательно выбрал стрелу. Хрустальные флаконы с разноцветными ядами покоились в отдельном футляре. Левко выбрал желтый, извлек притертую пробку и обмакнул наконечник стрелы в маслянистую жидкость. Капля яда упала на рубероид, расплылась, вычерняя асфальтовую поверхность. Вложив стрелу в желоб, Левко отложил оружие и взглянул на часы. Они показывали без четверти полночь - до закрытия метро время было. Он смежил веки, помассировал глазные яблоки и принялся ждать.

Игорь ЗАСЕДА

1

"...В начале пятого утра во вторник 22 июля 1980 года вместе с первыми лучами солнца, позолотившими неповторимые купола кремлевских храмов, Бен воскликнул: "Вперед, мальчики!" Двадцать девять израильских коммандос, тайно прибывших в Советский Союз под видом туристов из Парижа, в короткой отчаянной схватке овладели корпусом "В" в олимпийской деревне и захватили семьсот заложников.

Бен решительно отверг помощь и, даже не покривившись, одним движением оторвал фалангу указательного пальца на левой руке, почти откушенную в рукопашной русским чекистом с монголоидным лицом (его труп все еще перекрывал лестницу, ведущую наверх), и быстро перевязал рану. "А теперь, мальчики, устроим им варфоломеевскую ночь, если они будут несговорчивы!"

Яна Вишневская

Как белка

Я вдыхаю так глубоко, что чувствую холод на дне легких. Я набираю воздух, чтобы описать Белку, вспомнить все про Белку, думать только о ней.

Это Олег называет ее Белкой, он говорит, что она похожа на худую черную белку. Но мне не помогает его народная этиология. В действительности ее зовут Марлена - в честь месяца Марта и реки Лены, и когда она смотрит на меня, время и пространство слипаются в горячий влажный комок, срастаются спинами, как сиамские близнецы.

Яна Вишневская

Кристофер Марло, частный детектив

Я - Кристофер Марло. Я тот человек, которого убили сегодня ночью в мотеле "Приют влюбленных".

Мне было 19, когда я поступил в Миддлбери-колледж в Новой Англии для изучения славистики. Я писал работу по драматургии Пушкина и подавал прочие надежды, а именно запоминал страницу текста любой сложности после одного прочтения, определял намерения мыши, скребущейся в темноте подвала, и умел разгадывать сны. Студенческая труппа с удовольствием поставила мою пьесу, смонтированную из нескольких шекспировских, - английские стихи не входят в учебный план студентов-славистов.

НИКОЛАЙ ЖУРАВЛЕВ

ЖИВУТ ТРИ ДРУГА

В декабре 1928 года из Болшевской трудкоммуны ОГПУ в Кемь, что на берегу Белого моря, прибыла комиссия с "особым" заданием. Ей предстояло забрать из "Соловков" сотню заключенных. Среди воров всех мастей, от "медвежатников" до "скокарей", Соловки пользовались широкой известностью. Полное название этого учреждения, расположенного на острове, в бывшем монастыре, было УСЛОН - Управление Соловецких лагерей особого назначения. Отправляли сюда только рецидивистов - закоренелых, с большим сроком. Бежать из Соловков было невозможно: вокруг море, самый ближний берег - в Кеми, за шестьдесят километров.

В московском парламентском центре скоропостижно умирает помощник депутата... В Петербурге таинственно исчезает специалист по портретному гриму... Отравлен репортер телевидения... Искалечен известный политпсихолог... За этими преступлениями встает загадочная школа телохранителей, в которой тренируются двойники ближайшего окружения крупных политических деятелей. Подготовке заговора пытаются помешать петербургские тележурналисты. И все эти тревожные события разворачиваются на фоне реальных парламентских и президентских выборов...

Вдова крупного бизнесмена начинает обычный процесс о наследовании акций своего недавно умершего от сердечного приступа мужа. Череда загадочных убийств и более чем подозрительных несчастных случаев, происходящих с совершенно разными, не имеющими ничего общего людьми, повергает в шок московскую милицию. Магнаты алкогольного бизнеса, связанные партнерством в колоссальной финансовой афере, втайне постоянно пытаются подставить и обмануть друг друга. Так начинается одно из самых странных дел 'господина адвоката'. Дело, которое сначала кажется рутинным, но постепенно начинает раскручиваться как мощная пружина– и раскручивается во все более и более неожиданную сторону...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

РИЧАРД ЛОКРИДЖ

ПРЕДАН ДО САМОЙ СМЕРТИ

1

Здорово было вернуться в этот тесный, многолюдный, гудящий, как улей, город. Здорово было поглядывать вниз, когда самолет шел на снижение над международным аэропортом Кеннеди. После двух недель в Лос-Анжелесе приятно было почувствовать себя отъединенным от его бессмысленного простора - после двух недель нескончаемой болтовни в чужих конторах, а если быть точным нескончаемых препирательств в суде. Препирательства, отметил он про себя, звучит непрофессионально, зато верно.

Локтионов Иван Ильич

Волжская флотилия в Великой Отечественной войне

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: В обороне Сталинграда, в достижении выдающейся победы на Волге в годы Великой Отечественной войны значительную роль сыграла Волжская военная флотилия. Капитан 1 ранга запаса профессор доктор исторических наук Локтионов И. И. в своем военно-историческом очерке обстоятельно исследует боевые действия флотилии, рассказывает о стойкости, героизме и боевом мастерстве экипажей кораблей, принимавших участие в защите Сталинграда и Волжской водной коммуникации. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Илиан Лолов

На работе

Начальник составлял очень важный документ.

- Куда девался Папанчев? - обратился он к сотрудникам. - Он мне очень нужен.

- Его с утра нет, - заметила Чучкова.

- Посмотрите под письменным столом.

- Да, он здесь, - ответила Чучкова. - Спит. Пьяный, как свинья. Лежит между бутылками.

- Глупости! - промямлил Папанчев. - Совсем я не пьяный, просто искал под столом скрепку и незаметно заснул. А бутылки я сдал еще вчера.

Никита Ломанович

Откройте ваши уши

...Да-а, грустно. Грустно бывает после хорошего джазового концерта! Это заметно не сразу, потому что сидевшие поднимаются с пола и кресел рядом с теми, кто весь концерт простоял, все улыбаются или хотят улыбнуться, с шорохом сыплются к краям зала последние аплодисменты и наступает коротенькая тишина, когда дышится очень легко и каждому слышна музыка, хотя на сцене уже ничего, кроме стульев, нет. Но слушать то, чего нет, непросто и, кажется, даже вредно, поэтому люди спешат откашляться, хлопают сиденьями, их голоса заполняют зал - и... На головы давит вдруг мертво отяжелевший потолок, липнет к спине и плечам потная одежда, хочется чесаться, дышать, обойти с помощью бинокля очередь в гардероб... И словно изжога, сменяющая съеденный с аппетитом обед, являются суета, предчувствие долгого ожидания автобуса, давки, плохого короткого сна...