Луч тьмы над седьмой частью света

Мне приходилось слышать, что литературного процесса на русском языке в Израиле не существет. Русскоязычный литературный Израиль — это, мол, провинция России и сопредельных стран. Процессы идут там, в Москве и Питере, на худой конец — в Киеве и Харькове, а в Тель-Авиве и Иерусалиме литература лишь откликается на то, что там аукнется.

Спорить не стану. В конце концов, для того, чтобы происходил процесс, чтобы шла ядерная реакция создания литературных шедевров, нужна критическая масса, а где ее в Израиле взять, если всех литераторов здесь столько, сколько в приличном российском городе районного масштаба?

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

О русских забыли в Америке!!!

Но однажды писателю-неудачнику Рэю Томпсону предлагают потрудиться на благо новой России. Рэю нужно написать книгу и стать одним из главных пиарщиков нового проекта.

Это проект по возрождению имиджа России в Америке.

Это проект «Русская мафия»…

Крупнейшая транспланетарная корпорация хочет перевести на интересы нескольких лиц, входящих в ее руководство, энергию всего космоса. Мало того, дельцы затеяли «перемешивание» физических реальностей. В рамках такой «вселенизации» окончательно погибнут самобытные культуры всех человечеств. Галактические боги недовольны! Один из богов подговаривает жителя бывшей Земли Лагина разоблачить богопротивные планы корпорации. Лагин соглашается...

Елена Сенявская (р. 1967 г.) — историк, поэт, писатель-фантаст, драматург. Автор поэтического сборника "Круговорот" (М., 1996 г.) и книги лирической фантастики "У Вечной реки" (М., 1996 г.). Цикл новелл "Гроза на краю Вечности" продолжает традицию этого редкого жанра, соединяя черты жесткой "военной" прозы и тонкого психологизма, глубокой, щемящей лирики. Неразрывна наша связь с прошлым, тени его живут в душе, подчас более реальные, чем мы сами. И путешествие во времени — это прежде всего открытие себя…

Кошкам с собаками невозможно договориться — у них нет ничего общего и они говорят на диаметрально противоположных языках!

Так ли это? Возможно ли объединить лучшие их способности?

Ведь есть геномодификанты, мутации. Есть Аста Ксона — то ли болезнь, то ли проклятие, то ли защитный механизм помогающий выжить…

Вурдалачка

Нежить чаще других человеческое принимает обличье: ищет чувства согревающего. Живым, однако, такое общение не всегда на пользу.

Среди московских йогов давно поговаривали, что меж ними завелся упырь. Так, лаборантка Валя, встретив в коридоре свою подругу Зину (обе были йогинями и за здоровьем друг друга следили пристально), даже ахнула и руками всплеснула.

— Зина! Да что же ты, мать, прямо сохнешь! — воскликнула.

Благодаря аргусам люди вышли в глубокий космос, смогли расселиться по всей Вселенной. Именно аргусы умели находить червоточины и показывать их людям. Это было очень полезно и выгодно людям, но что же нужно самим аргусам?

Настоящий рассказ относится к нынешнему веку, а именно, к 1868 году.

Некто Порошин, молодой человек лет двадцати пяти, шести, черноволосый, сухощавый, бледный и красивый, незадолго до времени, которого касается этот рассказ, кончил курс в московском университете, где избег тогдашних волнений молодежи, вследствие особого склада своей природы. Все его помыслы, стремления и привязанности вращались в особом, заколдованном кругу, который можно бы назвать "идеальным", в обширном значении этого слова. Он читал философов, деистов, но рядом с ними и натуралистов, – последних – для сравнения с первыми.

Горы на противоположном берегу были покрыты лесом. Зубчатый силуэт его смутно различался на фоне ночного неба, но порывы ветра приносили едва уловимый запах хвои и ночную свежесть озера. А когда ветер стихал, пахло соломой и куриным пометом.

Этот запах птичника был всегда неприятен Тэду. Тэд сидел на стволе дерева около кучи срубленных сучьев. Собственно, в эту летнюю пору он не очень нуждался в топливе — просто молния разбила один из старых кленов и Тэд нашел себе еще одно занятие, по своей нелепости не хуже прочих.

Оставить отзыв