Loki, или Что делать, если "Чо деется!"

Н.Басов

"LOKI", ИЛИ ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ "ЧО ДЕЕТСЯ!"?

Статья любезно предоставлена автором

Знаете, ребята, накипело, причем, изрядно. Кажется, вот-вот, сколько-нибудь вменяемые люди прежде всего из "того", интернетовского лагеря начнут нас за людей считать, как-либо сами переломят ситуацию, и хотя идеально она быстро не станет, все-таки можно будет как-нибудь защищаться. Но нет, появляется некий... loki с приятелями, к которым относится, например, еще и некто alaraf, и снова впереди - туман, тоска, потерянное время и силы.

Другие книги автора Николай Владленович Басов

Новый роман автора сериала о Лотаре Желтоголовом написан в жанре «твердой» научной фантастики. Представьте себе обычный среднерусский городок, советский райцентр из 1967 года, непостижимым образом неведомыми экспериментаторами перенесенный неведомо куда… даже не на другую планету, а на внутреннюю поверхность огромного искусственного образования — сферы Дайсона, — где могут сосуществовать миллионы миров…

Нелегкие испытания с первых же дней выдаются на долю жителей города. Тяготы войны за существование против враждебного и совершенно чуждого окружения усугубляются вялым и бестолковым руководством райцентра; так что вся тяжесть борьбы и поиск правильных решений ложатся на плечи отдельных личностей, вчерашних мальчишек. Найти свое место в этом странном мире, а заодно и разобраться с внутренними проблемами — единственный путь к выживанию…

В книгу входят два первых произведения из цикла «Мир Вечного Полдня»:

Проблема выживания (роман), стр. 5-194

Место отсчета (роман), стр. 195-409

Нелегка доля наёмника… Молодой «солдат удачи» Лотар, оказался в пустыне почти без надежды на выживание, после того, как разбойники разграбили караван. Он слишком хотел пить и вошел под пальмы оазиса Беклем к единственному источнику воды на многие лиги вокруг. Простое человеческое желание решит его дальнейшую судьбу.

Обычный русский городок, райцентр средней полосы, перенесен неведомыми силами со всем своим населением из привычной реальности в другой, чуждый мир – на внутреннюю поверхность Сферы Дайсона, огромного искусственного образования, где сосуществуют миллионы непохожих друг на друга цивилизаций…

С первых же дней жителям городка приходится сражаться против враждебного окружения, чтобы выжить и найти свое место в этом странном мире.

Маги Империи успевают нанести удар раньше… Трол становится жертвой изматывающего заклинания, построенного на крови его отца. Воину Провидения и его соратникам предстоит отправиться на высокогорья Новолунгмии — родину Трола и освободить отца, захваченного агентами Империи.

Первые сражения с хозяевами Полдневья люди выиграли. Чужаки, неведомыми путями попавшие на поверхность Сферы Дайсона, за несколько лет они обжились и даже обрели союзников. Но война не окончена. Новый мир не покорен. Полуразумные орды его обитателей поднимаются, чтобы уничтожить саму память о пребывании человечества на негостеприимной земле. Начинается новая война.

Непобедимый Охотник на демонов достойно ушел из жизни и дело его живёт. Однако не все точки расставлены. Сухмету удалось заглянуть в Неведомое и узнать, что душа Лотара нуждается в помощи. Белому Ордену предстоит проникнуть в логово Хифероа, который теперь возглавляет недобитых демонов, чтобы освободить сущность Учителя для последующих перерождений.

Далекое будущее…

Несмотря на колоссальный рывок в технологическом развитии, человечество все еще приковано к Солнечной системе. Даже овладение антигравитацией не дало людям ключа к Галактике. Ученые и инженеры вынуждены искать альтернативные варианты. Один из них – проникновение в иные пространственные измерения. Для этого была создана специальная машина параскаф. Но машина ничто без экипажа, а управлять параскафом может далеко не каждый. Выбор создателей межпространственного аппарата пал на испытателей антигравов, людей, обладающих особым умением входить в пси-резонанс с сознанием друг друга. Отныне они – иномерники. И только от них зависит, быть ли человеку властелином миров…

В этой оригинальной книге известный писатель-фантаст щедро делится писательским опытом, раскрывает секреты своего мастерства, демонстрируя завидную эрудицию и присущий ему юмор. Углубляясь в книгу, читатель утверждается в мысли, что любой вид творчества исцеляет жизнь человека, помогая противостоять жизненным неудачам, являясь безотказным средством борьбы со стрессами и депрессией.

Книга незаменима для тех, кто мечтает оставить свой след в литературе, а также для всех, кто хочет заставить трудиться ум и душу, стремится изменить свою жизнь и даже, возможно, заработать денег.

Для широкого круга читателей.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Львов Аркадий Львович

СЕДЬМОЙ ЭТАЖ

Он слыл трудным мальчиком. Он слыл трудным лет с шести, когда папа и мама впервые заговорили с ним о школе. Это было в марте. Они сказали ему, что вот пролетят весна и пето - и в сентябре он пойдет в школу. Папа вспомнил свой первый школьный сентябрь - каштаны были еще зеленые, как в мае; мама ничего не вспоминала, мама только вздохнула и сказала, что время не стоит на месте. А он вдруг рассмеялся и заявил, что в школу не пойдет. Мама сделала большие глаза, а папа очень спокойно спросил у него:

Синякин Сергей Николаевич

Трансгалактический экспресс

Фантастическая повесть

Писателя надо любить! Когда любишь, многое прощаешь.

Анатолий Растер

Коротко хочу рассказать для чего написано все, что вы сейчас прочтете.

Фантастика давно числится в дефиците.

Выстояв очередь в библиотеке, выпросив на день у знакомого, читатель получает книгу с заманчивым грифом - "НФ" и, придя домой, погружается в странный мир, мир всемогущества и небывалых возможностей, мир борьбы идей и миров, где гигантские космолеты бороздят звездные пространства, где устанавливаются контакты с неземными цивилизациями, небывало преобразовывается Земля, меняются люди, сталкиваются различные идеологии, изучается будущая машинная психология, познается мир. Фантастика показывает, обещает, прогнозирует, предупреждает, популяризирует, обличает, смеется.

Т. СТАРДЖОН

МЕДЛЕННАЯ СКУЛЬПТУРА

Перевод с англ. И. Невструева

Встретив его, она не знала, кто он, да, впрочем, и немногие знали это. Он бродил по высоко расположенному саду вокруг груши, и земля пахла поздним летом и ветром.

Он поднял взгляд на стройную девушку лет двадцати пяти, на ее смелое лицо, глаза и волосы одного цвета, что необычайно пленяло, потому что волосы были золотисто-рыжими. А она посмотрела на загорелого мужчину лет сорока, на лепестковый электроскоп в его руке, и почувствовала себя нежеланным гостем.

В фантастическом очерке, скорее рассказе Юрия Марка описывается новый город Беломорск, построенный на Кольском полуострове. Этот город вырос возле крупнейшего в стране горно-обогатительного комбината перерабатывающего кольские апатито-нефелиновые руды.

Рассказ из журнала "Очевидное и невероятное"2009 06

Море бушевало всю ночь. Медлительные валы один за другим выплывали из темноты. Они вставали перед нами крутой стеной, и нависшие гребни их заглядывали в шлюпку, как будто хотели пересчитать нас — свою будущую добычу.

Нас было шестеро в шлюпке: кочегар Вилькинс, Джо, три матроса — швед, итальянец, негр и я шестой с ними. Мы гребли все время, точнее — они гребли, а я сидел на корме и, качаясь, как маятник, зачерпывал воду и выливал за борт, черпал и выливал, черпал и выливал.

Сборник научно-фантастических повестей и рассказов. В приложении несколько литературоведческих статей. Издание осуществлено за счет средств Фонда молодежных инициатив «Молодежный центр» Калининграда.

Отрывок из романа «Дороги вглубь» под названием «Покорители земных недр» / Предисл. ред.; Рис. Н.Фридмана. // «Знание — сила», 1948, № 10, с. 23–26

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

О.Басов

НА КРЮЧКЕ - РЕЛИКТОВАЯ РЫБА

Жарко. Южное солнце жжет без пощады. Все живое стремится спрятаться в тень. В рощицах туранги укрылись табунчики коней, стада коров... Отара овец сбилась в плотный массив и замерла на песчаной косе у водопоя...

Люди ищут спасения в густой тени прибрежных карагачей, где постоянно тянет легкий ветерок. Даже самые азартные рыболовы притихли. Кто дремлет, набираясь сил для вечерне-ночного лова, кто у заглохшего костра степенно потягивает терпкий и ароматный кок-чай. Тишина объяла окрестности, и даже незаметен стал звон неисчислимой рати невидимок-кузнечиков.

Рик Басс

Пожары

Бывают годы, когда жара наступает в апреле. Ветрено в апреле всегда, но в удачный год бывает и тепло. Дождей, как правило, нет, и на полях стоит сушь; ветер дует с юга. Люди в долине выносят рассаду из дома наружу, обычно в старый амбар, приспособленный под теплицу. Самый лучший урожай здесь, в предгорье, дают корнеплоды. Почва тучная от бессчетных пожаров, и картошка в долине родится сахарная. Морковь так и прет из темной земли, тугая и налитая, словно красное солнышко. Лук я люблю класть во все, что бы ни стряпал. Хорошо растет и клубника, если аккуратно поливать.

Игорь Басыров

Сказка о нездешнем городе

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

"В одном труднодоступном, нездешнем городе жили-были люди..."

Написав эту фразу, я подумал: а стоило ли ее писать? Ведь читателю может показаться, будто я сочиняю сказку. И, с одной стороны, он будет прав, потому что того, о чем я рассказываю, никогда не было. А с другой стороны, кто знает... В конце концов такова, наверно, природа любой сказки. Ведь если Конька-Горбунка никогда не было в реальности, то это совсем не значит, что его не было вообще...

Жорж Батай

Из Внутреннего опыта

Гегель

Знать значит: привести к известному, схватить нечто неизвестное как тождественное чему-то известному. Что предполагает либо твердую почву, на которой все покоится (Декарт), либо кругообразность знания (Гегель). В первом случае, случись, если почва ускользнет из под ног...; во втором, даже уверившись в том, что круг крепко-накрепко замкнут, замечаешь недостаточный характер знания. Бесконечная цепь известного будет для познания лишь самозавершенностью. Удовлетворение достигается тем, что существовавший проект знания дошел до своих целей, исполнился, что нечего более открывать (по крайней мере, важного). Но эта кругообразная мысль диалектична. В ней заключено решающее противоречие (которое касается всего круга): абсолютное, кругообразное знание есть окончательное незнание. В самом деле, предположив, что я достиг его, я узнаю, что теперь не узнаю больше того, чем знаю.